Вы здесь

Стоят в почетном карауле обелиски…

Версия для печати

Посвящается Н.С.

Национальные традиции в монументальном искусстве Беларуси в 20—30-е годы ХХ столетия

…И памятник как будто ожил,
Как бы прощения просил,
Что чью-то скорбь он
Потревожил
И чей-то образ воскресил…

Л. Татьяничева

 

…Не могу забыть прошлогоднюю фотовыставку “Першая сусветная вайна на Беларусi”. По сути, это — пронзительное воспоминание о мировой бойне, унесшей миллионы человеческих жизней. Натурные фотографии нашего современника В. Богданова воспроизводят отдельные сохранившиеся фрагменты былых фортификационных сооружений, исторических зданий, причастных к тем военным событиям. И, конечно же, мемориальных сооружений, возведенных на братских могилах, которые в большинстве своем еще мало изучены белорусскими исследователями по разным, но главным образом идеологическим причинам [1].
 Целый пласт культуры западных районов Беларуси как бы выпал из нашей истории. Его самобытность определяет то, что в создании многих произведений архитектуры и монументального искусства активно участвовали представители творческой интеллигенции Германии, Польши, получившие специальное образование в высших художественных учебных заведениях России (некоторые из них – выходцы из Беларуси). В итоге художественно-стилистическая трактовка памятников воинской славы, посвященных событиям Первой мировой войны, соответствовала тенденциям, имевшим место во многих странах Западной Европы: модерн, посткубизм, импрессионизм, ар-деко и др.

 

Тем не менее произведения монументального искусства, представленные на выставке, свидетельствуют, что многие объемно-пространственные композиции имеют традиционную связь и преемственность с белорусским национальным народным зодчеством, развивают их, привнося одновременно много нового, оригинального. Так, при строительстве чаще всего использовали местный строительный материал — камень-валун, применение которого для подобных мемориальных сооружений было отмечено в Беларуси еще в Х–ХII вв.
Сегодня физическое состояние многих памятников ужасно. И это должно только стимулировать изучение уникальных произведений и духовного сокровища и белорусского народа, и европейской художественной культуры в целом…

Памятник в д. Десятники (Воложинский р-н, 1920-е гг.) представляет собой высокую восьмигранную архитектурно-пространственную композицию, завершенную скульптурой. Благодаря высокому цоколю-пьедесталу основной вертикальный объем, зрительно приближенный к цилиндру, прекрасно воспринимается на фоне неба, четко прочитывается силуэтный абрис. Он равномерно обозревается со всех сторон. Однако наиболее выигрышно смотрится с кульминационных точек, расположенных вдоль продольно-осевой линии, со стороны главной аллеи. Особо отличает это произведение удачно найденная взаимосвязь его с открытым пространством и человеком, удивительная гармония памятника и природной среды.

В основу объемно-пространственной композиции памятника положен традиционный принцип, характерный для белорусского народного зодчества, используемый при возведении небольших каплиц. Однако данное произведение венчает не христианский символ – крест, а скульптура орла. В этом заложен глубокий смысл, ибо среди захороненных были воины различных религиозных конфессий.

Скульптура выполнена в стиле модерн, что соответствовало духу времени. Она вступает в органическое единство с архитектурой, обогащая силуэтный рисунок, визуально усиливая пространственные границы памятника. Скульптура “очищена” от второстепенных деталей, тем самым достигнуты необходимая грань экспрессии, ощущение напряжения и динамики. Создается впечатление, что крылья могучей птицы готовы в любую минуту поднять ее и бросить на врага, защищая вечный покой павших воинов.

Памятник сделан из местного строительного материала – тесаного камня-валуна, который придал мемориальному сооружению пластическое и колористическое многообразие, особую национальную окраску [2]. Местные мастера-каменотесы привнесли во внешний облик сооружения черты народного искусства. При подборе камней серьезное внимание они уделили фактурному многообразию и цветовой гамме. Так, каждая из восьми плоскостей основного объема была выложена из камней по принципу устройства мозаичного панно. Равновеликий крест, который легко прочитывается и ассоциируется с Георгиевским крестом – символом воинской доблести и славы дореволюционной русской армии, выполнен из более насыщенных по цвету и более рельефных по фактуре камней. Интересна подборка камней, декорирующих антаблемент дентикулами. Лопатки пилястр, придающие основному объему ритмический строй, сделаны из камней более темных по цвету, что во многом усиливает стройность памятника. По-своему оригинально трактуются капители пилястр — крайне стилизовано и очень условно. В целом памятник способствует созданию атмосферы торжественного молчания и скорби.

Идейно-философский замысел мемориального сооружения, именуемого в народе “Тры крыжы” (1938 г.) и расположенного вблизи д. Старые Войковичи (Барановичский р-н), заимствован из новозаветного сюжета и связан с трагическими событиями на Голгофе. Это произведение несет в себе мощный эмоциональный заряд, задаваемый новым прочтением Священного Писания. А соприкосновение с исторической конкретикой позволило неизвестному художнику донести до зрителя душевное беспокойство, драматургию трагичного времени.

В европейском монументальном искусстве художественно-смысловая тема с использованием трех крестов не нова. Например, в Польше в г. Казимеж-Дольны на горе Крестовой установлена подобная композиция, которая вот уже три столетия напоминает о жертвах страшной эпидемии холеры. Известны “Три креста” Антония Вивульского на горе Крестовый грот в Вильнюсе (1916 г.). Они масштабны, монументальны, прекрасно завершают силуэт горы, великолепно просматриваются и воспринимаются со многих точек города. А вот мемориальное сооружение вблизи д. Старые Войковичи камерно, “живописно”, более выигрышно за счет динамики объемно-пространственной композиции, которая заполняет пространство вокруг памятника клокочущими архитектурными формами. Здесь легко обнаруживается экспрессионизм, который в те годы охватил Францию, Германию и Италию, постепенно распространяясь и на другие страны.

“Тры крыжы” имеют признаки иофановской композиции советского павильона на международной выставке в Париже (1937 г.) — пример ярко выраженного стиля ар-деко, давший мощный импульс для подражания [3].
Правда, автор памятника “Тры крыжы” лишь отчасти воспользовался композиционной идеей Б. Иофана при решении стилобата. В целом же художественная трактовка памятника имеет неповторимое образное решение, достигнутое за счет ритмического строя вертикально вытянутых вверх трех пилонов – крестов. Подобно трем мощным лучам, они устремлены ввысь, придавая всей композиции выразительную экспрессию. При этом вертикали крестов по мере изменения точек зрительского восприятия образуют постоянно меняющиеся, но всегда законченные пространственные композиции, хотя имеется и главная фронтальная точка восприятия.
Центральный элемент стилобата — скульптура восседающего орла. Она исполнена в традициях посткубизма – строга и лаконична, а также в “мюнхенском” духе, импрессионистски выражая настрой, помогая полнее осмыслить сложную гамму чувств и мыслей, возникающих при ее восприятии. Четко прослеживается авторская концепция эстетического поиска гармонии в новой художественной системе, иной идеологической среде [4].

Памятник в д. Томашовка (Брестский р-н) – архитектурно-скульптурная композиция, в которой тесно переплетаются формы религиозного характера с глубокой патетичностью идейно-художественного выражения. В нем получил развитие традиционный для Беларуси прием архитектурно-пространственного построения небольших каплиц и часовен, хотя и без внутреннего пространства.

Памятник решен в виде высокой усеченной пирамидообразной мощной стелы, выполненной из облицовочного кирпича. Мемориальная тема легко прочитывается благодаря четкости объемно-пространственного построения, монументальности, торжественной строгости, выразительности силуэта, запоминающейся художественной образности.

Особую живописность памятнику придает колористическое сочетание насыщенного красного цвета (основной объем) с белизной оштукатуренных поверхностей верхнего карниза и завершающего фриза, который служит своеобразным пьедесталом для скульптуры лежащего льва.

В верхней трети плоскости стелы, со стороны главного фасада, удачно закомпонована скульптурная пластика с военной символикой — венком из дубовых листьев, в центре которого размещен Георгиевский крест. Здесь же, в нижней части основания стелы, укреплена памятная доска в честь военно-исторических событий.
Изваяние льва, как бы стерегущего вечный покой героев, исполнено изысканно-изящно в стиле модерн, с поэтикой символизма. Изобразительно-пластические средства здесь лаконичны, но эмоционально выразительны и в полной мере гармонируют с архитектурой памятника и простором природного окружения.

Весьма оригинально решен памятный знак в г.п. Видзы (Браславский р-н) — вмонтированный в стену Свято-Троицкого костела артиллерийский снаряд как подлинный документ, как свидетель тех далеких кровавых дней. Поэтому в отличие от других аналогичных знаков он обладает силой достоверности, а также уникальной выразительностью.

Внешняя коническая форма снаряда вполне гармонирует со стрельчатыми окнами костела. Темно-вороненый цвет металла контрастирует с красными кирпичными стенами. При этой диалектике утилитарного и прекрасного знак, по сути, превратился в архитектурную деталь, удачно вписанную в композицию бокового фасада костела и художественно усиливающую ее.

Пора признать, что все эти и другие по данной теме произведения монументального искусства — национальное материальное и художественное достояние, которое соединило в себе противоречивые приметы времени, приверженность гуманистическим традициям отечественного и зарубежного искусства с тенденцией смелого творческого прорыва. Каждый из них имеет индивидуальный художественный образ при наличии общих художественно-эмоциональных черт: эпичность, трагизм, боль и скорбь и одновременно торжественность. Их также объединяют соразмерная масштабность, гармоническое единство простых, безупречно выразительных архитектурных форм, синтез архитектуры, скульптурной пластики, заимствованной из национального белорусского зодчества.

Только поэтому многие произведения монументального искусства, отражающие героику той “неизвестной войны”, должны быть тщательно изучены, а наиболее значимые из них государству надлежит взять под охрану и включить в развернутую музейную экспозицию.

В статье использованы фотографии В. Богданова

Литература
1. Короткевич В.Б. Памятники истории культуры. Мн.: Наука и техника,1978. С. 33.
2. Чантурия В. А. История архитектуры Белоруссии. Мн.: Вышэйшая школа, 1977. С. 27.
3. Воронов Н.В. Вера Мухина. М.: Изобразительное искусство, 1980. С. 141.
4. Шаронкина Е.В. Эскпрессионистские произведения М.В. Веревкиной в контексте мюнхенской художественной ситуации до 1916 г. // Русский авангард 1910–1920 гг. и проблемы экспрессионизма. М.: Наука, 2003. С. 61.


 

 

 

 

Читайте также
14.04.2005 / просмотров: 14 570
“Быть или не быть” промышленным предприятиям в центральной части города? Этот вопрос, на первый взгляд, решается однозначно –...
23.05.2008 / просмотров: 8 475
Трудно переоценить значение художественных открытий авангарда в развитии модернистской архитектуры первой половины ХХ в., экспериментальных поисках...
09.01.2010 / просмотров: 2 460
В детстве не было, пожалуй, большего восторга и неизъяснимого трепета, когда меня подводили пусть даже к кроткому ручью. Не понимал,...