Вы здесь

Река в традициях культуры и ландшафтов Беларуси

Версия для печати

Первые результаты бума, который наблюдается сейчас в Беларуси в деле создания усадеб сельского туризма, показывают, что успешная работа таких объектов (их уже более 500) во многом предопределена заранее – максимально близким расположением их к воде. При этом неважно, имеют ли озеро, река всем известное, громкое название. Достаточно их наличия, возможности подойти к ним. То есть в нашем представлении место, где можно отдохнуть, соприкоснуться с природой или с традициями быта, обязательно предполагает водоем. Неслучайно названия многих агроусадеб по всей Беларуси подчеркивают именно эту их особенность, выделяют именно этот важнейший элемент рекреационной среды: “На Заречной улице”, “Речная”, “Лазурный берег”, “Озерная”, “Приозерная”, “У парома”, “Песчаный берег” и др. [1, с. 21].

Часто названия конкретно указывают, какой водоем ждет приезжего: “Над Неманом”, “Вилия”, “Нарочанка”, “На Птичи” и т.д. Впрочем, сегодня любая река для нас – обязательный атрибут отдыха. С ней связано много развлечений, здесь проводят и активный, со спортивным уклоном отдых, и абсолютно спокойный в виде многочасовых сидений в камышах с удочкой. В любом случае общение с рекой – удовольствие эмоционально положительное, оздоравливающее, даже если и ног не замочим, а просто пройдемся вдоль берега.

Но для наших предков уважительное отношение к реке основывалось не на лирике, хотя и это имело место. Во-первых, выход усадьбы непосредственно к реке всегда считался за благо. Ведь многие бытовые и хозяйственные работы требовали воды: тут и стирка, и купание, и забота о домашних животных – все проще, когда вода рядом. На севере Беларуси небольшие деревянные бани, рядами стоящие на берегу реки или озера, – непременный элемент ландшафта.

Во-вторых, река – важный источник продуктов. Это и рыба, и птица разная, да и многое другое. На малых реках, особенно за огородами, спускавшимися к ним, обязательно устраивали перегородки из вбитых в дно свай и кольев (“ёзы”). Они делили реку на отдельные участки для ловли рыбы и перехода через нее. У каждого такого участка был свой хозяин.

В старину реки – это прежде всего транспортные коммуникации. Владелец земли, по которой протекала река, обязан был следить за ее состоянием. Специальная статья “О прочищении портовых рек” была введена в Статут Великого Княжества Литовского 1588 г. и устанавливала, что владельцы “обязаны будут эту реку вычистить и порт отремонтировать так, чтобы по ней комяги, витины, суда водные и плоты дерева, на строительство и на дрова пригодного, без помех могли проходить” [2, с. 359]. И отказаться было невозможно, так как эта же статья Статута предусматривала наказание за неповиновение. Причем о случившемся отказе следовало доложить самому королю.

А ведь река – это еще и источник энергии. Водяные мельницы на наших равнинных, тихоходных реках стояли порой одна за другой и помогали выполнять очень важные работы: мукомольные, шерстебитные, лесопильные и т.д. [3, с. 32]. И не дай бог поставить свою мельницу, нарушив установленные правила. Очень строго в том же Статуте оговаривались все варианты нарушения сложившейся на реке обстановки: вдруг оказались подтопленными чьи-то луга или осложнена работа чужой мельницы, уже стоявшей здесь. Запрещалось также изменять направление русла реки, если это затрагивало интересы других землевладельцев. Все “береговые” проблемы были настолько важными, что в суде дела по ним рассматривались “на первом заседании как на окончательном”. Причем каждый знал, что если не явится на суд, то все права по такому делу он “утрачивает на век” [2, с. 387].

Что касается лирики, то река в представлении предков не просто часть ландшафта, а очень важный, закодированный элемент твердо установившейся модели Мира [4, с. 423]. Поэтому она присутствует во многих сказочных сюжетах фольклора (река с кисельными берегами, молочная река, огненная река и др.). А чего стоит название реки Гайна (гаіць – лечить, заживлять), протекающей по Логойскому, Смолевичскому и Борисовскому районам! Еще и в наши дни бытует вера в очистительную, заживляющую силу воды.

Кроме того, речные берега воспринимались как границы, пределы владений и влияний. Здесь, на этом берегу – наше, а там, скорее всего, уже чужое. Неслучайно и сегодня многие административные границы проходят по рекам. А в старину они становились важными составляющими оборонительных систем как отдельных городов, так и целых государств. Кстати, все древние города Беларуси располагались в местах слияния рек. Это позволяло не только выгодно разместиться на путях сообщений, но и эффективнее организовать оборону. Река – сама по себе преграда, а ее берега – тем более. Чтобы сделать берег круче, т.е. создать дополнительные сложности для неприятеля, и чтобы вода такой берег не подмывала, склоны укрепляли. Для этого использовали каменные, но чаще деревянные конструкции (Минск, ХII в.). Вот одна из повинностей горожан Давид-Городка в 1653 г.: “Холм замковый… напротив города у воды, чтобы его не подмывало, должны сваями и хворостом тарасовать” [5, л. 15–15 об.]. “Тарасовать” – на берегу у самой воды с помощью свай и плетня устраивать конструкции, заполненные землей и камнями.

Именно эти несложные технические сооружения начиная с ХVIII в., когда оборонительные задачи уже решались по-другому, стали основой для создания первых набережных в парках дворцово-замковых комплексов (Альба в Несвиже). Немного позднее произошел естественный переход к созданию набережных и в городах. Улица вдоль берега в городе была всегда, но теперь она приняла на себя еще и функцию композиционного элемента, соединяющего в единый ансамбль застройку разных городских районов.

Неизбежной частью речного города становится порт, куда прибывали суда с товарами. В ярмарочные дни найти на Пине в Пинске или на Припяти в Мозыре свободное место было очень даже сложно. И если первоначально какое-либо особое устройство набережных не предусматривалось (достаточно было прибрежную территорию содержать в порядке), то впоследствии, с середины ХIХ в., простейшие деревянные конструкции начинают заменяться более надежными, даже каменными. Это позволяло лучше обеспечить перемещения вдоль берега, загрузку товаров с причала на суда и выгрузку прибывших грузов, защитить строения города от паводков и т.д. С этого времени набережные постепенно превращаются также и в привлекательные места отдыха, становясь престижными элементами городской структуры,
особенно ансамблей городского центра.

А в сельской местности берег реки по-прежнему почти повсеместно являет собой нетронутый фрагмент природнойсреды. Лишь тропинки ведут к излюбленным местам купален, где обычно делается небольшой пляж, да еще менее заметные дорожки протоптаны к местам, известным только заядлым рыболовам. Однако и элементы современного берегового благоустройства все чаще становятся средством, обеспечивающим комфорт пребывания у реки и помогающим незаменимому общению с природой.

Литература

1. Возвращение к истокам…: Агроэкотуризм в Республике Беларусь: каталог усадеб. – Минск: Рифтур, 2009. – 319 с.

2. Статут Вялікага княства Літоўскага 1588. Тэксты. Давед. Камент./ Беларус. Сав. Энцыкл.; рэдкал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: БелСЭ, 1989. – 573 с.

3. Сергачев, С. Ветряные мельницы в Беларуси / С. Сергачев // Архитектура и строительство. – 2006. – № 3. – С. 32–36.

4. Дучыц, Л. Рака / Беларуская міфалогія: Энцыклапед. слоўн. / С. Санько і інш; склад. І. Клімковіч. – 2-е выд., дап. / Л. Дучыц. – Мінск: Беларусь, 2006. – 599 с.

5. Национальный исторический архив Беларуси. Фонд 694. – Оп. 2. – Д. 1913: Инвентари замка в Давид-Городке 1653–1671 гг.

 


comments powered by HyperComments
Читайте также
19.01.2010 / просмотров: 992
Агроусадеб в Минской области в 2009 году стало на 89 больше. Об этом корреспонденту БЕЛТА сообщили в управлении физической культуры, спорта и туризма...
25.02.2010 / просмотров: 936
Владельцам сельских усадеб в Беларуси планируется разрешить удвоить число гостевых комнат для приема туристов. Об этом сообщил сегодня заместитель...
01.10.2010 / просмотров: 997
В рамках программы сотрудничества Республики Беларусь с Автономной областью Сардиния (Италия), с 17 по 26 сентября 2010 г. на Сардинии находилась...