Вы здесь

Новые церкви в Белостоке и Гродно: традиции архитектуры пограничья

Версия для печати

Истоки происхождения архитектуры православных святынь на северо-восточных территориях Польши, на Подляшье, следует искать в заложенных русскими князьями городах-крепостях Бресте, Дрогичине, Мельнике, Гродно, Бельске Подляшском, Брянске, Сураже, возникших во времена их принадлежности к Великому Княжеству Литовскому. Здесь были возведены первые восточнохристианские церкви.

Прототипами для формирующейся в этих регионах традиции сакральной архитектуры являются храмы так называемой гродненско-волковысской группы, представленные сегодня единственной частично сохранившейся в своей прежней форме церковью Св. Бориса и Глеба на Коложе в Гродно.

Кроме того, особенно важна для наследия культур регионов польско-белорусско-литовского пограничья группа византийско-готических храмов, к которой относится недавно воссозданная Благовещенская церковь в Супрасли. Это особенный, значительный объект – в нем соединяются творческие достижения многих народов, традиции и влияния христианских культур Востока и Запада.

Конструкции и формы церкви в Супрасли: стены и их завершения, стрельчатые окна, перекрытия, а также многие другие элементы, характерные для оборонных храмов, – готические. Однако она иная, нежели оборонные церкви в Сынковичах, Мурованке, Кодне и Вильно. Здесь место трехнефной базилики занял крестово-купольный, центрический тип здания. Наиболее очевидной аналогией является классический девятипольный шестистолпный византийский тип культового здания в древнерусской, относящейся к XII в. интерпретации. Доминирующий центральный восьмигранный барабан с куполом при пониженном уровне остальных сводов придает интерьеру центрическую компоновку. Тройственное разделение центрального пространства храма, а также алтарной части на виму с трехгранной апсидой и пастофориями (проскомидион и дьяконник) дает основание утверждать, что пространственная литургическая структура православной святыни здесь убрана в готический "костюм".

Особенность архитектурной компоновки церкви в Супрасли – наличие пятого центрального купола на конусообразной основе, чего нет в существующих оборонных храмах в Сынковичах и Мурованке. В истории европейской архитектуры можно обнаружить подобные примеры – молдавские (румынские) церкви, относящиеся к XV–XVII вв., русское шатровое церковное зодчество XVI в. И здесь возникает вопрос: было это оригинальным одиночным явлением в архитектуре белорусско-польского пограничья или же это единственный сохранившийся реликт широко распространенной местной традиции, возникшей в церковном зодчестве благодаря соединению влияний Востока и Запада?

Не углубляясь в рассмотрение истории белорусского средневекового зодчества, отметим, что в иконографических документах того времени довольно часто встречаются изображения церквей с высоким шатровым завершением, фланкированным четырьмя башнями. Например, на известном рисунке С. Похоловицкого "Осада Полоцка войсками Стефана Батория", где изображен перестроенный в 1494–1505 гг. собор Св. Софии в Полоцке. Примерами такой компоновки могут служить Коложская церковь Св. Бориса и Глеба на гравюре Цюндта в 1568 г. (многократно перестроенная в XVI в.), а также церковь Пречистой Богородицы (упоминается в хрониках XVI в.), известная по гравюре 1568 г., витебские церкви Св. Духа и Воскресения Христова, обозначенные на так называемом "Чертеже" 1664 г.

Для чего мы вспоминаем о них и какое это имеет сегодня значение?

В двух городах польско-белорусского пограничья – Белостоке и Гродно – возводятся близкие по облику святыни, связанные с этой оригинальной традицией строительства православных храмов. Обе церкви – Св. Великомученика Георгия Победоносца на Новом Месте в Белостоке и Рождества Христова на Девятовке в Гродно – располагаются на границе современных многоэтажных жилых районов и старой деревянной застройки. Они двухэтажные с концентрически-продольной композицией, созданной на основе плана в виде греческого креста. Состоят из главного корпуса с четырьмя башнями по углам и связанной с ним звонницы.

Оба храма включают в себя полную литургическую программу – алтарную часть, наос и полуоткрытый нартекс с главным входом. В то же время они имеют небольшие функциональные отличия.

В белоcтокской церкви в колокольне размещена открытая на четыре стороны каплица с источником для освящения воды. Под ней на общей горизонтальной оси расположен восьмигранный баптистерий с крестильной купелью (чашей). Под зданием главного храма находится нижняя церковь Покрова Пресвятой Богородицы с характерной нишей посредине. Вокруг нее устроены обход и два боковых зала – трапезная и погребальная часовня.

В гродненской церкви колокольня служит для сообщения между этажами. В нижней церкви находится бассейн для крещения. Так как в этом обряде участвуют и взрослые, она имеет соответствующие размеры.

В архитектуре обеих церквей при определенной геометрической дисциплине структурного построения использована современная модернистическая концепция компоновки пространства. Внутреннее пространство создано с использованием традиционной крестово-купольной структуры, в основе которой лежит форма греческого креста с увенчанием средоскрестья куполом. Эта компоновка была здесь модифицирована посредством применения шатровой геометрии перекрытия, завершена небольших размеров подкупольным стеклянным барабаном.

Храмы имеют выразительную центрическую композицию, развиваемую вокруг вертикальной оси, обозначенной благодаря высоко поднятому центральному шатру и экстатично возносящим его парусам свода. Концентричность интерьера подчеркивается симметричной крестовой структурой колонн, стен, перекрытий и размещенным в центре паникадилом.

Кроме выразительно доминирующей в двух храмах центрической композиции в них есть также линейная направленность, развиваемая вдоль оси восток-запад. Это направление определяется посредством тройственного разделения пространства храмов. Восточную ориентацию интерьеров обоих храмов устанавливают традиционная в своей символике алтарная часть и апсидная стена с размещенным со стороны востока окном. Осевую компоновку подчеркивает симметричный иконостас с большим восьмиконечным крестом – иконой распятия, пара фланкирующих иконостас киотов, а также выдвинутый к центру храма амвон.

Архитектурные формы церкви, являющиеся воплощением ее внутреннего пространства, автор стремился символически идентифицировать с кораблем, плывущим к Востоку. Колокольня символически соотносится с Иоанном Крестителем – Предтечей и Благовещением. Поскольку св. Иоанн и Благовещение предшествуют и подготавливают к встрече с Церковью и Христом, символическим воплощением этого в архитектуре является главный корпус с его завершением – главой, символизирующей Христа. Оно имеет свое дальнейшее развитие в теологической программе храма, обозначенной во внешнем облике. На основной горизонтальной оси колокольни в подземелье размещен баптистерий, в центре которого находится восьмигранная крестильная чаша. Внутренние столбы выделяют две зоны участвующих в ритуале: предназначенную для ребенка, его крестных родителей и священника и для остальной части верующих, свидетелей.

Эта идейная программа имеет дальнейшее развитие в нижней церкви, где проводится окончательное принятие в христианское общество во время первой Евхаристии, введением к которой было таинство крещения. Благодаря устроенной в середине пространства ниши (по примеру размещенных в катакомбах раннехристианских храмов) очевидно стремление архитектора сделать стоящих вокруг верующих сознательными и духовно объединенными участниками Литургии.

Посредством размещенного над баптистерием колодца для освящения воды в праздник Благовещения таинство крещения развивается далее – через введение символики очищающей силы воды. Это придает соответствующее значение колокольне, утверждает ее символическое понимание в контексте такого важного для всех христиан праздника вместе с его главными действующими лицами – св. Иоанном Крестителем как Предтечей и Иисусом Христом как Благословенным Избавителем.

Благодаря конструкции нефа, поддерживающего фронтоны храма, а также линии выходящей с этого уровня кровли вводится выразительное двойное разделение храма на части – горную и дольнюю. Разделение это, обозначенное в интерьере через нависание сводов над стенами, вносит традиционную в данном случае символику двойного разделения: гора наоса является небом, основание его – землей.

Символический образ храма развивается далее. Помогает этому символика стрельчатых линий крыши, "закомар", стрельчатых окон, лестниц и креста нервюр крыш, которые благодаря плавности линий уводят взор к завершению, наиважнейшему элементу в иконическом образе храма, – его голове, символически представляющей Христа. Использованные формы и их конфигурации имеют закодированные символические смыслы. Пятикуполье соотносится с Христом и четырьмя евангелистами и их евангелиями, высказанными на четыре стороны света. Благодаря применению в украшении куполов нитротитанового золотого покрытия вводится изображение языков огня, обозначающих ангельские силы. Главный купол воплощает собой образ патериона – евхаристической чаши, которая, как Святая Евхаристия, являет "огонь, опаляющий грехи наши". Пламенные формы куполов – это символы не только горящих свечей, пламенности молитвы и огня, но и возрождения, изменения, одухотворения и воскресения. Это еще и Святой Огонь – огонь пылающего факела, известный по изображению Престола Божьего из Книги пророка Иезекиила. Купола здесь являются примерами экстатичного вознесения, образом "блеска и светлости Божьей, сошествия с неба", "пламенения, восходящего к небу", символом "нисходящего направления Божьей любви" и "евхаристического объединения".

Запроектированные в белостокской церкви серебряные купола выдержаны в одном стиле с полированным алюминием ворот и тоном хромированного венчающего креста. Однако пожелание заказчика использовать здесь золото повлияло на окончательное решение общего тектонично-скульптурного и пластического образа храма, а также на первоначально запланированные на ее внешних поверхностях стен росписи. В полуэллиптических обрамлениях фронтонов, под световыми арками храма и в обрамлениях стен колокольни первоначально заложенные мозаичные иконы получат новое иконическое рельефное решение. Три обрамления – восточное, южное и северное – будут заполнены соответственно иконами Христа Вседержителя, Богоматери и св. Иоанна Крестителя, образуя в них соединение – группу Деисуса. Это станет как бы иконостасом церкви, обращенным во внешний мир. На западной стене будет размещена икона патрона храма – св. Великомученика Георгия Победоносца, борющегося со змеем, а на колокольне в соответствии с ее символическим пониманием – сцены Христа, Благовещения (по краям) и Спаса Нерукотворного (на западной стене). Все будет выполнено в рельефном изображении и станет подобием окладов икон, хранящих их содержание перед лицом внешнего мира. Осторожно, с необходимым уважением будут открыты лишь лики и ладони фигур. Над ними, как в иконах, засияют золотые нимбы, которые создадут идейный диалог с золотыми "верхами" храма.

Таким образом, церкви в Гродно и Белостоке, которые выполнены в современных архитектурных формах, тесно увязанных с православной традицией, на новом историческом этапе являют собой органичное продолжение православного культового строительства на белорусско-польско-литовском пограничье XVI–XVII вв. Глубоко укорененные в самосознании, церкви станут мемориальными столпами, символами и знаками религиозного своеобразия земель пограничья.

Перевод с польского – Валерий Морозов


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 20 726
Целевые ориентиры. Многие малые и средние городские поселения Беларуси имеют богатую историю и обладают ценным историко-культурным наследием,...
23.07.2003 / просмотров: 15 762
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 699
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...