Вы здесь

Градостроительная культура Гродно

27.12.2007 09:30
Просмотров: 4 086
Версия для печати

 Может показаться неправдоподобным, но это так: из наследия, в том числе архитектурного, можно извлечь все, что необходимо нам сегодня. И в этом отношении наибольший интерес представляют принципы пространственной организации исторического города, подлежащего реконструкции. Нужно постичь забытые или утраченные градостроительные закономерности, действовавшие в данном пространстве. Нужно выяснить влияние, которое может оказать градостроительное наследие на характер преобразования исторического ядра, а затем на застройку современных комплексов. Чем быстрее меняется городская структура, тем полезнее извлечь из запасников времени уроки ее богатого опыта, придав им актуальную интерпретацию. Беспокоился об этом еще в XIX в. один из авторитетных теоретиков и историков градостроительного искусства Камилло Зитте: “Нельзя уроки истории и великие градостроительные традиции, как пустяки, разбрасывать по ветру!”. При этом он справедливо предупреждал, что подражать историческим образцам следует не в форме непродуманного копирования, а только в том случае, “…если мы доищемся (курсив мой. – Ю.К.), в чем заключаются существенные особенности этих архитектурных произведений”.

Именно такую цель и преследует вышедшая в свет книга “Градостроительная культура Гродно”1. Думаю, что древний Гродно давно ожидал монографию, где на основе специального историкодокументального исследования были бы определены художественные закономерности преемственного развития городского комплекса, и надеюсь, что в книге удалось сделать главное – показать, что такие закономерности есть.

Проведенное в книге изучение градостроительной культуры Гродно словно раскрыло единый, внутренне присущий городской структуре стержень, определяющий характер эволюции города на всех исторических этапах. Результатом воплощения такой единой линии преемственного развития всегда был высокий уровень художественно­композиционной целостности города. И хотя этот процесс длительное время определялся лишь практическим опытом и интуицией старых мастеров, все же можно проследить ряд принципиальных положений и характерных периодов этого движения.

Прямое поступательное развитие городского комплекса наблюдалось в пределах некоторых этапов, обусловленных благоприятными условиями и очерченных в каждой из глав книги. Когда же в связи со сменой социально­исторической ситуации и идейнохудожественных установок заканчивалось действие определенных импульсов, происходила трансформация пространственно­планировочной структуры города, наложение на нее элементов новой архитектурной системы. Такими относительно самостоятельными и специфическими для градостроительного развития Гродно этапами стали:

X–XV вв. – становление характерной планировочной структуры долокационного города;

XVI в. – обретение ансамблевых качеств средневековым городом после его локации и пространственного переустройства;

XVIII в. – формирование выразительного объемного, высотного построения города Нового времени;

XIX – начало XX в. – достижение системности рядовой застройки и композиционно­пространственных связей исторически сложившегося города;

2я половина XX в. – поиски вариантов использования архитектурного наследия в реконструкции исторической части современного города.

То есть одновременно со сменой этапов изменялись те средства, которые помогали Гродно постоянно достигать художественной целостности. В течение прошедших столетий городская структура включала несколько основных компонентов, несколько разных архитектурных, так называемых структурирующих, систем. Это они помогали расчленять и объединять городской комплекс, отличаясь сроками формирования, степенью развитости и устойчивости во времени.

Первой по срокам формирования стала планировочная система. Ее роль в обеспечении единства городского комплекса всегда была значительной, а для раннего Гродно – даже главенствующей. Прокладка дорог, становившихся затем улицами, была обусловлена пространственно­пластическими качествами природного ландшафта, поэтому определилась взаимоперпендикулярная система планировочных осей. Целостность и своеобразие уличной сети обеспечивал такой специфический и довольно редкий для раннесредневекового белорусского градостроительства элемент, как длинный рынок. Он объединял несколько различных локальных систем планировки (следы его сохранились по сей день). Наличие природного модуля в планировочной структуре явилось причиной того, что она и до локации, и после нее не была произвольным набором элементов, а развивалась как единая система пространственно взаимосвязанных единиц.

 

Что такое локация? Это правовое и пространственно­планировочное переустройство некоторых городов. В 1й главе с помощью методики польского ученого С. Бобинского доказывается, что локация в Гродно имела место в начале XVI в., и подробно исследуется, какой была сформировавшаяся естественным образом планировка города до локации. Однако сложившиеся еще в раннем средневековье планировочные традиции Гродно органично слились в начале XVI в. с новыми ренессансными представлениями о целостности города. Во 2й главе книги показано, что проведенная перепланировка Гродно не противоречила генетическому коду города, так как сохранялись принципиальные направления немногочисленных планировочных осей. Произошла лишь заметная геометризация уличной сети, укрупнились размеры и масштаб планировочных форм. Перепланировка XVI в. решила насущные проблемы растущего города, предвосхитила и предотвратила его дорогостоящую реконструкцию периода классицизма.

Постоянное движение планировочной структуры на восток наблюдалось и в последующие столетия. При этом процесс естественного планообразования подчинялся ряду принципиальных положений: единства его с ландшафтной композицией; неизменяемости сложившейся планировочной структуры; сохранения центра на прежней площадке; сочетания регулярного и живописного начала; деления городского комплекса на небольшие характерные районы по функциональным и композиционным особенностям.

В связи с появлением в XIX в. проектных планов, а особенно после прокладки железной дороги, Гродно стал городом с очерченными границами центральной исторической части. Специфика ее планировочной сети проявилась еще более выразительно. Ее стали формировать подобная стрелке компаса устойчивая форма “длинного веретена”; пересекавший его и железнодорожную линию единственный широтный диаметр; сеть меридиональных улицсвязок со сдвижками осей их коротких отрезков; контраст сплошной и расчлененной проездами застройки разных сторон главных улиц; преобладание затесненности и акцентированных коротких перспектив на второстепенных улицах. Композиционное своеобразие планировочной структуры сохранялось даже в период активной реконструкции исторического города в 1950–1960х гг.

Другой архитектурной системой, обеспечивавшей целостность растущего города, была сеть ведущих, в том числе высотных, сооружений, имеющих большое общественное значение, а также воспринимаемых издалека композиционных связей между ними. Движение к их использованию зародилось еще в раннем Гродно. Уже тогда вместо строгой центрической системы архитектурных доминант, как это было в среднерусских городах, получил распространение другой прием – формирование линейно­узловой структуры, образованной пересекающимися цепочками разновысотных ориентиров. Характер связи между основными компонентами системы последовательно изменялся в сторону все большего рассредоточения административных и материальных средств. Постоянно усложнялся порядок их соподчинения: увеличивалось количество акцентов и их цепочек, дифференцировались их размеры и интервалы между ними, обогащался ритмический строй.

Эти изменения заметно проявились в ансамблевом высотном построении Гродно XVIII в., когда, как следует из 3й главы, взаимосвязи ведущих сооружений в силуэте города были доведены до высокого совершенства. Основой пространственной организации Гродно стал служить большой треугольник высотных сооружений, композиционно дополненный двумя взаимоперпендикулярными цепочками опорных зданий. В полном соответствии с задачей выявления главного звена в высотном построении города оказалось использование таких приемов, как различное – вертикальное или горизонтальное – акцентирование доминант, сгущение архитектурных масс, нарастание их высоты и объемной расчлененности, обогащение силуэта и масштабного строя.

Как развивающаяся система совокупность архитектурных доминант Гродно была не случайным живописным набором высотных акцентов, но тоже обладала несколькими закономерностями. Так, комплекс ведущих зданий характеризовался движением к единому целому, где пространству отводилась роль связующего начала с широким охватом городской территории. Соподчинение между несколькими типами вертикальных акцентов устанавливалось по их художественно­композиционным функциям. Цепочки высотных доминант сосредоточивались возле основных осей рельефных форм, а интервалы между акцентами регулировались с помощью природного модуля. Наконец, сложившиеся ранее особенности пространственной организации города наследовались на следующем этапе. Каждое из этих принципиальных положений фиксировало общее свойство сети вертикальных акцентов, выделенное как условие ее целостности.

В XIX – начале XX в. из сформировавшейся системы высотных доминант Гродно выпали многие элементы. Однако исторически обусловлено появление в это же время третьей объединяющей архитектурной системы – рядовой застройки. Она тоже начинала складываться стихийно еще на ранних этапах становления ансамблевых связей, на базе социально­сословного зонирования города, сходства методов строительства, функциональных требований и художественных взглядов. К началу XX в. сложившаяся система рядовой застройки уже определяла эстетические критерии как оценки, так и формирования архитектурной композиции городской среды.

В 4й главе книги на основе архитектурных обмеров сохранившихся ценных зданий и изучения старых фотооткрыток показано, как своеобразие облика Гродно было достигнуто за счет постоянного поиска характерных форм рядовых зданий, преемственного применения наработанных приемов в сменяющихся архитектурных стилях, их локализации в пределах города. Варьируя этажность и длину дома, число осей на его фасаде, характер и материал декора, архитекторы “лепили” город как художественное целое. В трактовке фасадов преобладали классицистический вариант эклектики, а также “кирпичный стиль”. Разрабатывались излюбленные мотивы, отбирались художественные детали, складывались композиционные приемы.

В результате ансамбли гродненских улиц приобрели некоторые характерные черты: фиксированные точки зрения и выразительные видовые картины; преобладание объемов над пространством; сомасштабную человеку ближнюю зону с тонкой модулировкой объемов и пространств; блокировку соседних домов; использование приемов художественного контраста – горизонталей и вертикалей, непрерывности и редких разрывов в линии застройки, стесненности и свободы. И конечно, – контраст строгой линейности рядовой застройки и пространственно развитой системы пластически обогащенных опорных сооружений.

Наиболее полно система рядовой застройки проявила свои организующие свойства в начале XX в., так как именно тогда определились границы исторической части города, устоялась его планировочная структура, сказались усилия профессиональных проектировщиков, особенно после пожара 1885 г. К этому же времени все три последовательно образовавшиеся архитектурные системы – планировки, ведущих зданий, рядовой застройки – вступили в органическую взаимосвязь, дополняя и обогащая друг друга. Сформировался архитектурнохудожественный каркас городского комплекса. Этот период, безусловно, был отмечен композиционной зрелостью исторически сложившегося города.

Относительно непродолжительная реконструкция центральной части Гродно, развернувшаяся после Второй мировой войны, была полна внутренних противоречий. В проектностроительной практике, проанализированной в 5й главе монографии, чередовались такие разные этапы, как резкое отрицание историкокультурных ценностей, затем радикальная охрана архитектурного наследия, наконец стремление к градостроительному контексту. В реальном строительстве новых объектов произошли изменения от штучной привязки типовых проектов до средового подхода. Лучшие достижения проведенной реконструкции – от крупномасштабного возрождения “длинного веретена” в 1950х гг. до органичных вставок в линии застройки 1990х гг. – демонстрируют все большее проникновение в замыслы предшественников. Как компенсацию утраченных структурирующих качеств сети высотных сооружений можно рассматривать обретение системности группой новых общественных зданий. С учетом принципа преемственности развитие старогородской среды представляется не стремлением к какомуто конечному результату, а непрерывным процессом, в котором, увы, встречаются торможения и даже попятные движения.

Как архитектурное издание эта книга имеет свою специфику: она насыщена иллюстративным материалом. Графоаналитический метод является основным языком проведенного анализа, благодаря которому получил развитие весь аппарат исследования. Архитектурный чертеж позволяет наглядно и объективно передавать информацию о реальных особенностях городской композиции. Важным требованием к графическим материалам было их эстетическое совершенство, которое, не являясь самоцелью, служит непременным средством передачи характерных художественных особенностей городской среды. Поэтому чертежи и рисунки, как правило, выполнены автором в графике. В книге уже не преобладают только планы города: здесь представлена его застройка – сохранившаяся, проектируемая или гипотетически восстанавливаемая. И какими бы неожиданными ни показались графические реконструкции городской структуры, особенно на ранних этапах ее развития, без попыток моделировать образ древнего Гродно многие вопросы его градостроительной культуры останутся непознанными.

Градостроительная культура Гродно содержит не только архитектурные, но более широкие культурные идеалы. Выражая чувства и мысли многих поколений людей, она учит не только преемственному развитию структурирующих систем городского комплекса. Древний Гродно завещает нам великую простоту и мужественную скромность, бережное отношение к пространству и материалу, сознательное включение старых ценностей во вновь создаваемые, большой масштаб и большие чувства!

Как всегда, ответы на поставленные в книге вопросы были найдены лишь частично, но некоторые наблюдения и выводы все же удалось сделать. Все пожелания и замечания читателей монографии будут приняты автором с благодарностью.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 21 740
Давайте попутешествуем во времени, «пробежимся» по разным уголкам Земли и пристально вглядимся в свои родные места, полюбуемся и восхитимся...
23.07.2003 / просмотров: 15 774
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 996
В ряде стран Западной и Центральной Европы формируются природные парки регионального и местного значения, аналогов которым в Беларуси пока нет. Так...