Вы здесь

Принципы пространственно-предметной организации образовательной среды

Версия для печати

Сама идея школы как места встречи разных поколений и осуществления образовательного процесса в рамках развивающихся детско-взрослых общностей определяется принципом максимальной представленности в образовательной пространственно-предметной среде признаков принадлежности детей к группе, роду, этносу и цивилизации. Данный принцип является ведущим, через него в наибольшей степени воплощается факт этнической идентификации граждан, что для белорусов, в силу исторических обстоятельств практически утративших свою самобытность, жизненно важно.

По нашему мнению, сегодня вопрос стоит уже не столько о возрождении национальной культуры, сколько о культивировании идентификации младшего и среднего поколения (молодых родителей) жителей республики со своими этническими предками – беларусамі. С точки зрения социологии, социального наследования национальная культура во всех ее проявлениях (в том числе и в первую очередь архитектурно-ландшафтном) является важнейшим механизмом общественного развития, выступая в качестве продукта общества, его идеологии, особенностей жизнедеятельности, повседневной жизни (А.И. Левко). К сожалению, в настоящее время мы и наши дети имеем дело лишь с продуктами советской идеологии, выхолостившими национальные приметы производственно-хозяйственной, духовно-нравственной и повседневной жизни белорусов.

Идея проекта экспериментального образовательного центра начального образования для детей от рождения до 11 лет, получившего название “Фальварак”, олицетворяет в первую очередь национальную, этническую идентификацию.

Проживая начало жизни (приходящие дети – большую часть дня) в реальном архитектурно-ландшафтном фольварке, дети в содружестве со взрослыми (педагогами, родителями, представителями старших поколений) получат возможность органично “впитывать” ритм жизнедеятельности, ее живую ткань, сотканную естественным трудом в саду, огороде, парке, мастерских, художественных салонах, лаборатории и т.д. Они смогут участвовать в исконных белорусских промыслах, приобщаться к национальным ремеслам, видеть и осваивать жизнь на земле (а не на асфальте) во всей ее полноте и целостности.

Речь идет о реализации деятельностной функции национальной архитектурно-планировочной культуры. “Фальварак” – не внешний антураж и декорация, а живой действующий организм. Стало быть, все здесь должно происходить не “понарошку”, а всерьез, в соответствии со специальной производственно-хозяйственной программой.

Принадлежность “жителей” к определенной группе отражает своеобразие планировки и убранства жилых уголков усадебного дома, предназначенных для трех разных возрастных коллективов детей: от 0 до 3, от 4 до 6 и от 7 до 11 лет (возрастные границы носят условный характер). Так, самая младшая группа поселяется в относительно автономной части здания со всеми необходимыми бытовыми помещениями (кухней, прачечной, туалетами и т.п.). В убранстве каждого жилого комплекса непосредственное участие принимают его обитатели, украшая свое жилье собственными рисунками, поделками, любимыми вещицами. Групповая идентификация в пределах пространственно-предметной среды обозначается и через размещение на стенах жилых комнат фотопортретов членов группы (это особенно значимо для малышей).

Важную роль в настоящем проекте играет родовая принадлежность. Она закрепляется в пространственно-предметной среде жилых помещений разными средствами. В младшей группе – через семейные фотографии на стенах всех комнат, включая спальню. В средней – с помощью доступных взгляду генеалогических древ, воссозданных и оформленных самими детьми. Ребята старшего возраста организуют свой или участвуют в работе общего музея. Что касается детей-сирот, предположительно проживающих в фольварке на постоянной основе, их принадлежность к роду осуществляется поселением братьев и сестер в смежных комнатах.

История и современность славянских и других европейских народов могут быть представлены соответствующими картографическими и познавательными печатными изданиями не только в библиотеке, но и в жилых помещениях усадебного дома. Живым их воплощением могут стать элементы и полноценные национальные костюмы жителей фольварка (больших и маленьких), используемые в будни и в период проведения этнических обрядов и праздников. Особенно значим факт участия в их изготовлении самих обитателей.

Внутренняя планировка школы подчиняется общему принципу гетерогенности и сложности пространственно-предметной среды (по В.А. Ясвину), основная смысловая нагрузка которой сводится к предоставлению возможности пространственного и предметного выбора всем участникам образовательного процесса. “В такой среде можно не только отыскивать, но и конструировать предметы своей моторной, сенсорной, манипулятивно-познавательной, игровой и художественной активности” [4, c. 85].

В проекте “Фальварак” принцип, определяющий гетерогенность и сложность пространственно-предметной образовательной среды, дополняется введением авторских нормативов: принципа последовательного увеличения мерности пространства жизнедеятельности и принципа обеспечения доступного возрасту пространства выбора.

Так, опредмечивание постепенно возрастающего разнообразия, дифференциации и отчетливости реального пространства жизнедеятельности растущего в фольварке ребенка происходит на основаниях принципа последовательного увеличения мерности образовательной среды, который определяет уже упоминавшуюся автономность жилых покоев для самых маленьких обитателей. Для них пространственно-предметная среда максимально “спрессована”, в разных видах включает “дубликаты” всех общих помещений фольварка: кухни, столовой, прачечной, библиотеки, гостиной, музыкального салона, мастерских, оранжереи и т.п. Они еще пространственно не развернуты, скорее, символичны. Например, прототипом библиотеки становится книжная полка или этажерка, мастерская носит универсальный характер: здесь можно изготавливать и чинить все – от истрепавшейся книжки до сломанной лопатки.

В это время малыши почти постоянно обитают на своей территории, изредка в сопровождении взрослых и старших детей посещая общую столовую, гостиную, оранжерею и т.д. Для них пространство жизнедеятельности еще “одномерно” – это просто их группа, двор (как в сельском доме, на даче).

Для детей постарше (от 4 до 6 лет) мерность пространства жизнедеятельности увеличивается за счет непосредственной близости от места их проживания разнообразных мастерских. В них опредмечиваются условия для различных видов человеческой деятельности. В соответствии с этим мастерские дифференцируются, предоставляя возможности для производственного, технического, научного, художественного, бытового труда. Часть мастерских может располагаться во дворе фольварка. Кроме того, дети обживают и общие помещения усадебного дома: они едят в столовой, бывают на кухне и в прачечной, принимают гостей в гостиной, пользуются библиотекой и т.д.

Дети от 7 до 11 лет помимо всего описанного получают в свое распоряжение еще и классы.

Принцип постепенного увеличения мерности пространства отнюдь не отменяет свободу передвижения каждого ребенка по всему зданию. Особенности пространственно-предметной среды для детей определенного возраста просто соизмерены с их возможностями: вряд ли двухгодовалый малыш решится на освоение огромной по его масштабам территории всего фольварка, делать это надо постепенно.

Соотнесенность с возрастными возможностями заложена и в принципе обеспечения доступного возрасту пространства выбора, который уточняет понятие гетерогенности и сложности предметной среды и непосредственно связан с требованием последовательного увеличения мерности пространства жизнедеятельности ребенка. При этом под пространством выбора понимается часть потенциального пространства объективно существующих и известных человеку возможностей. “Выбор тем свободнее, чем полнее границы пространства выбора совпадают с границами пространства возможностей. Выбор абсолютно свободен, когда эти границы абсолютно совпадают. Он несвободен, когда границы пространства выбора “не дотягивают” до границ пространства возможностей или выходят за них” [1, c. 85].

Таким образом, принцип обеспечения пространства выбора служит реализации генеральной педагогической идеи – воплощению в образовательной практике свободы как специфически человеческого состояния сознания, деятельности и духа в социокультурном поле. [2]. На практике он подразумевает организацию материального (предметного) пространства выбора, максимально приближенного к границам пространства возможностей (с учетом возраста воспитанников).

Для детей младшей группы – в пределах быта, в свернутом виде включающего все общественные практики (производство, искусство, науку, хозяйство, спорт).

Пространство выбора для детей 4–6 лет представлено мастерскими, каждая из которых содержит подпространство выбора инструментов и материалов для соответствующей деятельности. Разнообразие средств – от исторически первых до современных (например, компьютер) с включением самых необычных (для данной деятельности) предметов – необходимо в целях стимулирования творческого подхода к делу, поскольку творчество рассматривается как проявление свободы по отношению не только к целям, но и к средствам и способам деятельности [2].

В возрасте от 7 до 11 лет пространство выбора обогащается осваиваемыми знаковыми системами. В предметной среде это реализуется продуманным размещением разнообразных схем, таблиц, чертежей, графиков, выполненных самими детьми.

Гетерогенность пространственно-предметной среды в фольварке определяется еще одним принципом – аутентичности среды, то есть ее сообразности жизненным проявлениям ребенка того или иного возраста. Иначе говоря, обеспечение детям возможности “функционирования в наиболее благоприятном для них ритме, соответствующем возрастным, половым, индивидуальным особенностям” [4, c. 85]. Действие данного принципа может быть расширено до уклада жизни, обусловленного своеобразием ведущего уровня сознания в том или ином возрасте.

В связи с тем, что сознание младших детей функционирует на уровне непосредственного восприятия, реального переживания (и проживания), их жилая зона в фольварке относительно автономизирована. В это время чрезвычайно велика степень слитности индивида с группой, а индивидуальная жизнь размещается в пространстве повторяющихся событий, закрепленных системой традиций [3]. Здесь царит свой, постоянный уклад и неспешный ритм жизнедеятельности, совпадающий с природной размеренностью смены времени суток, сезонов года и связанных с ними естественными для семейного быта заботами взрослых, свидетелями и участниками которых являются малыши. Ребенок органично слит с семьей, родовой общностью, поскольку для уровня непосредственного восприятия жизни характерно максимальное подчинение индивида родовому сознанию. Поэтому и интерьер жилых помещений этой возрастной группы предельно “домашний”, где дети и взрослые “просто” живут друг для друга.

На уровне обыденного сознания, который связывается преимущественно с возрастом 4–6 лет, появляются условия для разделения индивида и группы. В связи с этим пространственно-предметная среда организуется таким образом, чтобы обеспечивать личностную автономию ребенка без потери связи с социальным окружением, коллективом детей и взрослых. Отсюда – уже отмеченное соседство жилого уголка этой возрастной группы с разнообразными мастерскими, которые ребенок выбирает сам. Это обеспечивает проявление индивидуального “Я”, создает возможности для реализации расположенной на данном уровне развития сознания “точки выбора” [3]. Необходимость предоставления личностной автономии также учитывается при планировке и оформлении интерьера комнат для детей данного возраста.

Сознание детей 7–11 лет переходит на рефлексивный (рациональный) уровень, для которого характерна ориентация на определенность понятий, стремление к построению непротиворечивой картины мира. Это время для перехода к систематическим занятиям. Пространственно и предметно их олицетворяет класс с упорядоченной планировкой и соответствующим интерьером. Вместе с тем рациональность не должна подавлять эмоциональное восприятие живого мира во всем его многообразии и целостности. Поэтому в целях “уравновешивания” различных способов освоения и интерпретации жизни уроки предполагается проводить не только в классе, но и в разнообразных мастерских, общих помещениях и во дворе школы. Это, кстати, дает возможность приобщаться к этим событиям и детям младших возрастных групп.

Наконец, принцип связности пространственно-предметной среды, согласно которому предоставляется “возможность воспринимать различные виды образовательной деятельности как взаимообусловленные и дополняющие друг друга” [4, c. 85]. В соответствии с этим осуществляется архитектурная планировка как жилых, так и специализированных зон школы. Соседствующие мастерские и другие помещения (например, библиотека, лаборатория, зимний сад) соединяются друг с другом посредством раздвижных стен, лестниц, окон и обычных дверей. В целом планировка и оборудование комнат позволяют ребенку без проблем попасть в любое из заинтересовавших его помещений.

Литература

1. Левин, Г.Д. Свобода воли. Современный взгляд // Вопросы философии. – 2000. – № 6. – С. 71–86.

2. Масюкова, Н.А. Антропологическая парадигма как основание создаваемой программы начального образования // Пралеска. – 2000. – № 5. – С. 11–16.

3. Улыбина, Е.В. Обыденное сознание: продуктивность противоречий в развитии сознания // Мир психологии. – 1999. – № 1.

4. Ясвин, В.А. Психологическое моделирование образовательных сред // Психологический журнал. – 2000. – № 4. – С. 79–88.

 


comments powered by HyperComments
Читайте также
02.09.2003 / просмотров: 14 940
Кажется, что синусоида развития архитектуры, пройдя свою нижнюю точку, медленно начала подниматься вверх. По крайней мере разговоры про кризис в...
02.09.2003 / просмотров: 16 449
Система подготовки архитектурных кадров – это сложный и долговременный процесс и, конечно же, здесь нельзя говорить только о  годах...
26.10.2003 / просмотров: 5 230
2–3 октября город над Сожем принимал у себя гостей — участников Пятого национального фестиваля архитектуры “Гомель-2003”. В...