Вы здесь

Своеобразие народной архитектуры Беларуси

12.11.2004 10:54
Просмотров: 11 105
Версия для печати

Народное зодчество Беларуси отражает мировосприятие людей, которые жили здесь тысячелетиями. Это совместный, многовековой труд всех народов, населявших территорию нашей страны, строителей, работавших как в селах, так и в городах и замках. Но все же основы этого явления формировались и разрабатывались сельскими строителями. Именно белорусский крестьянин, перенявший у своего отца или деда навыки строительного ремесла, создал конструкции и формы, которые стали прообразами современных зданий практически любого функционального назначения, любых размеров и значимости.

В разных регионах Беларуси строили по-разному, опираясь в основном на традиционные, характерные для каждой местности приемы. Своеобразие региональных особенностей определялось природно-климатическими, историческими и социально-экономическими условиями, в которых развивался тот или иной регион Беларуси. На территории Беларуси исследователи выделяют 6 историко-этнографических регионов, наиболее ярко проявившихся в конце ХІХ — начале ХХ в.

1. Северный (Поозерье) — территория Витебской области (кроме Дубровенского, Оршанского и Толочинского районов), а также часть северных районов Минской области.

2. Восточный (Поднепровье) – Дубровенский, Оршанский и Толочинский районы Витебской области, основная часть Могилевской области (без Глусского, Бобруйского и Осиповичского районов) и восточная (до Днепра) часть Гомельской области.

3. Северо-Западный (Понеманье) — в основном территория Гродненской области.

4. Восточное Полесье — остальная часть Гомельской области, западная окраина Брестской области и юго-западная окраина Минской области.

 5. Западное Полесье — основная часть Брестской области (без Барановичского и Ляховичского районов).

6. Центральная Беларусь — территория в центре республики. В основном это Минская область, три района (Глусский, Бобруйский и Осиповичский) Могилевской области и Барановичский и Ляховичский районы Брестской области.

Для Поозерья присущи хаотичная, но подчиняющаяся определенным закономерностям застройка деревень, использование замкнутых и асимметричных приемов в объемно-планировочных решениях усадеб и отдельных построек, что очень гармонично связывало архитектуру с природным окружением. Ощущается стремление объединить под одной крышей разные функции. Декоративные приемы скромные.

На Поднепровье также использовали замкнутые планировочные схемы (усадьбы веночного типа), но в них большую роль играли симметричные приемы. Главный фасад дома отличался богатым декоративным убранством, в основе которого— резьба по дереву, как сквозная, так и накладная. Здесь строили самые большие на территории Беларуси гумна и ветряные мельницы (шатрового типа).

В народной архитектуре Понеманья получили развитие линейные структуры (усадьбы погонного типа). В композиции усадьбы всегда выделялся главный элемент — жилой дом. Расширены ярусные композиции — колокольни, двухэтажные клети, коптильни, которые контрастно смотрятся на фоне протяженных объемов основной застройки. Для конструкций характерно рациональное использование древесины. Ветряные мельницы только козлового типа.

Зодчество Восточного Полесья характеризуется чрезвычайным разнообразием композиционных приемов, богатством декоративного украшения жилого дома. Старинная плотничная декорация, в основе которой художественное осмысление роли конструктивных элементов, соединялась с новыми приемами пропильной резьбы. Только здесь известны дома с шатровой крышей.

На Западном Полесье большое распространение получили светотеневые эффекты с помощью навесов, галерей. Широко известны столбовые конструкции и системы, основанные на использовании естественных особенностей древесины (сохи, плетеные стены и ограды, колотые дубовые бревна для стен — “дылі”). В образах зданий большое значение имеют форма и размеры крыши.

Зодчество Центральной Беларуси формировалось на основе синтеза особенностей архитектуры соседних регионов и местных решений. Здесь чаще встречаются усадьбы, в которых здания строились отдельно, потому и объемная композиция получила широкое распространение. Здания воспринимались с разных сторон, отсюда и большее внимание ко всем фасадам, а не только к главному.

Границы между регионами — обычно обширные территории, где встречаются местные образцы архитектуры и присущие соседним областям. Поэтому архитектура каждого региона, имея свои особенности, характеризуется и наличием общих черт. Например, на севере и востоке Беларуси строили бани, которые в других частях страны были редким явлением. Также только в этих регионах строили гумна с сушилками, где была печь. Только на Понеманье и Западном Полесье известны жилые дома с “подтенями” — галереей на главном фасаде. А вот такая обычная для территории Беларуси постройка, как погреб, почти неизвестна на Полесье. На Понеманье и Западном Полесье больше использовали легкие каркасные крыши, в то время как на Поозерье достаточно часто встречались и рубленые крыши “закотом”. На Понеманье стены рубили из брусьев “в чистый угол”, а на Поднепровье — чаще из бревен “с остатком”. Зодчество Поднепровья и Восточного Полесья выделяется богатством декоративных приемов, прежде всего разнообразием резьбы. Необходимо учитывать и то, что народная архитектура Беларуси развивалась в тесных контактах с архитектурой русского, литовского, украинского и польского народов.

Когда на усадьбе проходили какие-либо строительные работы, то в них участвовали почти все члены семьи. Много вкладывалось усилий, реализовывались собственные задумки даже в том случае, когда приглашали профессионалов — плотников или столяров. Поэтому несмотря на все тяготы жизни, порой несправедливости общественного устройства, белорусы любили свои дома. Не случайна поговорка: “Свая хатка, як родная матка”, а также необычайно широкое использование в фольклоре уменьшительно-ласкательных слов: “хатачка, стаенька, хлявочкі, свяцёлачка, акеначка, акошачка, ганачак, вароцікі, вароцейкi, браманька” и др. Известно множество веселых загадок, связанных с домом и его оборудованием, с хозяйственными постройками, например о балках: “Валы ў хляве, а рогі на вуліцы”, или о кровати с подушками: “Чатыры нагі, а не звярушка, многа пер’я, а не птушка”, или о печи — главнейшем и всеми любимом элементе интерьера: “Кабыла бела ўсе дровы паела”. Яркая выразительность и точность употреблявшихся белорусами выражений, связанных с домом и усадьбой, свидетельствуют о том, что всегда было устойчивое понимание важности происходящего и для конкретных людей, и для общества. Не случайно многие, а может и самые главные, употребляемые белорусами приветствия и пожелания связаны с жилым домом: “Дзень добры ў хату”, “Здарова вам! Правіна ў хату, а крывіна ў лес”, ”Святы вечар таму, хто ў гэтым даму”.

Однако следует заметить, что в Беларуси при всем уважительном отношении к людям, владевшим кроме навыков крестьянского труда еще и секретами какого-либо ремесла, плотникам (цеслярам) досталось больше всего шутливых поговорок и выражений: “Там цесля цесляваў, камару хатку збудаваў” (когда много трудов, а результат небольшой) или “Каб не клін і не мох, цесля бы здох” (с юмором об изобретательности и находчивости плотников). А все дело в том же — строительные работы были известны практически каждому крестьянину, хотя, безусловно, имелись и секреты профессионального мастерства, и выработанные каждым плотником свои, наиболее излюбленные приемы. Использование в устном народном творчестве образов архитектуры — свидетельство не только единства всех систем, образующих народную культуру, но и того, что произведения сельских строителей органично входили в духовную жизнь общества.

Сельская архитектура Беларуси интересна удивительным сочетанием архаичных, восходящих к древнейшим периодам развития человечества конструктивных приемов с передовыми решениями. Внимания заслуживает еще и сейчас встречающийся в Слуцком, Стародорожском и Солигорском районах технический прием, относящийся к X–XII вв. и известный только по материалам археологических раскопок, когда продольный паз для более плотного соединения венцов вырубался в верхней части каждого бревна, а не в нижней, как это обычно делают. На Полесье и Понеманье можно найти еще и более древнее конструктивное решение— “на сохах”, когда частично тяжесть крыши передается на вкопанные по оси здания вертикальные стволы деревьев с естественным разветвлением вверху. Подобные решения применялись параллельно со стремительно развивавшимися каркасными конструкциями, в частности в крышах. К прогрессивным решениям может быть отнесен и отказ еще лет 500 назад от строительства домов “с подклетами”, то есть в два этажа, которые известны по архивным документам XVI в.
Время сохранило для нас немало различных удивительных фактов. Например, в деревне Октябрь Кобринского района есть жилой дом, стены которого состоят всего из 4 венцов широких дубовых “дылей”. В деревне Миневичи Мостовского района находится жилой дом, построенный в 1920-е годы из дров на глиняном растворе, что было намного дешевле строительного леса. А самое древнее сооружение, возведенное из дерева и дошедшее до наших дней, построено более 400 лет тому назад, в 1559 г., — церковь в деревне Переволоки Слонимского района.
Самого внимательного изучения и дальнейшего развития требуют многие прогрессивные черты, характеризующие творчество народных мастеров: соответствие архитектуры природно-климатическим условиям и тесная связь с природным окружением; умелое использование местных строительных материалов; простота, лаконичность, универсальность объемных и планировочных композиций, конструктивных приемов; скромность в использовании декора; продуманность и рационализм в решении функциональных связей; индивидуальность художественного образа, основанного на типизации объемно-планировочных решений; развитие белорусского зодчества в тесных контактах с архитектурой соседних народов.

Сегодня наметилась тенденция иного понимания одного из основных лозунгов прошедшей эпохи, достаточно односторонне ориентировавшего общество на преодоление различий между городом и деревней. Безусловно, требуют решения задачи повышения комфортности жизненной среды и расширения индустриальных методов строительства. Но оказалось, что не менее важно сохранить и достоинства сельского образа жизни. А они есть и заключены прежде всего в характере свободного творческого труда сельского жителя, в его неразрывной связи с природой, с заметно лучшей по сравнению с городом экологической ситуацией, в тесной связи с основами традиций духовной культуры народа и т.д. Поэтому и наблюдается в последние годы переход в массовом строительстве к наиболее небольшим жилым домам, присущим современному сельскому образу жизни. Они соответствуют складывающейся демографической ситуации, их проще строить, а в дальнейшем значительно легче, по сравнению с особняками в три этажа, пятью входами и активно изрезанными формами плана и объема, обслуживать в процессе эксплуатации. Это в полной мере соответствует одному из важнейших принципов народной архитектуры — рациональности. Крестьянин ничего лишнего не строил, хотя и предусматривал с помощью планировочных и конструктивных решений возможность развития в будущем.

Надо учитывать, что народное зодчество сохранило свои основные черты в самодеятельном строительстве жилых и хозяйственных сооружений на селе и в периферийных районах городов. Региональные аспекты проявляются в принципах организации дворов усадеб, в использовании композиционных приемов и архитектурных форм. Поэтому сегодня народное зодчество — один из источников изучения истории народа и его культуры, творческого поиска средств создания среды, благоприятной для жизни, труда и отдыха. Приемы, с помощью которых народные мастера добивались неординарности и высокой художественной выразительности своих произведений, могут помочь проектировщикам найти дополнительные резервы в поиске оптимальных решений. Обратил внимание на это своеобразие Янка Купала, справедливо отмечая величие народного гения и жизненность традиций народного творчества:

Бедна хатка, ты,
Але вечная,
І палацы ўсе
Перастоіш ты.

Создавая образы современной архитектуры, зодчий имеет право использовать любой материал, но он должен увидеть то, на что до него никто не обращал внимания. С помощью интуиции, усвоения достижений современной культуры архитектор обязан выявить новые аспекты особенностей социальных факторов, природной ситуации, истории, в том числе и в народной архитектуре. И наибольшего успеха может достичь только тот, кто улавливает системность и взаимосвязь огромного количества факторов, обусловливающих и архитектуру, и сам творческий процесс. А это и является сильнейшей стороной народной архитектуры. Особенно актуально осознание этого факта архитекторами, проектирующими для современного белорусского общества, которое стремится осмыслить многовековой путь своего развития, отыскать первоосновы многих явлений действительности.



comments powered by HyperComments
Читайте также
02.09.2003 / просмотров: 29 437
Современный уровень строительства требует совершенно новых подходов и технологий, призванных обеспечить конкурентоспособность строительных...
26.10.2003 / просмотров: 6 465
Жюри XI Республиканского смотра-конкурса на лучшее архитектурное произведение (постройка, проект) года РЕШИЛО: 1. Присудить Гран-при (Большая...
26.10.2003 / просмотров: 8 728
Есть древнее представление, что земля держится на трех китах. Но кто же поддерживает на плаву этих китов? Вглядимся в структуру любой проектной...