Вы здесь

Предметно-пространственная среда подготовки архитекторов (высшее образование, БНТУ)

Версия для печати

Высшая архитектурная школа БПИ (БНТУ), созданная в 1952 г., выпустила несколько тысяч специалистов, работающих не только в нашей стране, но и в республиках бывшего Союза, во многих странах Азии, Африки, Южной Америки, а теперь и в Северной Америке и Западной Европе. Большинство работают по специальности, многие работают хорошо. В Беларуси по проектам наших выпускников формируются города, села, здания всех видов и размеров, парки, да и вообще, ими создано, наверно, не менее половины всей послевоенной строительной недвижимости страны. И. Есьман, О. Воробьев, В. Рондель, В. Крамаренко, Л. Левин, Л. Москалевич, Р. Белогорцев, А. Колонтай – это далеко не все известные в стране зодчие с дипломом БПИ/БНТУ. В архитектурной среде, которая будет создана профессиональной деятельностью выпускников политехники в дальнейшем, будут жить все, кто появится на белый свет на Белой Руси через 10, 30, 50, 100 лет. Качество того, что будет ими создано, зависит от того, насколько хорошо их обучают. В этом цель нашей довольно длинной преамбулы – показать, что качество обучения архитекторов касается каждого, важно для всех живущих, для их детей, внуков и правнуков.

Качество это среди прочего зависит и от условий обучения. Условий много, обсуждения заслуживают все. Мы коснемся лишь предметно­пространственной среды обучения.

Согласно традиции, а также учебным стандартам, планам, программам, мы должны готовить из каждого своего выпускника:

– творца, способного в состоянии вдохновения задумать нечто оригинальное, красивое, эмоционально выразительное и вместе с тем соответствующее требованиям удобства, безопасности, прочности, сохранения природного окружения;

– ремесленника, способного свой и чужой замысел изобразить достаточно привлекательно для того, кто должен одобрить проект, и достаточно наглядно для тех, кто будет воплощать проект в жизнь.

Эта традиционная сложность совмещения художественной, технической, социальной, экологической составляющей в профессии архитектора дополняется тем, что в современных условиях в Беларуси приходится готовить архитектора­универсала, запас знаний и умений которого позволит ему по окончании института включиться в проектирование объектов любого назначения – от схемы территориального развития страны до интерьеров помещений и фонтанов.

Этими особенностями профессии и обучения ей в значительной мере определяются требования к предметно­пространственной среде, в которой осуществляется обучение архитекторов.

Основной его момент – учебное архитектурное проектирование, программа которого включает объекты­представители разных типов (малые архитектурные формы, гражданские и промышленные здания, парки, территориальные системы, поселения, их части). Методика предполагает совместную работу с преподавателемархитектором каждого студента. В процессе этой работы преподаватель должен:

– четко сформулировать для студента проектные задачи;

– стимулировать всеми педагогически приемлемыми методами эвристическую творческую активность студента;

– выступать благожелательным критикомэкспертом, видеть интересные моменты предложенной концепции;

– помочь освоить методику перехода от концептуальной модели к архитектурнопроектной (с учетом нормативов, лучших мировых аналогов, прямого показа “как это делается”, аналогичного методике мастеркласса).

Эти задачи можно выполнить только при систематическом и достаточно длительном контакте преподавателя с каждым студентом, причем контакте, связанном с работой над проектом. Учебное архитектурное проектирование должно быть сотрудничеством студента и преподавателя, и в процессе этого сотрудничества преподаватель должен проникнуться замыслами студента, помогая ему добиться успеха.

Те, кто получил архитектурное образование в 1950е – начале 1960х гг., может быть, помнят, что студенческие группы в то время включали не более 25 человек. На время “архитектурной недели” и дипломного проектирования группе предоставлялась постоянная проектная аудитория, в которой каждый студент мог работать практически по 12 часов в сутки, ежедневно консультируясь у руководителя. Последний же, приходя в группу на 6 часов, видел проекты своих студентов на всех стадиях разработки, понимал эволюцию авторского замысла. То, что впоследствии комиссия оценивала на зачете, было известно педагогам, не требовало узнавания.

Условия учебного архитектурного проектирования сегодня – это:

– численность учебных групп на архитектурном факультете по ряду причин выросла до 32–35 человек; за 4 часа, которые отводятся по расписанию на одно аудиторное занятие по курсовому архитектурному проекту, преподаватель не может полноценно поработать с каждым из своих 10–12 подопечных, консультации неизбежно становятся поверхностными;

– аудитории для курсового архитектурного проектирования тесны, в них физически не могут разместиться и нормально работать над проектом 35 человек с тремя преподавателями;

– на проектную “архитектурную неделю” аудитории для работы студентам не предоставляются; они привозят для консультаций проектные материалы в институт из дому; преподавателям приходится консультировать их в случайно не занятых аудиториях или на кафедрах, в тесноте, под шум множества других консультантов и студентов;

– не выделяется проектный зал и для работы над дипломным проектом; эскизы решений студенты привозят для консультаций частично на кальке или на бумаге, частично в памяти ноутбуков, иногда преподавателям приходится ездить к ним домой, где, естественно, условия также не напоминают проектные мастерские.

В таких условиях сложно говорить о сотворчестве учителей и учеников. Более того, студент (конечно, недобросовестный) может сдать чужой проект, особенно в компьютерной графике.

Процесс обучения архитектурной профессии связан не только с приобретением профессиональных навыков. Он должен быть насыщен положительными эмоциями и носить системный характер для каждого студента на всем протяжении его обучения. Чувство прекрасного свойственно человеку, но полагаться на стихийное формирование эстетических чувств нельзя. Эстетически развитую личность необходимо воспитывать.

“Высшее учебное заведение должно быть комфортным и безопасным для пребывания студентов, отличаться благоприятным моральнопсихологическим климатом, соблюдением действующих санитарно­гигиенических норм и правил, а также осуществлять общественно­политические, культурные и спортивные мероприятия. Ведущая роль в идеологической и воспитательной работе принадлежит профессорскопреподавательскому составу и личному примеру преподавателя”, – декларирует Образовательный стандарт Республики Беларусь.

С позиций психолого­педагогической науки эстетическое воспитание формирует эмоционально­чувственную сферу человека, возвышает его, пробуждает в нем добрые чувства и побуждает к благородным поступкам. Наиболее приемлемые и достаточно эффективные технологии эстетизации педагогического процесса следующие:

– красиво оформленные учебные кабинеты, лекционные аудитории, оснащенные современной аудио­ и видеотехникой, интерьер, соответствующий по стилю функциональным процессам и современным тенденциям проектирования интерьеров;

– содержательная дидактическая наглядность;

– доброе, красивое и емкое слово учителя.

В связи с этим глупо отрицать важность дизайна учебной среды. Эстетика окружения студента (ведь он проводит основное свое время в учебном заведении), “дух” места играют не последнюю роль и в профессиональном становлении. Но, к сожалению, недостаток площадей, отсутствие должного финансирования не дают возможности превратить архитектурный факультет в знаковое место, в котором сразу бы ощущался великий дух зодчества. Специализированные аудитории архитектурного проектирования и композиции, аудитории для работы в материале и макетирования по роду своей профессиональной специфики должны занимать значительные площади и иметь необходимые наглядные методические пособия и оборудование. Лекционные курсы по профильным дисциплинам обычно сопровождаются обширным иллюстративным материалом. Соответственно, для чтения лекций нужны аудитории, в которых этот материал можно показать. В реальных же аудиториях факультета нет никаких условий для использования современной аудио­, видеотехники и мультимедийных средств. Честно говоря, в них нет даже плотных штор или иных приспособлений для затемнения окон в дневное время, об автоматике же для регулирования светового режима мечтают лишь те, кому удалось надивиться этим “инновационным” технологиям за рубежом.

Преподавательская работа в высшем учебном заведении связана с тремя основными видами деятельности: учебной, научной и методической. Поэтому грамотно организованная предметно­пространственная среда места преподавателя играет огромную роль, способствует полноценной самоотдаче с использованием всего рабочего дня. Сложившаяся ситуация, когда кафедра служит рабочим пространством для всех преподавателей, не дает возможности вести научную и методическую подготовку и не провоцирует преподавателя находиться целый рабочий день на кафедре. А ведь творческая деятельность студента предполагает, как уже говорилось выше, систематический и длительный контакт с наставником. Учитывая это, в архитектурных вузах и на факультетах других стран преподавателям создаются комфортные условия для работы (например, 2–3 человека в кабинете, оснащенном современным оборудованием и всеми новейшими техническими средствами).

“Высшие учебные заведения должны обеспечить доступ студентов и преподавателей кафедр к сети “Интернет” и локальным сетям вузов, оказывать поддержку развитию электронных учебных ресурсов по профилям подготовки студентов, а также проведению учебных занятий с использованием сетевых технологий”, – гласит Образовательный стандарт.

В современном архитектурном творчестве очень широко используются новые технологии, в том числе компьютерные. С одной стороны, в архитектурном образовании стоит задача дать возможность студенту познакомиться с особенностями применения современных компьютерных технологий в области проектирования, а с другой – научить его использовать компьютер как средство, способствующее более быстро и профессионально решать свои задачи, не заменяя творческий процесс на использование типовых штампов, находящихся в библиотеках компьютера. Но для решения обеих задач необходимо одно условие – наличие соответствующих помещений, оснащенных современным оборудованием и компьютерной техникой. К сожалению, как по количеству, так и по качеству этого нет. Соответственно страдает качественный уровень подготовки архитектора.

Специфика подготовки архитектора требует также создания условий для самообразования и развития личности студента. Воспитывать художественный вкус, вызывать стремление к творческому труду – актуальная задача эстетического воспитания. Наличие выставочного зала могло бы во многом решить эту задачу. Возможность увидеть лучшие работы, проанализировать их, что­то взять себе на вооружение – это очень плодотворный путь профессионального самообразования.

Согласно Образовательному стандарту, библиотечные фонды должны содержать отечественные и зарубежные научные (научнометодические) журналы по направлениям подготовки выпускников, учебную, учебнометодическую, справочную литературу, которые бы обеспечили каждую дисциплину. Но общий библиотечный фонд недостаточно укомплектован литературой по специальным дисциплинам. Это объясняется тем, что для обучения как архитекторов, так и дизайнеров на разных ступенях образовательного процесса необходима весьма дорогостоящая и дефицитная литература. Периодические издания и энциклопедии также весьма дорогостоящи. И здесь без поддержки государства не обойтись.

Чем объяснить такое плачевное состояние предметно­пространственной среды? Ответ прост: жестких нормативов, определяющих непременные объемно­планировочные параметры архитектурных вузов, нет. Денег для того, чтобы сделать все не по нормам, а “по понятиям”, в ректорате тем более нет. Поставить проблемы архитектурного образования на первый план в техническом вузе сложно. Очень трудно доказать неархитекторам (независимо от их конкретной специальности), что архитектурное творчество сродни не только техническому, но и художественному, социальному, экологическому, что для него необходимы не только знания и владение ремеслом, но еще и вдохновение, и талант, и каждодневное воспитание художественно полноценным окружением, и особое обучение, талант развивающее. Так, в свое время Иосиф Бродский не смог доказать в суде, что “поэт – это, простите, от бога”, и был этим судом официально признан тунеядцем и сослан для исправления “на севера”.

Что будем делать? Будем ждать денег на создание специального корпуса для архитектурного факультета, а до тех пор думать, каким же требованиям должна соответствовать предметно­пространственная среда для нормальной организации учебного процесса.


 

 

 

 

Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 107
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 27 680
Для строительной индустрии и промышленности строительных материалов экспорт – практически единственный источник поступления валюты, необходимой...
02.09.2003 / просмотров: 14 944
Кажется, что синусоида развития архитектуры, пройдя свою нижнюю точку, медленно начала подниматься вверх. По крайней мере разговоры про кризис в...