Вы здесь

Многоэтажные здания в промышленной архитектуре

28.02.2007 09:46
Просмотров: 11 489
Версия для печати

Сегодня промышленная застройка ассоциируется с протяженными, одноэтажными корпусами, линейные размеры которых намного превосходят их высоту. Действительно, доля таких зданий в современной отечественной и зарубежной практике составляет от 70 до 80 %. Однако интересно отметить, что так было не всегда.

Первым и совершенно новым объектом, определяющим и идентифицирующим промышленную архитектуру в начале XVIII в., являлось многоэтажное здание, или, говоря точнее, здание с многоуровневой, ярусной организацией внутреннего пространства. Фабрика Т. Ломба, построенная в 1718–1720 гг. в Дерби (Англия), представляла собой, по описанию, пятиэтажную постройку длиной 33 м, шириной 10,8 и высотой 16,5 м.

Возникновение многоэтажного производственного здания как первого типа промышленной архитектуры обусловливалось рядом факторов, главным из которых стала шафтовая, стержневая система передачи энергии от источника (водяного колеса, позднее паровой турбины) к станкам. Эта система хорошо работала в вертикальном направлении, что сразу же определило появление многоэтажных зданий (5–8 этажей) с ярусной организацией внутреннего пространства и формирование их как самостоятельного типа [1].

В то время это было крайне необычно. Сельские ландшафты европейских стран (Англии, Франции) в “пионерный период” становления промышленной архитектуры заполонились гигантскими строениями с ярко выраженными аскетичными фасадами, где пропорции объема и деталей, число и расположение окон и проемов определялись исключительно функциональными соображениями. “Чудо нового времени – машины и здания для них, называемые фабриками… Больших, некоторые колоссальных размеров…” [2, c. 34].

Новым было и построение внутреннего пространства – ярусное, по принципу этажерки; объем здания при этом делился на совершенно одинаковые этажи, в пределах которых пространство было цельным, зальным, нерасчлененным на отдельные помещенияячейки.

Многоэтажное производственное здание являлось основным в промышленном строительстве в течение практически двухсот лет (XVIII–XIX вв.), численно превалировало над одноэтажным зданием, которое, кстати, как самостоятельный тип сформировалось на 50–60 лет позднее, в середине XVIII в.

В многоэтажном здании напрямую отражались конструктивные и технические новшества эпохи: впервые как строительные материалы получили применение чугун, сварное железо, железобетон, сформировалась система полного каркаса. Именно такое здание олицетворяло промышленную архитектуру и в научнопрактической деятельности, и в обыденном сознании.

В XIX в. экономические и технические показатели этого типа уже не могли оправдывать его широкое использование. Однако многоэтажное здание все равно оставалось приоритетным, поскольку сохранялись социальные преимущества – в общественном сознании данный тип был признан олицетворением престижа и финансовой состоятельности производителя и, как отмечал Р. Бэнем, представлялся символом процветания [3, c. 29]. Потому многоэтажное здание использовали даже там, где это было затруднительным. Например, в трехэтажном корпусе предприятия Харланд–Холлингсвос Компани в Вилмингтоне (1900–1904 гг., США) собирали громоздкие и тяжелые локомотивные вагоны, в пятиэтажном литейном корпусе завода Люнкенхимер Компани в Цинцинати (1910 г., США) участок литья размещался на верхнем этаже [4, c. 31–33, 40–48].

До 1900 г. тип здания с многоуровневым, ярусным построением пространства являлся самым распространенным в практике промышленного строительства. Однако в 1915–1930е гг. многоэтажные и одноэтажные здания уже сооружались примерно в одинаковых количествах, а в 1930–1940е гг. (в США с 1920х гг.) одноэтажное здание стало преобладающим и область его применения продолжала расширяться [5]. Теперь уже оно влияло на общественное сознание, восприятие и ассоциативный ряд промышленной архитектуры. Более того, его влияние простиралось и на гражданскую архитектуру. В 1950–1960х гг. ряд массовых общественных зданий, в первую очередь торговых, а также учебных и развлекательных, особенно в США, выполнялся по принципу пространственной организации этого типа. Архитектурный критик 1950х гг. Г. Михл писал, что вынесенные на окраины городов промышленные здания “окружают себя домами, построенными по их образцу: торговый центр, чья функциональная линия развивается в одном этаже, тут же одноэтажная школа, также с горизонтальными связями. Все это есть влияние современной фабрики” [6, c. 72].

А что же происходило с многоэтажными производственными зданиями? В 1940–1970е гг. их строилось немного, однако изза размещения в центральных районах городов они были заметны и довольно часто демонстрировали хорошую архитектуру. Достаточно вспомнить застройку пр. Ленина в Минске несколькими многоэтажными промышленными зданиями – заводы часовой, механический, вычислительных машин, полиграфический комбинат, радиозавод и др.

Очень близкими к промышленным, похожими на них своим пространственным построением стали лабораторные и научноисследовательские корпуса, конструкторские бюро. Они практически всегда входили в состав промышленных объектов, и потому центр проектирования многоэтажного производственного здания сместился в их сторону. В 1962 г. доля многоэтажных зданий среди всех строящихся составляла 38 %, причем 30 % из них были чисто производственными корпусами, а 8 % – вспомогательными и лабораторными. В 1983 г. этот тип здания среди всех остальных занимал 37 %, но соотношение производственных корпусов к лабораторным и вспомогательным зданиям уже было 17 к 20 % [5].

Следует признать, что в развитии типа здания с многоуровневым, ярусным построением внутреннего пространства наступила определенная стагнация, сложившиеся решения как бы исчерпали себя. И на этой волне многоэтажное производственное здание стало представляться чем­то очень прогрессивным, чем­то новым, строить которое сегодня еще просто преждевременно. Будущее промышленной архитектуры начали связывать с многоэтажным строительством. Например, предполагалось, что к 2000 г. этот тип здания будет преобладать и составит 50 % от числа всех промышленных зданий, размеры промышленных объектов будут неуклонно наращиваться, появятся комплексы длиной до 18–20 км, высотой 30–40 м [7].

Тем не менее практика не оправдала эти прогнозы. Доля многоэтажных среди всех строящихся производственных зданий практически не изменяется последние тридцать лет и составляет в разных странах 25–30 %. Пересматриваются и размеры промышленных объектов, в мире достаточно однозначно определилась тенденция к расширению малых и средних производств и, соответственно, строительство “гигантов индустрии” прекращается.

Значит ли это, что многоэтажное строительство, более дорогое и менее гибкое в эксплуатации, окажется также невостребованным? Ответ на этот вопрос все же положительный, многоэтажные здания будут строиться, вот только давать прогнозы – они же ограничения – по степени их распространения, границах применения, количеству построенного не следует.

Приоритетность в использовании типов в промышленной архитектуре при их общем ограниченном количестве до определенного периода была прогрессивным, способствующим развитию явлением. Она представляла материализацию универсальности подходов и принципов пространственного построения всех форм промышленной архитектуры как закономерности ее развития. В этом реализовывался эволюционный процесс выхода архитектурных форм объектов за рамки их отраслевой принадлежности, процесс развития унификации – от унификации элементов на начальном этапе, далее через унификацию отдельных частей производственного пространства и, в конечном итоге, к полной унификации. Приоритетность в распространении отдельных типов, в определенной степени сужавшая многообразие промышленной архитектуры, формировалась как ответная реакция на противоположное явление – постоянно расширявшееся число производственных процессов и технологий.

Однако уже в середине ХХ в. приоритетность в использовании типов стала тормозить развитие промышленной архитектуры. Установка только на несколько вариантов решения промышленных объектов упрощала и обедняла создаваемую среду, в том числе среду в широком смысле – среду районов, городов, населенных мест, где располагались объекты промышленной архитектуры. Кроме того, свойственная промышленным технологиям динамичность обусловливала тот факт, что рациональные с точки зрения технико­экономических показателей типы и их разновидности в условиях постоянных перестроек теряли свою эффективность.

Отсутствие приоритетности в распространении типов, расширение форм пространственной организации объектов, снятие ограничений в их использовании являются основными тенденциями развития промышленной архитектуры, которая, кстати, идет в русле общего направления развития архитектуры. Еще одной тенденцией становится не адекватность производственному процессу, а адекватность его будущим изменениям.

 

В связи с этими тенденциями многоэтажное производственное здание, вопервых, получит не ограниченное отдельными отраслями применение, как это было последние восемьдесят лет развития промышленной архитектуры, а вернется в определенном роде к первоначальному положению, когда в этих зданиях можно было разместить многое.

Во-­вторых, для данного типа здания, как и для любого другого в промышленной архитектуре, объемно­планировочное решение должно рассматриваться как развивающаяся структура. Поэтому разработка приемов повышения гибкости, универсальности пространства становится приоритетным направлением в проектностроительной практике. Причем в соответствии с тенденцией тотальной, всеобщей унификации производственного пространства гибкость должна обеспечиваться за счет совершенствования и усложнения системы, а не ее составляющих.

Для сегодняшней практики промышленного строительства можно назвать следующие приемы повышения гибкости, универсальности пространства: формирование безопорного пространства за счет увеличения размеров пролетов и шагов несущих конструкций; обеспечение независимой от строительных конструкций передачи крановых нагрузок; создание непрерывного, перетекающего пространства за счет группировки и обособления отдельных функциональных зон, вынесения инженерного оборудования, совершенствования системы горизонтальных и вертикальных коммуникаций. Однако число таких приемов может расширяться.

И в­третьих, многоэтажные производственные здания разделятся на две части, большая из которых будет все дальше отходить от традиционного облика промышленного корпуса и приближаться к гражданской архитектуре. И это тоже одна из тенденций современного развития промышленной архитектуры. Ее подтверждением является уже сегодняшнее строительство многофункциональных комплексов, а также промышленных отелей, в которых сочетаются как производственные, так и офисные площади.

Вторая, меньшая часть многоэтажных производственных зданий будет, наоборот, стремиться к противоположному полюсу, их облик все более будет непохож на гражданскую архитектуру, все более станет “промышленным”. Что же касается конкретной формы здания, то вряд ли можно ее достаточно точно предсказать. И это также характерное явление современного этапа развития промышленной архитектуры. В соответствии с феноменологической трактовкой восприятия мира всякому предметному смыслу соответствует множество его физических проявлений [8]. Тенденции развития промышленной архитектуры и представляют собой как раз определение этого смысла, а формы и типы объектов становятся реализованными проявлениями, а их, как известно, может быть много.

Приведем два примера конкретной формы многоэтажного здания. Оба они опережали свое время и до сих пор еще не реализованы. Первый – это проект здания для текстильного производства Фонтэйн Фэктори, разработанный Б. Фуллером, где под сферической оболочкой этажи ярусно “нанизаны” на центральный сердечник, а в качестве вертикальных коммуникаций использованы трубопроводы, свободно перебрасываемые с места на место в пустотах стержневых конструкций перекрытия [6, c. 43]. Второй пример – проект экспериментального “здания нового поколения”, разработанный ЦНИИпромзданий, в котором все возможные функции сосредоточивались в отдельных блоках, а ярусное развитие пространства включало наклонные или террасообразные (с системой пандусов) перекрытия, устраняющие “разрыв”, оторванность пространств разных этажей [9].

Итак, очевидно, что у многоэтажного строительства в промышленной архитектуре существует достаточно интересная и богатая история. Времена менялись, вынося этот тип здания на передовые рубежи строительства или, наоборот, перемещая его в область только лишь вспомогательных объектов и экспериментального проектирования. Тем не менее сегодня можно утверждать, что будущее у многоэтажного строительства есть и направления развития уже определяются.

 

Литература

1. Giles C. Yorkshire textile mills: the buildings of the Yorkshire textile industry, 1770–1930 / C. Giles. London: HMSO, 1992. 274 p.: ill.

2. Jones E. Industrial architecture in Britain: 1750–1939 / J. Edgar. NY: Facts on File, 1985. 239 p.

3. Banham R. A concrete Atlantis: U.S. industrial building and European modern architecture, 1900–1925 / R. Banham. Cambridge, Mass.: MIT Press, 1986. 266 p.: ill.

4. Bradley B.H. The Works: the industrial architecture of the United States / B.H. Bradley. NY, Oxford: Oxford University Press, 1999. 347 p.: ill.

5. Хромец Ю.Н. Совершенствование объемно­планировочных и конструктивных решений промышленных зданий / Ю.Н. Хромец. М.: Стройиздат, 1986. 315 с.

6. Building for business: articles on office and industrial buildings / Architectural Forum. NY, 1955. 192 p.: ill.

7. Илгунас А.Ю. Промышленные сооружения в композиции исторически сложившихся городов / А.Ю. Илгунас, М.А. Илгунас, А.М. Рудницкий. М.: Стройиздат, 1984. 63 с.: ил.

8. Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология / Э. Гуссерль; пер. Д.В. Скляднева. СПб.: Издво “Владимир Даль”: Фонд “Университет”, 2004. 398 с.

9. Кологривова Л.Б. Система гибких многоэтажных зданий нового типа / Л.Б. Кологривова, А.Н. Бурмистрова // Архитектурно­строительные решения предприятий массового строительства: сб. науч. тр. / ЦНИИпромзданий; науч. ред. Л.Н. Сухинина. М., 1991. С. 48–60.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 708
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 011
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 434
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...