Вы здесь

Огонь – тема монументальная и непреходящая

Версия для печати

Проследив активизацию темы огня, можно в какой­то степени увидеть настроение, атмосферу “горения” – подъема особой энергии в обществе или, наоборот, ее спада. С учетом того, что подача темы художниками отражает их личные и общественные ценности (а монументальная живопись как особо зависимый от заказчика вид живописи достаточно сильно их отображает) по трансформации видения темы огня в произведениях, с определенной долей условности можно проследить преобразование ценностей времени.

Огонь в произведениях монументальной живописи может быть передан по­разному – через активизацию алых цветов, посредством обращения к материалу, который способен отобразить блеск, вспышку пламени (стекло, смальта) либо теплоту (энкаустика), с помощью иллюстративной подачи, изображения пламени. Наконец, передачей накала, энергии непосредственно в композиции.

Первые послевоенные десятилетия в монументальном искусстве Беларуси – это время победителей, героического пафоса, время особого внутреннего подъема с романтизацией преобразований и предстоящих свершений. Ощущение энергии огня доносится до нас в произведениях через внутреннее напряжение, которое противопоставило прежней лакированной идеализации обстановки суровую материалистичность, героизм будней. Особенно ярко эта тема зазвучала в работах, посвященных войне и революции, которые наиболее часто выполнялись в это время.

Характерной такой работой стал литой витраж “Война” (художники И. Рей и И. Эйдельман, 1967 г.). Его “горение” заливает помещение многоцветным светом, постоянно взаимодействуя со всем пространством. В самой гуще красно­оранжевого стекла можно наблюдать бесконечную и живую игру искр и бликов. Кроме активной цветовой гаммы и материала напряжение в произведении передают и изображения – увеличенный профиль вооруженного человека, резко контрастирующий с мелкомодульными фигурами. Приемы, используемые в рисунке, и монтажные принципы компоновки несут отпечаток жесткой конструктивной графики. Изображенные люди единым ритмом олицетворяют монолитность убеждений, поступков – заданность движения и подчеркнутая статичность поз дают хорошую возможность раскрыть и подчеркнуть внутреннюю энергию и силу персонажей. Но, несмотря на грубую простоту и материалистичность изображения, образ человека в работе не является приземленным, наоборот – он характеризуется мужественностью характеров, нравственной силой и устойчивостью мировоззрения. Усиливает эмоциональное воздействие и достаточно большой масштаб работы. Иначе говоря, в этот период монументализация стала принципиальным приемом для выражения силы, горения духа.

1970­е годы выдвигают новую идейно­содержательную концепцию. В это время ослабевает давление государства и творчество художников начинает больше ориентироваться на внутреннюю сферу жизни человека, на ее духовность. Авторы обращаются к индивидуальным особенностям, психологическим характеристикам отдельных героев, уходит былой пафос с его жесткими “лобовыми” решениями. Такое мировоззрение приводит к станковизации искусства, разрушающей мощь монолитных работ прошлого десятилетия. Поэтому в целом интерес к теме огня снижается, и обращение к ней скорее диктует назначение архитектуры.

Здесь можно отметить роспись М. Савицкого в Музее истории Великой Отечественной войны “Великая Отечественная война. 1944 год” (1971). Она активно работает в интерьере, целенаправленно настраивая на восприятие экспозиции музея. Мощная энергия огня передается динамикой, усложнением композиции. Автор использует рваные круговые элементы, наполняет композицию несколькими сюжетными частями. Главный эмоциональный узел работы – образы матерей, которые изображены в небольшом ракурсе, что усиливает накал пафоса произведения. Вокруг этой группы женщин происходит мощное круговое движение людей. Вводятся символы, активно используется алый цвет. Произведение строится на ассоциациях, применяются несколько точек схода и линий горизонта – все это усиливает психологическое воздействие. Но эти приемы хоть и передают силу огня – она все же скорее внешняя в отличие от внутреннего напряжения 1960­х годов.

Эта монолитная сила 1960­х проявляется в мозаике “Беларусь партизанская” на фасаде минской гостиницы “Турист” на Партизанском проспекте (1973). Монументалист А. Кищенко и архитектор Л. Погорелов работали как соавторы художественного решения гостиничного комплекса. В период массового индустриального строительства это сотрудничество имело особое значение: важно было изначально, на уровне проекта, определить не только функциональное и даже эстетическое содержание локального произведения, но и целенаправленное художественное преобразование среды, создать ее узловые моменты. Таким образом, монументальное произведение, расположенное на торце здания, придало всему окружению содержательный смысл. Тема работы продиктована названием проспекта и являет собой своеобразный мемориал, в котором сделан акцент на силу и мощь человеческой общности, объединенной одним страстным порывом, горением.

А. Кищенко создает и мозаику “Октябрь” в экстерьере минского института “Белместпромпроект” на Юбилейной площади (1975), на которой запечатлено взятие Зимнего дворца. Но здесь автор обращается к приемам, уже свойственным этому периоду, – несколько ракурсов и точек схода, что заведомо способствовало выражению динамики и энергичного движения, “пламенных” идей и эмоций.

Для усиления психологического воздействия художник решает оба произведения в горящем красном колорите. Выбранная техника – мозаика благодаря блеску граней смальты усиливает кажущееся полыхание.

В монументальных композициях 1980?х годов происходит еще большее усложнение, продолжается общий отход от “горящих” тем, которые продолжают встречаться на разве что специализированных объектах. Например, работа В. Кондратьева на тему гражданской войны, которая находится в Лепельском районном краеведческом музее (1980). Экспонатам интерьера – холодным, зеленым металлическим автоматам и другой военной технике – автор противопоставил оранжево­красное произведение, выполненное в теплой и мягкой технике энкаустики.

На тему Великой Отечественной войны для фойе Усчанского музея народной славы (1985) В. Кривоблоцкий создает произведение “Во имя жизни на земле”, которое властно владеет интерьером. Художник стремился передать свое личное отношение к войне, по его словам, – “боль души и сердца”. Драматический напор военного огня автор выявляет через активную цветовую гамму – красно­оранжевый с контрастными вставками черного. Особая экспрессия достигается с помощью изображения масс людей, мощно идущих на зрителя. Словно праведный наступательный огонь повергает и испепеляет черные силуэты фашистов.

С 1990­х годов с распадом СССР и образованием суверенной Беларуси ситуация в обществе и соответственно в монументальном искусстве существенно меняется. Какое­то время царит нестабильность, растерянность, которая усугубляется лавинообразным наплывом новой информации о мировом искусстве, его стохастическим влиянием. Работы художников этого времени характеризуются активными поисками в разных направлениях. В том числе и при выражении “огненной” темы. Так, она прослеживается в некоторых особо драматичных произведениях и передается через “крик”, внутреннюю боль художников, их определенное разочарованние в мире, тревогу и озабоченность (гобелен “Чернобыль”, созданный для зала Экономического и Социального Совета ООН, и “Гобелен столетия” А. Кищенко, 1994 г.) Такие работы сюжетно перегружены, отличаются особым пафосом образного построения, насыщены сложными символами и аллегориями.

Ближе к завершению прошлого столетия, практически с исчезновением государственного заказа, художники все более обращаются к синтезу с культовой архитектурой, где тема огня традиционно связана с отображением религиозных сюжетов.

В это же время появляется частный заказчик, который обращается к художникам для оформления своего жилья. Появляются работы, как правило, несущие релаксационную функцию, с приоритетом лирики, исключающей беспокойство огня.

В этом плане с ними резко контрастируют некоторые общественные, преимущественно молодежные, учреждения – дискотеки, клубы. В них огонь старанием художников вспыхивает как передача жесткого видения мира, даже агрессии. Эта тема может выражаться кричащими, контрастными цветами, жесткой, ломаной стилистикой, а также открытым “репортажным” изображением огня, взрывных предметов (например, боевой гранаты).

Такие произведения, апеллирующие к “горящей” молодежной субкультуре, используют и соответствующий образно­стилевой строй – технику граффити, подобие коллажа из вырезок модных экспрессивных журналов, заимствование приемов и даже функций рекламы, информационно­сигнальных знаков (роспись в ночном клубе “Метро” С. Некрашевича).

Таким образом, тема огня неизменно присутствует в современной монументальной живописи Беларуси, хотя и с разной силой выражения, стилистической интерпретацией.

Естественно, наиболее ярко она отображается в работах, посвященных войне, в раскрытии ее драматизма и пафоса великой Победы.

В последнее десятилетие прошлого столетия образ огня вновь появляется, выражая беспокойство и обеспокоенность за судьбы мира. Сегодня, преимущественно в культовой архитектуре, символика огня взывает к возвращению духовности.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 20 525
Целевые ориентиры. Многие малые и средние городские поселения Беларуси имеют богатую историю и обладают ценным историко-культурным наследием,...
23.07.2003 / просмотров: 15 580
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 653
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...