Вы здесь

Зеленое строительство

Версия для печати

Минстройархитектуры РБ, будучи организацией, обеспечивающей в первую очередь техпрогресс в строительстве, не задается вопросом, почему еще с 2012 года перед странами ЕС была поставлена задача возводить только пассивные дома, с 2020-го – дома с нулевым потреблением энергии, а с 2025-го – «энергия плюс» и что предпочтение при возведении массового жилья в этих странах, а также в США, Канаде уже много лет имеют древесные материалы? Они являются основой строительной политики, и на ее реализацию и достижение указанных задач в этих странах направлены усилия науки, предприятий строительной индустрии. Сейчас Запад развернул зеленое строительство (ЗС).

В последние годы под влиянием таких глобальных причин и факторов, как исчерпаемость природных ресурсов, изменение климата, чрезмерная эксплуатация земель, рост численности населения в передовых странах мира, стало существенно меняться отношение к домостроению.

Известно, что здания во всем мире используют 40% всей потребляемой первичной энергии, 67% электричества, 40% сырья и 14% запасов питьевой воды, а также производят около 35% выбросов углекислого газа и чуть ли не половину всех твердых городских отходов [1]. Наличие этих факторов требует изменения отношения к домостроению.

В связи с этим на первый план выходит необходимость в комплексе рассматривать главные характеристики жилья: экологичность, экономичность, энергоэффективность, обеспечение здорового образа жизни и комфортности.

К задачам, которые ставят идеологи зеленого строи­тельства в своих странах, следует отнести:

– сокращение совокупного (за весь жизненный цикл здания) пагубного воздействия строительной деятельности на здоровье человека и окружающую среду, что достигается посредством применения новых технологий и подходов;

– создание новых промышленных продуктов;

– снижение нагрузок на региональные энергетические сети и повышение надежности их работы;

– создание новых рабочих мест в интеллектуальной сфере производства;

– снижение затрат на содержание зданий нового строительства.

Для строительной отрасли реализация указанных задач связана с необходимостью снижения уровня потребления энергетических и материальных ресурсов. При отборе материалов, проектируя дома, следует обращать особое внимание на их энергозатратность, сопротивление теплопередаче и экологичность ограждающих конструкций.

В разных странах все отчетливее прослеживаются тенденции поддержки идеологии зеленого строительства не только на уровне частного сектора, но и на гос­уровне. Этот подход к ЗС в современных условиях требует более подробного описания принципов его организации.

Зеленое строительство – зеленые/жизнеустойчивые здания (Green Building, Green construction или Sustainable building) – это практика строительства и эксплуатации зданий при одновременном сохранении или повышении качества зданий и комфорта их внутренней среды, цель которой – снижение уровня потребления энергетических и материальных ресурсов на протяжении всего жизненного цикла здания: от выбора участка по проектированию, строительства, эксплуатации, ремонта и сноса.

Разработка и внедрение стандартов ЗС, как показала мировая практика, стимулирует бизнес и экономику, развитие инновационных технологий, улучшает качество жизни общества и состояние окружающей среды.

Но не все так просто в решении этой непростой проблемы. Внедрение стандартов зеленого строительства требует значительных организационных усилий и знаний строительного производства и экономики. Разработанные стандарты призваны ускорить переход от традиционного проектирования и строительства зданий и сооружений к устойчивому, в основу которого заложены следующие принципы:

– безопасность и благоприятные здоровые условия жизнедеятельности человека;

– ограничение негативного воздействия на окружающую среду;

– учет интересов будущих поколений.

Концепция устойчивого развития является составной частью зеленого домостроения. Основные его цели: кроме экономической эффективности (снижение расходов, повышение производительности, уменьшение объемов использования энергии и воды), социальных выгод (улучшение здоровья жителей и обеспечение здорового образа жизни, комфортности жилья), важный фактор – природоохранный эффект – снижение воздействия на окружающую среду. Определяющими документами в этом случае являются стандарты зеленого домостроения.

Особое место при этом отдается вопросам энерго­эффективности зданий, также ставится задача: достичь эстетической гармонии между сооружениями и окружающей средой. Отмечается, что в настоящее время возросли и возможности удовлетворения таких требований. В ЗС применяются следующие новшества: естественные освещение, вентиляция и утилизация отходов, современные изоляционные материалы, использование силы ветра и энергии солнца, термальные коллекторы воды и т.д. Один из главных показателей в ЗС – энергия, затрачиваемая на производство материалов: чем ниже энергозатраты, тем лучше материал для использования.

Сталь, пластик, цемент относятся к наиболее энергозатратным строительным материалам, древесина – наименее энергозатратным. Утверждается, что древесина – основа зеленого дома. Во всех странах развитого ЗС в качестве строительного материала древесина признана одним из самых экологически приемлемых продуктов. По данным статистики, до 60% производимой в мире лесопильной продукции используется именно в домостроении.

Справка. Деревянное строительство является динамично развивающимся сектором жилищного строительства в США, Канаде, Европе (Германии, Австрии, Франции, Швеции, Норвегии, Финляндии), Японии, Южной Корее и ряде других стран. Россия при всех своих достижениях в использовании древесины (Ленинградская, Московская области) отстает от развитых стран в его применении и вместе с этим зеленых технологий и материалов.
Что касается Беларуси, где нет своих источников энергии, то и здесь строительство домов в деревянном исполнении по непонятным причинам многократно меньше, чем в России.

Развитие деревянного строительства в Европе активно поддерживается государством, и это в первую очередь вызывает стремление к использованию экологически безопасных материалов.

На сегодняшний день в 12 странах действуют так называемые Советы по зеленому домостроению (Green Building Councils), в 5 странах ведется подготовка к их созданию. Для внедрения зеленого строительства применяются соответствующие стандарты, специально разработанные Советами по зеленому домостроению: в Великобритании – BREEAM, во Франции – Demarche HQE, в США – LEED, Дании – EcoProfile, Германии – German Sustainable Building Council (DGNB), Японии – CASBEE, России – стандарт СТО НОСТРОЙ 2.35.4–2011 «Зеленое строительство».

Одна из главных целей стандартов зеленого домостроения – дать объединяющую рейтинговую возможность оценить устойчивость жилых и общественных зданий как системы обитания. Это связано с тем, что системы включают в себя оценку использования всех видов ресурсов. Особое внимание уделяется показателям энергоэффективности, рассмотрению социально-экономических факторов, а общая оценка объекту присваивается в соответствии с градуированной шкалой, «взвешивания» отдельных показателей при выведении оценки. Отмечено, что проведение оценки – дорогостоящее мероприятие, осуществляемое за счет клиента, но полученные результаты широко используются в маркетинге. Советы по-разному оценивают устойчивость. Например, североамериканский стандарт LEED рассматривает энергоэффективность, качество воздуха, потребление воды, материалы, характер использования земель, устойчивость ландшафта; английский BREEAM дополнительно к этому – вопросы транспорта, управления, здоровья, загрязнения окружающей среды и т.д. В Российском стандарте СТО НОСТРОЙ 2.35.4–2011 «Зеленое строительство» (Здания жилые и общественные) содержится рейтинговая оценка устойчивости среды обитания, представляющая совокупность количественных и качественных критериев для оценки зданий как среды обитания человека, характеризующая уровень комфортности, энергоэффективности, экологичности и защиты окружающей среды в соответствии с принципами устойчивого развития. Приведенные в Стандарте критерии сгруппированы в 10 категориях, весомость которых указана в таблице.

 

Категории оценки устойчивости среды обитания Категория Весомость
категории, % Комфорт и качество внешней среды 10,8 Качество архитектуры и планировки объекта 9,2 Комфорт и экология внутренней среды 13,3 Качество санитарной защиты и утилизация отходов 3,9 Рациональное водопользование 6,1 Энергосбережение и энергоэффективность 18,5 Применение альтернативной и возобновляемой энергии 9,2 Экология создания, эксплуатации и утилизации объекта 9,8 Экономическая эффективность 10 Качество подготовки и управления проектом 9,2

Зеленое домостроение становится катализатором рынка. При этом является существенно важным отдавать предпочтение сертифицированной древесине, т.к. она может расширять рыночные перспективы застройщиков и девелоперов, особенно если сертифицирована по схеме FSC.

Рынок и инвестиции. В мире отмечается рост количества домовладений и поселков, официально зарегистрированных и сертифицированных в соответствии с «зелеными стандартами». Известно, например, что, с 2007 года рынок жилищного строительства в Англии был в стагнации, в то время как рынок зеленого домо­строения стремительно развивался. Российские специалисты считают, что сертифицированная древесина может составить основу зеленого домостроения в России. Это позволит резко активизировать спрос на подобную продукцию. Однако развитие рынка зеленого домостроения сдерживается недостатком знаний и информации. Высказывается, что на первом этапе необходимо начать работу с ведущими архитекторами и дизайнерами, на втором – с девелоперами и клиентами. Государство может внести свой вклад, особенно в части требований к застройке специальных объектов, например олимпийских или больших инфраструктурных (аэро­портов), а также спортивных сооружений. В первую очередь следует создавать совет по зеленому домостроению, который бы сформулировал основные стандарты застройки [2].

В Европе лидер в зеленом строительстве – Германия. В основу своих действий эта страна сейчас положила отказ от атомной энергетики. А ранее был отказ от строительства железобетонных панельных домов.

Реакцию людей на панельные дома немецкие жители видят непосредственно в своей стране. На фото – Берлин, жилой массив из пустующих панельных домов. По-немецки этот район называется Plattenbautengroßwohnsiedlung Марцан (Marzahn) [3].

Примечание. Европа давно отказалась от развития крупнопанельного многоэтажного жилья, а мы, по высказыванию Е.И. Широкова, продолжаем строить «самое дорогое в мире временное жилье», которое является «бомбой замедленного действия» для городов, поскольку становится непригодным для проживания через несколько часов после выхода из строя любой из систем жизнеобеспечения (вода, свет, тепло, канализация, электричество), не говоря о возникновении экологических, социально-психологических, медицинских и др. проблем, связанных с данным типом жилья. По этой же причине Европа отдает предпочтение децентрализованным альтернативным системам жизнеобеспечения, что повышает устойчивость населенных пунктов.

По внедряемому в Германии зеленому строительству приведем два суждения специалистов этой страны. Первое: практически сразу после катастрофы на японской АЭС «Фукусима» федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, до этого сторонница атомной энергетики, при поддержке большинства представителей парламентской оппозиции заявила об отказе Германии от АЭС и о переходе к более широкому использованию возобновляемых источников энергии. Мотив этого решения – опасность загрязнения окружающей среды.

Более того, на сегодняшний день нигде в мире не решена и, возможно, является нерешаемой проблема захоронения радиоактивных отходов. По мнению противников отказа от ядерной энергетики, альтернативы атомным станциям нет: запасы ископаемого топлива ограничены, а его сжигание еще более вредит окружающей среде, чем гипотетические аварии на АЭС. Альтернативные источники не в состоянии обеспечить все потребности в энергии, к тому же себестоимость произведенной ими энергии слишком высока [4].

В экстренном порядке в Германии были закрыты 8 самых старых и ненадежных атомных электростанций. Все немецкие АЭС запланировано постепенно отключить до 2022 года. Каковы результаты принятых решений? Вопреки сомнениям, что в ФРГ возникнет дефицит электроэнергии и зависимость от импорта энерго­ресурсов, эта страна по-прежнему продолжает продавать электроэнергию за рубеж. Здесь следует отметить, что Германия была готова к подобным обстоятельствам: еще 10 лет назад был принят закон об ускоренном развитии во­зобновляемых источников энергии. За это время в стране были запущены в производство ветрогенераторы, сейчас с их помощью вырабатывается 8% «чистой» электроэнергии; активно используются биогазовые установки – 6%, а также гелиоустройства, преобразующие солнечную энергию в электрическую, – 4%.

Также была создана правовая база для расширения использования возобновляемых источников энергии. В частности, законодатели обязали энергетические компании покупать у мелких производителей электроэнергию по фиксированным ценам. Чтобы отказаться от атомной энергетики, граждане Германии, фермерские хозяйства и городские коммунальные службы инвестируют средства в ветро-, гелио- и биогазовые установки или в энергосберегающие блочные тепловые электростанции. Благодаря интенсивному росту числа гелио­установок стране удалось без особого труда справиться с прошедшими холодными после 2011 года зимами. Четыре же крупнейших энергоконцерна ФРГ – собственники атомных и угольных электростанций – фактически никак не способствовали успешному переходу на возобновляемые источники энергии. Их доля в общем объеме безопасной электроэнергии не превышает полтора процента. По расчетам отказ Германии от ядерной энергетики обойдется в €1,7 трлн в период до 2030 года, что эквивалентно более чем 65% годового ВВП страны. «Эти расходы лягут на потребителей электроэнергии и налого­плательщиков» [4].

Следует отметить, что сторонники зеленого строительства в Европе утверждают: подобный вид строительства – результат комплексных знаний, структурируемых стандартами проектирования и строительства. Уровень его развития напрямую зависит от достижений науки и технологии, от активности промышленных и строительных инженеров и от осознания обществом экологических принципов.

Вторая точка зрения базируется на том, что в последние 30 лет в Германии крепнет и ширится экологическая эрзац-религия, связывающая все классы населения, прослойки и поколения. У нее есть свои вожди и пастыри – партия зеленых и десятки всевозможных природоохранных и экологических организаций, ее учение проповедуют со своих страниц и экранов почти вся немецкая официозная пресса и телевидение. Она имеет своих героев и мучеников, считающих, что все экологическое священно и боголепно, а все антиэкологическое не просто от дьявола и достойно всяческого презрения, но должно выкорчевываться ритуально. В число «антиэкологического» утверждения попала не только атомная энергия, но и генная инженерия, с помощью которой можно было бы спасти немалое количество голодающих во всем мире.

Подобные учения оставляют свой «вредный» след. В результате запрета атомной энергии в Германии, например, увеличилось потребление энергии угля и газа. А при сжигании угля и газа, согласно законам физики, увеличивается температура окружающей атмо­сферы. Теплоизоляция стен домов не только является «смертным приговором» как для современных домов, так и для домов со старинными фасадами, постепенно убивая внешний облик старинных городов Германии. Парниковый эффект способствует образованию в квартирах плесени, которая оказывает весьма пагубное воздействие на здоровье человека.

Ставится под сомнение установка ветрогенераторов: мол, вред от них такой же, как от добычи бурого угля открытым способом, а толку никакого. Выработка энергии с помощью ветряков все равно никогда не заменит энергодобычу от АЭС и традиционных источников энергии, а угольные электростанции излучают гораздо более сильный уровень радиации, нежели атомные.

Все это приводит к тому, что Германия теперь вынуждена закупать электроэнергию у своих соседей, а немецкий концерн RWE одновременно строит теперь атомные электростанции в Голландии, но не в Германии. В то же время по договоренностям в Европе французская компания EDF в ближайшие годы примет участие в строительстве 8 атомных электростанций на территории Великобритании. А британская компания Rolls-Royce вместе с французской Areva займутся разработкой атомных реакторов нового поколения.

Надо отдать должное умению немцев видеть главные технические факторы (проблемы) для экономики страны и вместе с тем для людей, обеспечивающие экономические преимущества в нынешний сложный технологический период. Отказываясь от атомных станций, немцы организовывают зеленое строительство, к которому Германия пришла осознанно.

В мае 2013 года Германия поставила мировой рекорд по производству солнечной энергии в час – немецкие солнечные энергетические установки производили 22 гВт/ч электричества. Это равно количеству энергии, которую вырабатывают за этот же промежуток времени 20 работающих на полную мощность атомных электростанций [5].

Следует заметить, что внедрение новых технологий в Германии совмещается с повсеместной учебой людей на всех уровнях. Это обстоятельство является главной составляющей в стратегическом направлении развития экономики страны.

По немецкому законодательству, каждый житель страны имеет право непосредственно участвовать в производстве энергии из возобновляемых источников. С 2004 года тамошнее правительство гарантировало выкуп чистой солнечной энергии по ценам выше рыночных. Это привело к тому, что страна превратилась в самый крупный в мире рынок для производителей солнечных панелей и стала новатором в других технологиях, начиная от ветряной энергетики и заканчивая промышленностью строительных материалов. Любое частное лицо или организация могут установить на крыше дома солнечные аккумуляторы или инвестировать деньги в установку ветрогенератора. Если семья живет в съемной квартире, она может арендовать несколько квадратных метров у любого предприятия. Например, свободный университет Берлина сдает в аренду крыши своих зданий для установки фотоаккумуляторов. По словам координатора энергетического и экологического менеджмента университета Андреаса Ванке, основные арендаторы – студенты и их семьи. Опыт оказался столь успешным, что сегодня и преподаватели желают создать товарищество собственников и поставить несколько батарей. Такие товарищества формируются и для того, чтобы инвестировать деньги в ветроустановки.

В Германии выработкой ветроэнергии в основном занимаются крупные компании, которые арендуют землю под «ветряки» у местных жителей. Но при желании частное лицо или группа людей могут поставить свой «пропеллер», который будет поставлять энергию в общую сеть. В сельской местности жители активно инвестируют сбережения в ветроустановки или расширение площадей под кукурузу, силос которой служит источником для выработки биогаза.

Однако вернемся к зеленой энергетике, которую в первую очередь можно считать экономией энергии. Отмечается, что вместе с наращиванием мощностей зеленой энергетики предусматриваются меры по минимизированию потребления энергии. Так, до 2019 года в ЕС пларируется ввести строительный стандарт Zero Energy. Это значит, что разрешение на строительство или реновацию даже простой уборной нельзя будет получить, если она не будет производить энергии как минимум столько же, сколько потребляет сам ее хозяин. А ведь от строительного стандарта Zero Energy до Plus Energy – всего лишь маленький шажок.

Внедрение новых технологий совмещается с повсеместной учебой людей на всех уровнях. Простыми словами можно сказать, что это время – время инженеров. Кризис приостановил эксперименты в области необычной архитектуры: небоскребы и здания-аттракционы строят все реже – наступил период экономии ресурсов. Инновации сегодня концентрируются не на форме объектов, а на особенностях их функционирования. Порядок таков: современные дома должны расходовать кардинально меньше энергии и воды, не вредить здоровью человека и по возможности сами вырабатывать энергию.

Экологичные материалы. Для строительства надземных стен домов до 5 этажей, как правило, выбираются экологически корректные материалы, часто традиционные: дерево, кирпич керамический и силикатный, блоки керамзитовые, керамические и силикатные, ячеистобетонные. В последнее время часто строят из продуктов переработки неорганического мусора – бетона, стекла и металла. В то же время стены подвалов выполняются из 2-слойных панелей, частично заводского изготовления. Имеется в виду, что конструкция в виде 2 железобетонных слоев толщиной около 5 см, жестко соединенных стальными связями на расстоянии около 15 см друг от друга, на стройплощадке ставится в проектное положение, а затем средний слой заливается бетоном. Этим достигается экономия дерева для производства опалубки (дерево в Германии очень дорого). В Германии также строятся каркасно-деревянные дома и коттеджи из SIP-панелей [6]. Крыши в основном мансардные, двускатные с деревянными стропилами, кровли черепичные.

Каково отношение к АЭС США? По словам американского министра энергетики Стивена Чу, администрация Обамы ранее неоднократно заявляла о поддержке ядерной энергетики, так как строительство АЭС поможет США снизить зависимость от импорта углеводородов и значительно сократить выбросы вредных веществ в атмосферу. После аварии на японских станциях Обама попросил Комиссию по ядерному надзору извлечь уроки из происшедшего в Японии и усовершенствовать требования к безопасности американских реакторов. Проект бюджета США на 2012 финансовый год предусматривал выделение 63 млрд долларов в качестве госгарантий по кредитам на строительство новых энергоблоков [7].

Россия. Зеленое строительство здесь появилось намного позже, чем в ЕС, и пока делает первые шаги, но государство подталкивает строительную индустрию в данном направлении. С 2009 года действует закон № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», предусматривающий ряд шагов по увеличению энергетической эффективности зданий, строений и сооружений. Поставлена задача: энергоемкость ВВП страны к 2020 году должна быть снижена на 40%. Президент России поручил Правительству Российской Федерации представить предложения о разработке и внедрении обязательных для исполнения экологических требований к объектам недвижимости, финансирование проектирования, строительства и эксплуатации которых ведется за счет средств федерального бюджета. Государственные строительные компании пока что выступают главными локомотивами процесса. Специалисты утверждают: актуальность зеленого строительства в России обусловлена рядом факторов. В последние несколько лет резко выросли цены на газ и электричество. На рынке недвижимости нет ажиотажного спроса, застройщики вынуждены задумываться, чем им выделиться среди конкурентов и как они будут строить через 5–10 лет. Ухудшение качества жизни в больших городах породило живейший интерес к экологии. По их мнению, зеленое строительство включает в себя совокупность прикладных знаний, правил, технологий, которые опираются на определенное мировоззрение – более гуманистическое, более мобильное, в том числе и более склонное к поискам компромиссов, нежели к реализации жестких доктрин. Это прежде всего бережное отношение к человеку как к части природы, бережное отношение к самой природе, к своему окружению. Главные лозунги зеленого строительства адресованы населению, а само «зеленое» сознание под флагом существующего экономического строя предполагает достижение согласия между бизнесом, властью и социумом.

В России также есть концептуальные разработки подобных зданий. По утверждению специалистов, современные технологии упрощают зеленое строительство. Бережное отношение к окружающей среде, комфортные условия существования, создание дружественной среды обитания являются общечеловеческими ценностями, а не только «западным» образом жизни.

По мере перехода экономики к интенсивной модели развития и осознания обществом выгод зеленого строительства привлекательность экологического строительства «с нуля» будет повышаться. Но эксперты предсказывают, что в этом случае строительный бизнес России может столкнуться с нехваткой обученных профессионалов, способных сопровождать «зеленые» проекты с начальной стадии, и недостаточным количеством поставщиков «зеленых» материалов» [8]. По словам гендиректора НП «Совет по экологическому строительству» Г. Имза (эта организация была привлечена к строительству олимпийских объектов в Сочи), при решении указанных проблем произошли значительные сдвиги. Появился большой интерес к технологиям энерго- и ресурсосбережения, самой идее устойчивого развития, растет число компаний, занятых в этой деятельности. Во время строительства олимпийских объектов были использованы экологические стандарты. Началось формирование национального стандарта на базе «зеленого» стандарта.

Зеленое строительство – удовольствие не из дешевых. Но ставка на дешевизну – неправильный подход. В Европе задумываются над тем, не станет ли здание уже через 3–5 лет никому не нужным? Это предмет гораздо большей заботы, чем удорожание себестоимости на несколько процентов. Самый важный фактор для инвестиций в недвижимость – не себестоимость или мгновенная прибыль. Ключевой момент для инвестора – возврат средств, а также снижение рисков. При зеленом строительстве риск того, что это здание останется без арендаторов, гораздо меньше, и возврат средств, таким образом, обеспечен. На ближайшие 5 лет ставится задача – усилить работу с госорганами, чтобы сформировать госпрограмму и создать демонстрационные проекты, показать, как работают эти технологии, какова цена вопроса.

Как видим, подходы меняются по мере развития зеленого строительства в России. В этой организационной работе НП «Совет по экологическому строительству» осуществляет наблюдение за тем, чтобы разрабатываемый новый стандарт был объективным и прозрачным, базировался на международных нормах и служил инструментом для появления рынка ЗС LEED и BREEAM, которые содействовали бы архитекторам в выборе более экологичных материалов и способствовали снижению энергетической нагрузки.

А вот как оценивает готовность России к решению и внедрению элементов ЗС голландский архитектор, редактор архитектурного журнала «Проект – Россия», консультант проекта «Российский дом будущего» Барт Голдхорн. Он призывает российских специалистов строительной отрасли «инвестировать в архитектурное образование и общественное проектирование» и утверждает, что перспектива застройки – в блокированных домах, таунхаусах из различных стройматериалов, организованных в виде многих вариантов в архитектурном плане. Его аргументы: «по сравнению с Европой в России используется очень малое количество типов жилья, их спектр узкий: кирпичные дома сталинской эпохи, пятиэтажки 50–60-х годов, панельные дома времен 60–70-х и 80-х, каркасно-монолитные со стенами из ячеистых блоков. В европейском домостроении еще в 70-х произошла смена технологического уклада: от устаревшей технологии крупнопанельного к мелкосборному».

Люди в России начали сами решать, какое жилье им покупать. И оказалось, что им нужно разнообразие. Крупнопанельное домостроение дать подобного разнообразия не смогло. Среди обеспеченной части населения наблюдается повальное увлечение коттеджным строительством. Но коттеджи – не решение массовой жилищной проблемы.

По мнению голландского специалиста, необходимо внимательно посмотреть и на вариант среднеэтажной застройки (до 5 этажей). Высокоплотная малоэтажная застройка – хороший, экономичный вариант жилья. В этом случае получается достаточно высокий выход площадей с единицы территории: примерно 100 жилых единиц на гектар.

Беларусь. Сейчас в республике энергоемкость ВВП в 2–2,5 раза выше, чем в развитых странах, и избежать дальнейшего роста экономической нерентабельности пока позволяют существующие субсидии. Наличие в перспективе большой доли атомной генерации делает всю сеть заложником внеплановых отключений, которые обязательно будут сопровождать работу атомных энергоблоков. Это делает в энергосбережении использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) ведущей альтернативой. Ликвидация перекрестного субсидирования в энергетике не за горами. По словам первого вице-премьера РБ В. Семашко [9], «правительство ставит задачу – в 2014 году по природному газу полностью уйти от перекрестного субсидирования и в 2015 году – по теплу». Проблема экономии энергии еще более обострится. В строительстве важным вопросом в этом плане будет внедрение зеленого строительства и элементов ВИЭ. Одним из шагов к реализации его стратегии является энергетическая сертификация зданий, а также принятие решения по стимулированию внедрения ВИЭ. Как отмечает Наталья Андреенко, координатор проектов по энергии и климату МОО «Экопартнерство», «в ЕС, например, частный владелец здания, имея такой сертификат, может претендовать на получение госсубсидий. А большинство белорусских жильцов и специалистов обслуживающих организаций до сих пор не знают, насколько эффективно их здание потребляет энергию и какой существует потенциал для энергосбережения». Энергосертификация дает стимул гражданам и организациям инвестировать в энерго­сберегающие мероприятия в собственных зданиях, не ожидая термоизоляции и капремонта. В республике в рамках пилотного проекта уже проведена энергосертификация 5 зданий, и результаты ее очень показательны» [10], создана ассоциация «Возобновляемая энергетика», принят закон «О возобновляемых источниках энергии», Беларусь вступила в Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (1РЕМА).

Потенциал солнечной энергии в Беларуси есть, и достаточно большой. Причем если промышленной солнечной энергетике свой потенциал еще придется раскрыть, то частные лица, устанавливающие у себя на крыше панели, – давно не редкость. Главным остается вопрос, связанный с тем, что государство в первую очередь должно заинтересовать частника. При наличии дачи или загородного дома почему ему не поставить 3–5–10 панелей, не пользоваться оборудованием и льготами, которые позволят окупить проект в будущем? По этому поводу А. Канин говорит: «Я хочу помогать стране экономить, закупать меньше дорогих ресурсов – нефти, газа, а не только менять лампочки на энергосберегающие» [11].

 

Хороший пример использования энергии солнца подает руководство сельхозкооператива «Крайск». На стоящем в поле коровнике (деревня Рагозино Логойского района) уже смонтирована и готова к запуску новенькая станция. Ее установленная мощность 70 кВт, здесь 280 солнечных батарей и 3 инвертора, которые преобразуют выработанный батареей постоянный ток в переменный.

Ферма сельхозкооператива «Крайск» рассчитана примерно на 400 голов скота. Потребность электроэнергии одного коровника с доильным отделением – около 40 кВт·ч. Установленные батареи летом позволят перекрыть потребности и этого коровника, и соседнего, строительство которого только начато. «Лишнюю» энергию можно отдавать в сеть. Обошлась станция в 1 млрд рублей, а окупиться должна примерно за 8 лет. Несмотря на то что объект государственный, в сеть энергия пойдет по обычной цене без повышающего коэффициента. У частных компаний государство готово покупать такую энергию втрое дороже обычного тарифа, чтобы стимулировать развитие «зеленой» энергетики.

Мнения специалистов:

Владимир Клыбик, заместитель директора ЗАО «Терра-Гелио»: «Энергию солнца можно использовать с двумя целями: для получения электричества и для получения тепла. И если для Минска получение электричества из солнечной энергии пока сомнительно, то с теплом все гораздо проще».

Владимир Нистюк, исполнительный директор ассоциации «Возобновляемая энергетика»: «До 2011 года у нас бытовал миф, что в Беларуси вообще недостаточно солнечной энергии для работы любых агрегатов. Сейчас этот миф развенчан, но люди все равно не верят в то, что у нас что-то может работать на солнечной энергии, пока не увидят своими глазами, не потрогают руками ту воду, которую мы можем согреть при помощи солнечных установок. Удивительно то, что сейчас активная работа по установке солнечных коллекторов идет в Гомеле, Витебске, Могилеве, в региональных центрах, а Минск «плетется в самом хвосте». Наверное, все дело в том, что Минск – консервативный город, он работает в определенном режиме, и люди уже не хотят его менять».

Глеб Дергачев, заместитель директора компании «Анлиса»: «Однако нужно понимать, что солнечная энергия не может быть основной, в год она может замещать от 50% до 60% потребности в тепле, причем в основном летом. Нужно еще сильно менять законодательство: в Польше, например, государство на 45% дотирует установку солнечных коллекторов».

 

Мнения пользователей сети:

«В Минске можно гарантировать обеспеченность горячей водой за счет солнечной энергии с апреля по сентябрь на 100% от общей необходимости, с октября по март – от 25% до 80%. Этот список объектов можно дополнить. Правда, все больше в загородных домах альтернативная энергетика помогает решить много задач. Ведь жить в собственном доме – это не только независимость и удовольствие, это и постоянный поиск решений, тяжелый ежедневный труд».

«Но все же эта тема не так проста и требует серьезно подумать. С другой стороны, она не так сложна, как считают в высоких кабинетах в удобных креслах».

«Промышленные предприятия платят за энергию больше, чем она стоит. Владельцы жилья меньше. Как следствие, у промышленности не хватает денег на здоровое развитие и выпуск качественной продукции. А жильцы не экономят энергию, потому что она дешевая».

«Среднегодовое количество ясных дней в городе – 28, пасмурных – 167, дней с переменной облачностью – около 170. В связи с этим интересна реальная окупаемость батареи. Главное, чтобы оборудование не портили и обслуживали как положено. Может, будет толк».

«Интересен реальный убыток от ее установки».

«Прежде чем давать такие идеи, кто-нибудь подумал, что за солнечными батареями уход нужен, причем не только на бумаге».

Для сравнения прилагается карта инсоляции Ев­ропы.

В Минске можно использовать то же количество энергии, что и в Варшаве, Берлине, Амстердаме, Лондоне. А вот в Риге, Таллинне и скандинавских городах солнечной энергии на порядок меньше, чем в Минске. При этом Германия обеспечивает 20% всех своих потребностей в энергии за счет альтернативных источников, а по количеству энергии, получаемой от солнца, она – на первом месте в мире. По количеству солнечной энергии, поступающей на поверхность, Беларусь находится на одном уровне с Германией, Японией, Канадой, где солнечная энергетика развивается очень активно. Потенциальная эффективность использования солнечных батарей на территории Республики Беларусь только за счет благоприятных условий инсоляции более чем на 10% выше, чем в Польше, Нидерландах; более чем на 17% выше, чем в Германии (все данные и таблицы – ]]>www.atmosferabel.by]]>).

«В республике есть условия для развития науко­емкой фотоэнергетики, – считает заведующий кафедрой энергофизики БГУ профессор Александр Федотов. – У нас имеются крупные научно-исследовательские центры в области микро- и оптоэлектроники, соответствующее аналитическое и производственное оборудование, ряд существенных научных результатов в областях материаловедения, химии, технологии кремния, соединений A3B5, A2B6, формирования просветляющих, люминесцентных, защитных покрытий и т.п., которые могут быть использованы при разработке солнечных элементов. Сравнительно большая материально-техническая база не загружена и пригодна для обеспечения крупносерийного производства солнечных элементов и гелиостанций. В областях имеются высококвалифицированные кадры и опыт международного научного сотрудничества в конкретных разработках. Промышленного производства солнечных батарей в республике пока нет, равно как нет и их потребителей. Зато есть возможность совместного (взаимодополняющего) использования фотовольтаики с другими видами возобновляемых источников энергии (солнечные коллекторы, биоэнергетика и др.). Ниши в Беларуси, где фотовольтаика с успехом может использоваться, также могут быть найдены. Специальной системы подготовки и переподготовки кадров, способных производить солнечные батареи, пока нет, но ее можно легко развернуть».

Так или иначе работа по установке солнечных панелей в республике началась. Вот несколько примеров и отзывов.

1. Дом на ул. Воронянского (]]>www.atmosferabel.by]]>).

www.atmosferabel.by)" class="colorbox colorbox-insert-image" rel="gallery-all">www.atmosferabel.by)" title="Дом на ул. Воронянского (]]>www.atmosferabel.by]]>)" width="480" height="317" class="adaptive image-large">

На крыше дома в качестве эксперимента установлены солнечные батареи, от которых работает освещение подъездов. Батарея преобразует солнечную энергию в электрическую. В специальном помещении электроэнергия аккумулируется и передается к местам установки светодиодных ламп. За несколько лет эксплуатации экономической целесообразности в установке подобных солнечных батарей не увидели, поэтому в практике они широко в Минске не применяются.

2. Один из корпусов фабрики «Милавица». Солнечный тепловой коллектор позволяет нагревать до 500 л воды.

 

3. Университет.

 

На крыше здания университета информатики и радиоэлектроники и экологического университета имени А.Д. Сахарова установлены солнечные батареи. Применение у них больше демонстрационное и учебное, нежели практическое.

4. Частные дома в Минске и Минском районе.

 

Обстановку с ВИЭ белорусские специалисты, связанные по роду своей службы с этой проблемой, оценивают так. В ноябре 2013 года газета «Советская Белоруссия» провела обсуждение о получении энергии от использования альтернативных источников солнечной энергии. Было отмечено, что в республике «затраты на них необоснованно высокие, вопросы получения и использования такой энергии зачастую не согласованы. Многие хотят приобщиться к мировому тренду, но не знают как». При обсуждении специалисты выяснили, что потенциал солнечной энергии в сравнении с Германией, располагающей в Европе одной из самых больших суммарных мощностей действующих фото­электрических станций (32 гВт/ч), у Беларуси есть, и достаточно большой. Но оказалось, что солнечную батарею, как любой товар, нельзя купить в обычном супермаркете; чтобы разместить и подключить станцию в сеть, требуется представить немалое количество разных бумаг: для оформления протокола качества вырабатываемой энергии необходимо получить в Министерстве природы сертификат, подтверждающий происхождение солнечной энергии, а это опять бумаги; обеспечивая качество электроэнергии, показать, в каких объемах она будет производиться и заключить договорные обязательства с государством». В этом случае нужные замеры, которые в Минской области может провести только одна коммерческая организация, да и та вскоре исчезла, сославшись на занятость. Если устанавливаешь солнечную батарею с последующим намерением энергию продавать, то к оборудованию предъявляют требования как к блок-станциям или мини-ТЭЦ, работающим параллельно с энергосистемой. Таким образом, отсутствует заранее известный и оговоренный порядок, принцип одного окна здесь пока не применяется и прочее, и прочее.

Из приведенного разговора в газете выяснилось, что важная для страны государственная проблема не сформулирована и не расписана по исполнителям и срокам. Получается, что кому положено, ее не видят (или не знают).

Экологичные материалы. Главная роль в ЗС отводится применению экологичных материалов. Особое внимание в связи с этим принадлежит образовательному уровню специалистов-проектировщиков и строителей. Об экологических качествах применяемых в строительстве материалов у нас говорится мало. Но за этим умолчанием стоят проблемы здоровья нашего населения. И не всегда Запад может быть в этих вопросах примером. В то же время растут требования к современному жилью: без использования самых совершенных технологий и материалов, в т.ч. полимерных, их не удовлетворить. Экологическая оценка строительных материалов становится равнозначной показателям их несущей способности. Что мы имеем с этих позиций? Развитие современной стройиндустрии – это процесс постепенного вытеснения природных материалов синтетическими (искусственные полимеры и композиты). Специалисты спрашивают: вступает ли эта тенденция в противоречие с совершенствующимися требованиями экологической безопасности? Одна из экологических оценок говорит о том, что наибольшую опасность представляют именно окружающие нас неэкологичные отделочные и несущие материалы, с которыми приходится контактировать проживающему в доме человеку. В части конструкционных и теплоизоляционных материалов их токсичные свойства не так критичны, поскольку они изолированы внутренней отделкой помещения. Но информация о бетоне, о том, что плотность является причиной его основного недостатка, так как он не пропускает воздух в помещение и усиливает действие электромагнитных излучений строителями должна учитываться. Что касается железобетона, то он считается еще более вредным для здоровья материалом. Он не только плохо пропускает воздух, но и экранизирует электромагнитные излучения. Это негативно отражается на самочувствии людей, которые живут или работают в зданиях из железобетона. Газобетон – смесь цемента, извести, песка и воды – абсолютно безвредных для здоровья веществ. Известно, что в отрасли строительных материалов идет непрерывный процесс совершенствования полимерных материалов, как говорится, их оздоровления. Например, сырьем для производства ПВХ служат каменная соль и нефть, причем на это идет менее 1% добываемой в мире нефти. Появление искусственных материалов ПВХ способствует сохранению природных ресурсов, в частности, хвойных и широколиственных лесов.

Справка. Логическим продолжением тенденции максимальной его экологизации производства стал отказ от использования в составе ПВХ стабилизаторов свинца. Ранее в качестве связующего в ДСП использовались токсичные фенолформальдегидные смолы, сейчас им на смену пришли безопасные карбамидо-формальдегидные связующие. Подобные подходы минимизации вреда окружающей среде и здоровья человека разработаны и для других типов полимеров – полиуретанов, пенополистирола, полипропилена, искусственных каучуков и многих других материалов, используемых в строительстве. Низкая энергоэффективность существующих зданий и огромные расходы энергоресурсов на отопление требуют в условиях Беларуси больших расходов валюты. В странах ЕС энергоэффективные дома, по сути, становятся европейским стандартом. В ряд ключевых показателей, оцениваемых при выборе жилья, наравне с ценой кв. метра, вошло удельное теплопотребление. Для лучшего понимания киловатты на кв. метр в год переводят в цифры расхода топлива. Дальнейшее расширение объемов строительства пассивных домов будет связано с более активным использованием возобновляемых источников энергии.

В связи с рассмотрением вопроса о зеленом строительстве приведем мнение белорусского специалиста М.Ф. Марковского: «Конечно, это не означает, что все, что было наработано за долгие годы отечественными специалистами, следует забыть. Все полезное и хорошее, что у нас есть, в том числе с советских времен, должно подтянуться к европейскому уровню!»

Мы все знаем, что строить долго, дорого, плохо – нельзя. Невыгодно ни себе (прораб потребует переделать, не заплатит за работу, а смухлюешь вместе с ним – за подлоги попадешь за решетку), ни государству: страдает экономика, срывается срок ввода в эксплуатацию объекта, падает производительность, снижается рентабельность, если касается жилого дома – народ шумит, пишет жалобы Президенту. А как сделать так, чтобы построить быстро, экономично, одним словом, хорошо? Строя объект, с чем сравнивать, чтобы руководство строительных организаций и отрасли видели, как далеко отстоит строящийся объект, да и в целом наша строительная отрасль от принятых в мировой практике стандартов?

Справка. Наших же штукатуров зарубежные организаторы строительного производства приглашают на свои стройки, обещая высокие зарплаты. Это все осуществляется в Германии при массовом уходе от мокрых процессов и от других устарелых технологий и процессов работ (кровельные, малярные, бетонные и пр.). За счет этих и др. технических и организационных факторов в конечном итоге складывается разница по производительности в строительстве, которая составляет у них и в ряде других страна Запада в 2–3 и более раз.

Из подобных показателей складывается наша «конкурентоспособность», то есть отставание. Именно в выравнивании таких показателей заключается организационная работа руководителей строительной отрасли от бригадира до премьер-министра (и даже Президента). Но чтобы их выравнять, надо знать основополагающие цифры по производительности, рентабельности, энергоемкости материалов. Наши же строители не имеют информации по производительности строительных отраслей ведущих стран мира ни в целом, ни по видам работ. Обстановка заставляет по крупицам выявлять, за счет чего они добиваются имеющегося перед нами преимущества.

Напомним вывод, который когда-то сделали наши специалисты, изучая под руководством опытного белорусского строителя к.т.н. И.Ф. Войтовича опыт австрийских строителей на Жлобинском металлургическом заводе. В нем (эти выводы продолжают быть актуальными и сейчас) были отмечены общие особенности большинства привычных строительных процессов:

1. Глубокая технологическая их продуманность вплоть до определенных приемов труда.

2. Применение оригинального узкоспециализированного инструмента, инвентаря, приспособлений по всем видам строительных работ.

3. Массовое применение изделий заводского изготовления при выполнении всех видов строительно-монтажных работ (функционируют специализированные конструкторские службы-разработчики с мастерскими).

4. Пооперационное разделение труда рабочих в каждом специализированном звене.

5. Наличие у рабочих технологических руководств по выполнению каждого процесса.

6. Строгое соблюдение допусков и других требований качества.

Примечание. Технологию и приспособления, содействующие повышению производительности труда, надо продумать и сконструировать, а на площадке нет времени и возможности это делать. Отсюда наши стройки опираются на знания молодых рабочих, пришедших с ПТУ, опыт кадровых рабочих и знания бригадиров, а с этим важным багажом знаний сократить уже разницу в производительности между западными и нашими строителями оказывается недостаточно. Не хватает у нас в строительной отрасли квалифицированной инженерной поддержки.

Наша отрасль должна иметь специалистов-инженеров, которые профессионально и непрерывно анализировали бы осуществляемые инофирмами в республике стройки, вплоть до ввода их в эксплуатацию. С помощью этих сведений можно реально использовать зарубежный опыт, организовывать и планировать работу строительной отрасли с учетом западных достижений. На этой же основе разрабатывать свои белорусские еврокоды по выполнению видов работ, организации строительства и ввода объекта в эксплуатацию, соответственно, проводить учебу специалистов. Нет сомнения, что наши строители сумеют быстро пере­нять передовой опыт и работать качественно и быст­ро. Таким образом, действовал ранее существующий институт, руководимый д.т.н. С.С. Атаевым, и научно-технические тресты Оргтехстроя в каждом строительном министерстве республики (в отрасли было 4 строительных министерства, которые друг другу не мешали, наоборот, создавали конкурентную между собой обстановку). Существовавший тогда Госстрой, организовывая прогрессивные решения в экономике строительства, проектном деле, отслеживал также организацию и высокопроизводительные способы выполнения всех видов строительных работ, производимых инофирмами на Жлобинском металлургическом заводе и Гатовском кожевенном комбинате. Госстрой был инициатором разработки и внедрения комплексной программы повышения производительности труда в строительстве. Основу ее составляла разработка прогрессивных решений, соответствующих на тот период техническому уровню, что позволял существенно сокращать трудозатраты. Этому посвящались целевые коллегии министерства строительства, на которых вместе с ключевыми для экономики республики проблемами отрабатывались вопросы эффективности управляемости строительной отрасли. Главными вопросами были внедрение новых эффективных строительных материалов, комплексная механизация строительно-монтажных работ, совершенствование управления и организации производством, выполнение заданий по производительности труда. Их реализация осуществлялась на основе комплексных целевых программ. С появлением новых задач и с учетом новых экономических условий сейчас без такого (программного) подхода внедрять, например, элементы возобновляемых источников энергии и сокращать расходы валюты на приобретение природного газа невозможно.

Следует исключать существующее сейчас неуважение к вопросам управления строительством, сокращения энергозатратных материалов, системного внедрения новых технологий, средств механизации. С неуважением в значительной мере связана непрерывная текучка кадров министров, что, как следствие, усиливает наше отставание от строительной отрасли Запада, особенно в организационных (оказалось, что ряд строительных подразделений даже разучился свое­временно сдавать объекты в эксплуатацию) и технических вопросах. Безусловно, если подсчитать потери, которые несут по этим причинам строительная отрасль и экономика республик, то они будут превышать сэкономленные средства от полученного когда-то при сокращении Госстроя.

Список информационных источников

1. Что такое «зеленое строительство» – энергоэффективное и экологичное, 2010–2013 «Архитектурная Мастерская Цыцина», разработка сайта – «Альфа-уровень».

2. «Зеленое домостроение и место сертифицированной древесины в нем 29.01.2009 Оригинал статьи: Е. Куликова, WWF России.

3. Многоликий Берлин. December 11th, 2012, 11:14 pm.

4. Материал из Википедии – свободной энциклопедии, 12 марта 2013.

5. «Зеленый маразм в Германии». Опубликовано Svargaman Мар 28, 2012 в Идет-гудет Зеленый шум… Н.А. Некрасов.

6. ФРГ Ситуация в строительной отрасли Германии: Практика на строительной фирме ALL BAU GmbH.

7. Строительство новых атомных проектов. Юлия Егорушкина. 9 апреля 2011.

8. «Зеленое» строительство в России 24.11.2013.

9. Interfax.by 31.10.2013.

10. Аргументы факты в Беларуси. Анна Крючкова Google 17.04.2013.

11. Глубинка, 03.05.2013 Аргументы факты в Беларуси. А. Крюкова Google 17.04.2013.


comments powered by HyperComments
Читайте также
29.12.2005 / просмотров: 3 576
Подводя промежуточный итог сотрудничества с белорусскими партнерами — заказчиками, инвесторами, архитекторами и производителями остекленных...
22.02.2006 / просмотров: 4 020
На протяжении пятнадцати лет традиционно в январе польский город Познань на неделю превращается в строительную столицу Восточной Европы....
28.02.2007 / просмотров: 6 688
Последние события, связанные с пересмотром условий поставок и цен на углеводородные энергоносители, заставили руководство страны и простых граждан...