Вы здесь

Университет глазами архитектора

Версия для печати

Во всем мире высшие учебные заведения формируются как центры учебной и научной работы студентов и преподавателей. Это приводит к тому, что ни функционально­технологические схемы, ни архитектурный облик отдельных корпусов и комплексов в целом неповторимы. И во всеобщую историю архитектуры Московский университет на Воробьевых горах (архит. Л.В. Руднев), Иллинойсский технологический институт в Чикаго (архит. Л. Мис ван дер Роэ) или Баухаус в Веймаре (архит. В. Гропиус) входят как знаки своего времени, своей страны, своей alma mater. Даже во времена типового проектирования не было типовых проектов университетов.

Университеты – это городки, где основополагающим является принцип интеграции учебных зон с жилыми, спортивными, культурно­развлекательными зонами, но виды и формы самой интеграции весьма разнообразны. Различны и исходные генеральные решения, да и реализуются они поразному.

Генеральный план студенческого городка Политехники Белостокской был выполнен для реализации в течение 1972–1980х годов, но сохранил свою логику до сегодняшних дней (В. Хинц, Р. Тршаска, 1971–1972; Я. Кабац, А. Турецки, Г. Домбровска­Милевска, 2000) (рис. 1). Первая очередь строительства включала административный корпус и часть факультетов, блок столовой, гимнастического зала, общежития и дом гостиничного типа для сотрудников. Реализация первой очереди позволила организовать застройку магистрали. Но обилие неосвоенных площадей и незавершенность композиционной темы не давали ощущения целостности.

Сегодня строительство продолжается. Цепочку учебных корпусов дополнило здание энергетического факультета (рис. 2). Этот корпус включил в себя также общеуниверситетский комплекс лекционных залов. При строительстве были реализованы новые подходы к трансформации внутреннего пространства: основной зал, вмещающий во время ежегодной инаугурации всех сотрудников университета, достаточно легко и быстро может быть превращен в три самостоятельно функционирующие поточные аудитории. Этот корпус и вновь построенный спортивный блок органично вписались в существующую застройку благодаря сохранению исходного масштаба и общего архитектурнохудожественного решения. Основной композиционный прием – сочетание красных кирпичных плоскостей с белыми бетонными тягами – получил развитие и в новых объектах.

Архитектурный факультет Политехники Белостокской никогда не размещался в студенческом городке. Первым его зданием был гостевой павильон дворца Браницких, затем не приспособленное к специфике учебного процесса здание коридорного типа. И наконец, факультет разместили в освободившемся здании энергетического факультета. Оно включало в себя огромный машинный зал с антресольным этажом, разрезанным на крохотные помещения. Положение казалось безвыходным. Проект реконструкции, разработанный сотрудниками факультета, дал возможность выделить лекционный зал, обустроить зоны для самостоятельных занятий студентов, проведения зачетов, организации выставок. Маленькие комнаты антресольного уровня превратились в рабочие кабинеты преподавателей. Каждые два кабинета связаны размещенной между ними аудиторией, достаточной для занятий с одной подгруппой. Очень удобно! А уж студенческое воображение и фантазия превращают эти пространства в волшебные инсталляции.

Бывают случаи, когда внешний облик университетского комплекса не вызывает сомнений в наличии архитектурного факультета в составе этого заведения. Студентамархитекторам Гданьского технологического университета повезло учиться в старинном здании, фасады которого могут служить прекрасными увражами для изучения архитектурных стилей.

Гданьский технологический университет в 2004 году отметил столетний юбилей. Автором проекта был архитектор Альберт Карстен, который позже стал профессором архитектурного факультета. За свою историю учебное заведение пережило смену государственного и политического строя, две мировые войны, разрушение здания и восстановление его из пепла, но навсегда сохранило свой неповторимый облик и дух (рис. 3).

От широкой городской магистрали корпуса университета отделены парком и кварталами жилой застройки. В этой жилой зоне расположены студенческие общежития, коттеджи преподавателей, дома горожан, в которых студенты снимают комнаты. Хорошее озеленение, обилие цветов, продуманное благоустройство делают жилые пространства уютными и спокойными.

К въездным воротам ведет широкая парадная аллея, затененная старыми кряжистыми деревьями. Пока доходишь до ворот, абсолютно теряешь чувство времени, оставляя за собой шумный город с его суетой, и погружаешься в ирреальный мир. Кованые ворота с гербом университета, здание привратницкой со скульптурными украшениями на стенах, классический цветочный партер перед главным входом, мраморные лестницы, массивные двери – и живые задорные лица студентов и преподавателей.

Фасады главного корпуса были достаточно эклектичны, что полностью сохранено в процессе реконструкции (рис. 4, 6), интерьеры же отличались ярко выраженными чертами сецессии. В этом стиле были выполнены витражи окон основных репрезентативных помещений. Зал заседаний Совета был декорирован дубовыми панелями, актовый зал – деревянными в технике интарсии. В помещениях доминировала цветовая гамма с использованием коричневых и зеленых цветов в сочетании с позолотой. При реконструкции внутреннего пространства первоначальные интерьеры не сохранились. И сегодня они воспринимаются как вариация арт­нуво. Смягченный вариант этого архитектурного стиля позволяет включить новые пространства с новой стилистикой. История и современность сплелись в причудливый узор. Огромный старинный маятник, раскачивающийся на тросе под современным стеклянным куполом внутреннего двора, мерно отсчитывает секунды, годы, столетия (рис. 5).

Каждая страна, каждый регион мира накладывает свой отпечаток на характер студенческого городка.

Университет Тель­-Авива организован в 1956 г. путем объединения бывшего Педагогического института и Высшей школы экономики и права (оба заведения основаны в середине 30х годов ХХ в.). В 1964 г. для строительства университета выделили просторный участок на северной окраине Тель­Авива, где начала формироваться целостная схема студенческого городка­кампуса (рис. 13).

На протяжении всей истории развития кампуса перед проектировщиками стоит и искусно ими решается проблема сохранения баланса между автономией студенческого городка и его интер­акцией с окружающей застройкой. Кампус ТАУ ревностно охраняет свою независимость и стерильно академическую атмосферу, но в то же время максимально открыт и приветлив, дружелюбно делится своей одухотворенностью с внешним миром. Так, городок студенческих общежитий перенесен через дорогу в сердце квартала престижных вилл. С другой стороны, учебноспортивный комплекс, находящийся в глубине университета, имеет все черты элитарного кантриклуба и далеко не всякому по карману. В его джакузи, бассейне и массажных можно встретить нищего (как было везде и всегда) студента рядом с лоснящимся адвокатом известнейшей фирмы.

Главный вход замыкает ось, проходящую от побережья и городского аэропорта через торговый и деловой центр РаматАвив до университета. Позади кампуса протянулась главнейшая транспортная нить – автотрасса, включающая в себя железнодорожное полотно электричек. Эта транспортная сеть, без преувеличения, соединяет университетский городок со всей страной.

Центральная входная зона представляет собой пешеходную площадь, разнесенную по нескольким уровням (рис. 7). Невысокие распластанные террасы с газонами оканчиваются сравнительно широким бордюрным камнем. На них можно сидеть, как в своеобразном амфитеатре, или подниматься по ним, как по отлогим ступеням. Площадь ограничена треугольным строением, содержащим кафе и магазинчики. Колоннада этого здания дает приют выносным кофейным столикам и стойкам с нехитрым студенческим товаром – тетрадные блоки, упаковки ручек и карандашей, китайские калькуляторы, пластиковые линейки и треугольники.

Для спешащих посвященных есть несколько мышиных норок­проколов, ведущих прямо в административный корпус, но для рядового посетителя кажется естественным подняться по лестнице на пригорок прямо в сердце кампуса, минуя террасы со всевозможными диковинными обломками древностей – дидактическая реклама исторического факультета. Вообще весь академический официоз – офис президента, ректорат, канцелярии, хотя и размещаются во вполне внушительных строениях (рис. 8), но вытеснены на периферию кампуса. Передвижение по кампусу разрешено только пешком или на велосипедах, поэтому администрацию устраивает пребывание на окраинах территории – поближе к автостоянкам.

Архитектура корпусов достаточно утилитарна, застройка планомерно велась в течение десятилетий, и каждый корпус представляет собой отражение вкусов и технологических инноваций периода именно своей постройки. Объединяет их только светлосерый бетон и общая приверженность модернизму. Так, здание Центральной библиотеки (рис. 9) (конец 1960х гг.) перекликается с аудиториями факультета биологии (рис. 10) (начало 1980х гг.), но звучат собственными голосами, создающими симфонию архитектуры XX века. Возможно, нашим потомкам это будет казаться единым архитектурным ансамблем – кого из нас так уж настораживают нюансы, отличающие правое крыло Эрмитажа от левого?

Но одно здание явно выделяется формами и материалом – это здание университетской синагоги авторства Марио Ботта (рис. 11), породившее не менее острые споры, чем стеклянные пирамиды Лувра, и потому вполне способное стать классикой израильской архитектуры. Другим выдающимся строением, а также организацией, в нем помещающейся, является Музей диаспоры. Кроме потрясающей экспозиции тут находится база данных, собираемая уже более полувека и относящаяся ко всем еврейским общинам, существующим или когда­либо существовавшим. Миллионы людей со всех уголков мира отправляют сюда семейные документы и фото, справляются об истории своих семей, находят давно потерянных родственников и обретают новых, неведомых и нежданных. Именно здесь из разноцветных ниточек сплетается узорчатый ковер еврейского народа.

Еще одной гордостью Тель­Авив­ского университета является Художественная галерея, имеющая вполне зрелую и впечатляющую экспозицию, а также коллекцию крупных скульптурных форм, размещенных по всему кампусу (рис. 12).

Каждый учебный комплекс неповторим. Каждый из них остается в сердцах своих выпускников светлым и счастливым воспоминанием юности.



comments powered by HyperComments
Читайте также
22.04.2004 / просмотров: 6 918
Писать слово-звание “Мастер” с большой буквы вполне уместно, справедливо, если мы обращаемся к таким заслуженным, общепризнанным...
12.11.2004 / просмотров: 5 606
Вопрос, какими должны быть села Беларуси, на мой взгляд, был решен в значительной степени благодаря экспериментально-показательному строительству в...
13.04.2005 / просмотров: 201
Проектная деятельность — сложный и многоплановый процесс. С одной стороны, это коллективный труд проектировщиков разных специальностей, с...