Вы здесь

История одного пожара и горения душ

Версия для печати

Огонь в архитектуре... Здесь возникают самые различные ассоциации –Вечный огонь на городской площади, мерцание свечей в древних замках, жар камина в особняке – и художественные метафоры – огонь золоченых крестов и куполов храмов, огонь заходящего солнца, обливающего здания багряным светом, огонь любви к архитектуре…

Но отбросив все это, мы остаемся один на один с самой прямой, самой пылкой, самой тесной и, несомненно, самой опасной связью этих понятий, огня и архитектуры, – с пожаром.

Говоря о такой непростой теме, легко быть понятой поверхностно и превратно. Больше всего боюсь задеть чувства тех, кому выпало пережить все горести случившегося пожара. Поэтому спешу сказать, что здесь речь идет не о чудовищном, всеразрушающем моменте самого пожара, не о бесценных жизнях и чувствах обитателей домов... Нет, напротив! Отдаленные истекшим временем от событий, ставших историей, мы попытаемся взглянуть на взаимоотношения огня и охваченного им когда­то здания…

...Время и отстраненность дают возможность поиному взглянуть на последствия пожара. Отнюдь не бессердечие и равнодушие, а совсем другие чувства возникают, когда утихает боль пожара и взгляд архитекторов обращается к уничтоженному или поврежденному им зданию с профессиональной точки зрения. Наступает тот самый момент, когда в бедствии проступает скрытое провидение: пожар дает зданию шанс на новое существование. Сейчас, оказавшись в центре внимания, несуществующее на данный момент, сгоревшее или поврежденное, оно получает возможность воскресения.

Вдруг оказывается, что его знали, любили, с ним связаны воспоминания! На этом фоне особое значение приобретает внимание профессиональное: историки, архитекторы, градостроители выносят вердикт – должно ли это здание быть восстановлено? Какой эпохи оно было свидетелем, какую историческую ценность, какое культурное послание несло? Было ли символом и гордостью города или, наоборот, уродующей его массивной глыбой бесталанного тщеславия?

Подобно искрам, поднимаются и летят вверх вопросы, вопросы, на которые ученые должны найти ответ.

Рождается огонь интереса, освещающий сгоревшее здание новым светом, также вопрошающим: если потерпевшему зданию быть вновь, то в каком виде – будет ли проведена полная реставрация или частичная реконструкция? Будет сохранен или модернизирован его облик и планировка?

В любом случае сгоревшее здание предоставляет нам уникальный шанс: познакомиться со своей историей, оценить многогранную значимость произведений зодчества в нашей жизни.

А еще пожар может пробудить потрясающее по силе и искренности гражданское сознание и инициативу, свидетелем чего довелось быть мне самой.

Находясь в Веймаре осенью 2004 г., я застала воистину страшный пожар. Горела известнейшая библиотека – дворцовая библиотека герцогини Анны Амалии. В 1761–1766 гг. герцогиня превратила здание так называемого “зеленого замка”, построенного в 1573 г., а вместе с ним и одну из двух сохранившихся башен городской стены 1435 г., примыкавшую к замку с юга, в библиотеку. В связи с постоянно растущей коллекцией текстов здание нуждалось в новых залах. Под руководством известного зодчего Клеменса Кудрея в 1825 г. к северному его фасаду был пристроен новый корпус в неоготическом стиле. С тех пор облик библиотеки оставался неизменным. Ее архитектурной жемчужиной являлся один из красивейших в мире библиотечных залов в стиле рококо. Библиотека Анны Амалии в Веймаре была всемирно известна своими собраниями подлинников произведений Баха, Гёте, Шиллера, Листа, Мартина Лютера…

И все это согревалось творческим горением первого директора библиотеки – самого Иоганна Вольфганга фон Гёте.

Для размещения новых книг и обеспечения оптимальных условий растущему числу читателей – отдельные рабочие места, светлые залы, полная компьютеризация – напротив исторического здания библиотеки был построен новый корпус. Старое здание готовилось к необходимой реставрации, а книги – на временный переезд в Лейпциг.

…И вдруг на его чердаке сработала пожарная сигнализация: началось возгорание, ставшее самым крупным пожаром библиотеки со времен Второй мировой войны. Огонь разрушил мансарду и четвертый этаж центральной части сооружения, в том числе и знаменитый зал рококо, где хранились самые древние книги, рукописи, картины, ноты. Жертвами ненасытного пламени стали десятки тысяч редких томов и живописных полотен.

Спустя четверть часа после начала пожара, кроме огромного количества прибывших сюда пожарных и специалистов по немедленной консервации редких книг, около здания с пылающими верхними этажами собралось множество представителей архитектурных и инженерных фирм, реставрационных бюро и просто желающих помочь.

Развеять подозрения о том, что такой акт гражданской сознательности определялся лишь стремлением получить выгодный заказ на работу, красноречивей всего помогут события следующих дней и даже месяцев. Школьники практически всех школ, студенты всех факультетов организовывали различные благотворительные акции (театральные и музыкальные представления, обеды, ярмарки, распродажи), средства от которых шли на восстановление известной библиотеки. Под девизом “Мы – здесь!” весь Веймар взялся за дело. В городе не осталось, наверно, ни одной организации, не пожертвовавшей средства или не предложившей свои услуги для реставрации здания. Очень скоро к этим благотворительным акциям, спонтанно возникающим практически в каждом уголке небольшого городка, присоединились жители и других немецких городов.

…Благодарные веймарцы решили отдать дань памяти основательнице одной из лучших европейских библиотек особенным образом: завершение реставрации и открытие восстановленной библиотеки будут приурочены к 200летию со дня смерти Анны Амалии осенью 2007 г. Разумеется, в данном случае речь идет об уникальном памятнике мировой культуры и архитектуры. Разумеется, нельзя недооценивать поддержку политиков и государственных деятелей. Разумеется… Но мне кажется, дело здесь не только в значимости здания, но и – что куда важнее! – в небезразличном отношении людей, в чувстве сопричастности к судьбе выдающихся памятников зодчества, культуры в целом.

Сотни мужчин и женщин – обычных горожан, в ночь пожара с мокрыми от слез лицами спасающих книги от огня и воды из “своей” библиотеки, город назвал “героями Веймара”. Огонь пожара высветил лица этих людей, потому что они сияли изнутри. Им – пожарникам, работникам библиотеки и всем неравнодушным людям, спасавшим, что можно было спасти, город посвятил специальный выпуск газеты и книгу. Именно такие рукописи не горят. Не горят, должно быть, и здания. Все зависит от нас. От меры благородного горения простых человеческих душ.

P.S. Великие пожары – Лондона (1666) и Копенгагена (1795), Москвы (1812) и Чикаго (1871), Белого Дома в Вашингтоне (1814) и базилики Св. Павла за стенами Рима (1823), Виндзорского замка (1992) и театра Ла Фенис в Венеции (1996), пострадавшие во время Второй мировой войны единственные в своем роде лангбардовские здания Академии наук и оперного театра в Минске – доказали, что огонь никогда не являлся причиной бесследного исчезновения зданий, крупных архитектурных ансамблей и даже целых городов. Истинная причина их исчезновения – забвение и безразличие, равнодушие, души потухшие.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 10 004
В ряде стран Западной и Центральной Европы формируются природные парки регионального и местного значения, аналогов которым в Беларуси пока нет. Так...
23.07.2003 / просмотров: 5 747
Экотуризм уже завоевал популярность во многих странах мира, хотя что понимать под этим противоречивым понятием, еще до конца не выяснено. Прежде...
23.07.2003 / просмотров: 5 699
Съезд — это всегда событие, определенный рубеж, когда подводятся итоги и намечаются планы. А еще съезд — это творческий праздник, это...