Вы здесь

Высокое чувство гармонии

Версия для печати

Как известно, в науке любое явление определяется как частный случай более общего понятия. Термин ансамбль в архитектуре и градостроительстве означает согласованное гармоническое единство в расположении группы зданий, образующих целостную архитектурно-пространственную композицию. Совершенно очевидно, что определяющим понятием здесь является гармоническое единство, без которого не существует ансамбля как такового. Он, таким образом, являет частный случай гармонии, которая в свою очередь предполагает соразмерность, соподчиненность частей целому и их общую сомасштабность человеку и окружающему ландшафту.

Гармонией в древнегреческой мифологии звалась дочь Арея, Ареса (бога войны) и Афродиты (богини любви и красоты). Ее именем античные философы семантически обозначили диалектическое единство борющихся противоположностей, единство в многообразии, несущее красоту. Характерно, что архитектура как вид человеческой деятельности, подобно богине Гармонии, много веков соединяла в себе два противоречивых начала и разделялась на архитектуру военную (militaris) и гражданскую (civilis). Удивительное, неповторимое, одухотворенное сочетание этих начал мне довелось увидеть в минувшем году в архитектурном ансамбле Тобольского кремля, в котором неожиданно прозвучали родные, знакомые нотки.

Тобольск – исторический центр Западной Сибири, расположенный в ее южной части, на слиянии двух могучих сибирских рек, Тобола и Иртыша. Город основан в 1587 г. при Иване Грозном, в период расцвета пассионарности русского этноса, как опорный военно-стратегический пункт. Ранее, еще в XIV в., регион был завоеван татарами под предводительством хана Кучума и исламизирован. В начале августа 1584 г. именно здесь, “на диком бреге Иртыша”, согласно К. Рылееву, сидел легендарный казачий атаман Ермак, “объятый думой”. Захваченный врасплох, спасаясь от нападения татар под предводительством хана Кучума, могучий атаман утонул в реке отягощенный доспехами – подарком царя. На месте его гибели в 1839 г. установен классицистический обелиск работы академика архитектуры А. Брюллова (рис. 1). Покорение Сибири было для русских равноценно открытию Америки. В начале XVII в. из Тобольска началась христианизация населения Западной Сибири, которая в XVIII в. постепенно охватила малочисленные народы Севера, жившие в бассейне Иртыша и Оби, вплоть до Северного Ледовитого океана. Тюркское население составляло и составляет значительную часть населения региона, который, как и всякое колониальное образование, отличается полиэтничностью. Здесь, кроме местных этносов, татар и русских, проживает также много украинцев, белорусов, поляков.

Исключительно удачное расположение Тобольска обусловило его уникальную роль в истории России. Наличие крупных водных артерий имело важное политическое и экономическое значение, способствовало быстрому развитию города в XVII–XIX вв. Здесь были открыты первые в Сибири светская школа, типография и театр. Тобольск как важный узел сухопутных и водных путей оставался основой системы транспортных коммуникаций Сибири, актуальной до строительства в конце XIX в. Транссибирской железной дороги, которая прошла на 250 км южнее города, что снизило его роль в экономике Сибири и России в целом. Это привело к консервации городской инфраструктуры, а затем, в советское время, и к большим ее потерям.

Во внутриполитическом отношении для “большой земли”, центральной России, Тобольск всегда являлся местом ссылки. Первым ссыльным Тобольска был колокол из Углича, оповестивший об убиении царевича Димитрия, за что был снят, лишен “языка” бит плетьми и сослан в Сибирь. В Тобольске он находился до 1892 г., после чего был прощен и возвращен обратно. В XVIII в. сюда были сосланы главные действующие лица дворцовых интриг императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны: А.Д. Меньшиков, А.Г. Долгорукий, Г.И.Ф. Остерман, Б.Х. Миних, Э.И. Бирон (последний, кстати, известен не только как жестокий фаворит Анны Иоанновны, но также как меценат и покровитель великого зодчего Б.Б. Растрелли). В XIX в. Тобольск стал перевалочным пунктом для еще более далеких ссылок, местом заключения многих декабристов. Здесь у тобольского губернатора добивались своего права следовать за мужьями жены декабристов. Через Тобольский централ прошли А.Н. Радищев, В.К. Кюхельбекер, генерал-майор М.А. Фонвизин, Н.Г. Чернышевский, В.Г. Короленко. Сюда же были сосланы многие участники национально-освободительных восстаний 1830–1831 и 1863–1864 гг. на белорусских землях. Для ссыльных католического вероисповедания в 1900–1909 гг. у подножия Тобольского кремля архитектором варшавской школы К. Войцеховским построен каменный Троицкий костел в стиле неоготики.

Теперь на фоне Тюмени, новой нефтяной столицы Западной Сибири, о былой славной истории Тобольска вспоминают мало, но о ней остались яркие свидетельства в великих именах, связанных с этим городом, и главное – архитектурный ансамбль его исторического центра, ныне Тобольский государственный историко-архитектурный музей-заповедник. В Тобольске родились великий ученый химик Д.И. Менделеев, композитор А.А. Алябьев, автор чарующего “Соловья”, поэт-сказочник П.П. Ершов, создатель чудесного “Конька-Горбунка”. Их творческий гений формировался, безусловно, под влиянием сказочного образа Тобольского кремля. В этом контексте необходимо особо отметить малоизвестную у нас выдающуюся личность, одного из создателей этого прекрасного ансамбля, сибирского энциклопедиста, картографа, архитектора, строителя, историка и художника Семена Ульяновича Ремезова (1642–1720 гг.). В 1699–1704 гг. им создана “Чертежная книга Сибири”, первый российский географический атлас из 23 карт, в котором обобщены русские географические открытия XVI–XVII вв. Рядом с Тобольским кремлем ему установлен памятник с надписью: “От благодарных потомков” (рис. 2).

Исторический центр Тобольска расположен на высоком надпойменном плато Иртыша, которое с юга и запада обрывается крутыми склонами к низинной пойме Тобола, где находится посадская часть города с многочисленными церквями. Нижний город соединяется с Верхним, который будто парит в воздухе, Большим Казачьим и Никольским спусками, или “взвозами”, с уклоном не менее 35 градусов (рис. 4, 5). Ансамбль Верхнего города складывался постепенно, что естественно для описанной исторической ситуации, и включает собственно кремль, архиерейское подворье и гостиный двор. Кремль, как большинство сооружений восточнославянского оборонного зодчества, представляет территорию, обнесенную мощными стенами с круглыми башнями по углам плана, накрытыми довольно высокими конусоподобными шатрами, напоминающими головной убор кочевников Сибири. Нелишне будет напомнить, что слово “вежа”, обозначающее в белорусском языке крепостную башню, тюркского происхождения – так кочевники называли свое незамысловатое жилище в виде шатра. Очевидно, что этимология понятия основывается именно на конусоподобной или пирамидальной форме шатра. Стены кремля по периметру накрыты двухскатными крышами. Только фрагментами сохранились завершения стен с зубцами типа “ласточкиного хвоста” (рис. 3), напоминая оборонительную систему Смоленского кремля, созданную зодчим Федором Конем, или даже более отдаленные во времени и пространстве “гиббелиновые зубцы” средневековых крепостей Италии, привнесенные оттуда в Московскую Русь миланским архитектором и военным инженером Филарете, участвовавшим в строительстве Московского кремля.

Духовным эпицентром ансамбля Тобольского кремля является величественный Софийский собор, первый каменный православный храм Сибири. Характерно, что, как и три самых главных собора Древней Руси в Киеве, Новгороде Великом и Полоцке, он освящен в честь абстрактной теологической идеи – Софии-логос, или Премудрости Божьей. Этим было акцентировано его важнейшее значение в христианизации Сибири. Согласно Библии, именно Премудрость Божия “провела круговую черту по краю бездны”, выделила наш мир из космического хаоса. Известный культуролог С.С. Аверинцев, специалист по античности и раннему христианству, показал каким образом абстрактная идея Ветхого завета в древнегреческой культуре персонифицировалась в женский образ богини войны и мудрости Афины Паллады, к тому же, как известно, покровительницы городов и художественных ремесел. А затем, уже в раннехристианской византийской культуре, идея Божьего промысла и языческая богиня-покровительница слились в единый образ Матери Божией. Именно в честь нее освящалось большинство храмов Древней Руси – многочисленные Успенские, Пречистенские, Введенские, Покровские церкви. Очень редкие Софийские соборы, отмеченные нами ранее, имели фундаментальное смысловое значение, семантику краеугольного камня христианской веры.

Софийский собор в Тобольске был возведен довольно быстро, всего за три года (1683–1686). В своей тектонической основе собор являет классический образец византийско-русского пятиглавого трехапсидного крестово-купольного храма. Однако стилистика его пронизана уже художественными веяними Нового времени (рис. 6). Позакомарное покрытие отделено от кубовидного объема профилированным ордерным карнизом. Большие окна с лучковыми арочными завершениями оформлены наличниками с фигурными выпукло-вогнутыми сандриками, напоминая пластические формы украинского барокко. Эти ассоциации еще более усиливают покоящиеся на круглых световых барабанах изящные многоярусные барочные купола, называемые в украинском зодчестве “бани”. Это кажущееся странным название имеет четкую этимологию от латинского слова baneum – округлый сосуд с узкой горловиной, используемый для омовения в термах и купальнях, позднее в баптистериях для обряда крещения. Многоярусные купола такой формы широко использовались в архитектуре зрелого и позднего барокко Украины. Именно такие купола были возведены над киевским Софийским собором при перестройке его на рубеже XVII–XVIII вв., над соборами Киево-
Печерской лавры, над Андреевской церковью в Киеве, знаменитым творением Б.Б. Растрелли. Однако на украинских и белорусских землях в целом в сакральной архитектуре Великого Княжества Литовского широко распространенные купола-бани обычно имели восьмигранную форму и восьмерики в их основании, в чем отразилось влияние народного деревянного зодчества. Таким образом, архитектурные формы венчающих масс тобольского Софийского собора являют сочетание древнерусских композиционных приемов с изысканной пластикой восточнославянского барокко.

В начале XVIII в. к Софийскому собору, где хранятся чтимые иконы Спаса Вседержителя и Божьей Матери Тобольской, с северной стороны пристроили низкий придел св. Антония и Феодосия Печерских (Черниговских). Несколько позднее с южной стороны к собору пристроены двухэтажные архиерейские палаты с небольшой двухсветной церковью, увенчанной луковичной главкой (рис. 9). В 1746 г. неподалеку был заложен очень необычный для русской архитектуры крестообразный в плане храм с куполом-баней на средокрестии, который аналогичен куполам Софийского собора. Это свидетельствует о том, что они возведены одновременно в середине XVIII в. Особый интерес вызывает входной объем этого храма, освященного в честь Покрова Богородицы. Он решен наподобие многогранной апсиды-барбакана и увенчан многоярусным световым куполом-баней. Подобное решение входного объема можно отметить в ряде православных храмов XVII в. белорусского Приднепровья, например, в Николаевской и Успенской церквях в Могилеве. Общеизвестно, что после русско-польской войны 1654–1667 гг. за Левобережную Украину в Москву из Великого Княжества Литовского добровольно или в качестве пленных было переселено большое количество православных жителей ВКЛ. Среди них было много мастеров различных ремесленных цехов, в том числе строителей, резчиков по дереву, кафельщиков, деятельность которых оказала сильное влияние на формирование новых эстетических вкусов и становление своеобразного стиля московского барокко. Очевидно, что через Москву архитектурные формы украинского и белорусского барокко были освоены Сибирью. Именно миграция и полиэтничность населения в этом регионе создали концептуально новый духовно-культурный конгломерат, характеризуемый как сибирское барокко.

Все храмы Тобольского кремля имеют традиционную ориентацию алтаря на восток, создавая при этом общую меридиональную ось север – юг и, несмотря на разновеликость объемов и разнообразие венчающих масс, целостную очень живописную и выразительную панораму. Последним звеном сакрального ядра ансамбля и его высотной доминантой стала пятиярусная колокольня, построенная в конце XVIII в. в стиле барочного классицизма. Ордерная строгость, массивность и некоторая пафосность облика колокольни слегка успокаивают, сдерживают свободную фантазию сибирских зодчих – она подобна гувернантке в окружении резвых ребятишек. Еще позднее построены двух- и трехэтажные здания монастыря и семинарии, которые играют в ансамбле фоновую роль (рис. 7, 8).

Форпостом Тобольского кремля со стороны Верхнего города служит гостиный двор, построенный в 1703–1709 гг. по проекту С.У. Ремезова. Его архитектура представляет интереснейший симбиоз европейского крепостного зодчества и восточного караван-сарая. Строгий прямоугольный периметр фасадных стен фланкирован по углам круглыми боевыми башнями с варочными окнами-машикулями и зубцами типа “ласточкиного хвоста”, накрытыми шатрами. Главный фасад прорезает более массивная призматическая въездная башня, имеющая в декоре восточные мотивы. Внутрь двора обращены многочисленные лавки и складские помещения. Однако решенный весьма рационально для своего места и времени гостиный двор никогда не использовался по назначению: здесь размещались губернские учреждения, суд, приказ о ссыльных, арсенал и т.д.

Гармоничное сочетание традиционных форм крепостного зодчества с музыкальной пластикой позднего барокко и восточной декоративностью определяет уникальный евразийский характер ансамбля Тобольского кремля. Его сказочная красота многократно усиливается эпическим величием сибирского ландшафта. После почти столетнего забвения и разрушения, в 1994 г., Священный Синод объявил Тобольск одним из трех главных духовных центров России. Ныне город напоминает спящую красавицу или заколдованного принца, проснувшихся от долгого сна. Идет массовая реставрация храмов и создание инфраструктуры туризма, построена четырехзвездочная гостиница “Славянская”. В Тобольске довелось встретить туристов из Австрии, приехавших сюда за тысячи километров из пресыщенной шедеврами Вены, чтобы вдохнуть, вобрать, впитать новое и необычное для себя высокое чувство гармонии.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 20 723
Целевые ориентиры. Многие малые и средние городские поселения Беларуси имеют богатую историю и обладают ценным историко-культурным наследием,...
23.07.2003 / просмотров: 15 754
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 694
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...