Вы здесь

Будущие тайны белорусских театров

Версия для печати

Мое любимое архитектурное здание – театр.

Театр, находящийся на пограничье между сакральной и светской архитектурой; театр, возникший из религиозных церемоний Древней Греции и имевший своим первым архитектурным сооружением древнегреческие храмы богов; театр, встретивший сильное неодобрение церкви, которая, бессильная перед его могуществом, со временем сама начинала применять находки и самые что ни на есть зрелищные и игровые приемы театральности в своих мистериях, а возвращающиеся из Палестины пилигримы облекали в форму театрального действа услышанные там евангельские притчи; театр, признанный прародителем всех искусств, ведь в нем есть место всему – архитектуре и драматургии, актерству и живописи, музыке и поэзии, игре света и тени…

Театр и его архитектуру можно сравнить с образом улитки, потому что именно “наполнение” театра – его драматургия и репертуар, жанр и стилистика, технология и инженерия являются теми главными факторами, которые обязан учитывать архитектор, это – “дано” его задачи, вокруг которого он – ограниченный и свободный одновременно – может творить театральную архитектуру, подбирать “раковину”…

Для того чтобы писать о театральной архитектуре, нужны знания – теория театрального искусства, причины эволюции театральных зданий, их вехи – и любовь к театру. Белорусские библиотеки полны книг, диссертаций, исследований с огромным количеством материала о театрах двух российских столиц, о выдающихся европейских театральных зданиях, но попробуйте найти книгу, посвященную архитектуре белорусских театральных зданий! В книгах, описывающих общее развитие общественных зданий БССР, можно встретить несколько параграфов, если очень повезет, – даже глав о театральных зданиях, существуют книги с описанием репертуара белорусских театров в разные годы его существования, но ни одной крупной работы о развитии белорусской театральной архитектуры найти мне не удалось.

“Лучами света” можно по праву назвать книги “На скрыжаваннi” и “Тэатр у прасторы часу” Р.Б. Смольского, посвященные истории белорусского театра, и описание театральной архитектуры в энциклопедии А.И. Локотко “Беларусы. Дойлiдства”.

Хочется верить, что окончился тот исторический период, когда белорусские аспиранты писали свои диссертации не о белорусских, а лишь о русских театрах. Как хочется разобраться, постигнуть, показать белорусским и европейским неравнодушным людям красоту белорусского театра, его языка и архитектуры! А чтобы глубоко понять причины развития культуры и архитектуры белорусского театра, необходимо вникнуть в другие области науки – здесь не обойтись без знания истории, градостроительства, европейской и национальной политики на протяжении столетий, культурологии и театроведения…

Рассматривать театральную архитектуру саму по себе означало бы исследовать лишь верхушку айсберга, игнорируя главные факторы, определяющие не только архитектурный стиль театрального здания, но и репертуар, идеологическую окрашенность и язык постановок, взаимосвязь градостроительного положения театра с выделенным ему в национальной культуре местом.

Странная взаимосвязь? При чем тут театр, архитектура – физическая форма, в которую он облачен, и самосознание народа, лишь небольшая часть которого могла увидеть театральную постановку? (В этом кроется еще один секрет могущественности театра – способность оказывать влияние на гораздо большее количество людей, чем те, что приходят в большие и малые, профессиональные и любительские театральные залы.) Иоганн Вольфганг Гёте, который вместе с Фридрихом Шиллером считается мэтром немецкого театрального искусства (их очень почитают в Веймаре, небольшом среднегерманском городке, где с таким интересом воспринимаются любые новости о европейской, в том числе белорусской, архитектуре, культуре и истории), более 200 лет назад заявил, что для того, чтобы создать нацию, нужно создать театр. Винцент ДунинМарцинкевич и Франтишек Богушевич, начавшие создавать первые профессиональные драматические произведения на белорусском языке в середине XIX в., подтвердили истину бессмертных слов Гёте.

Эволюция белорусской театральной архитектуры и ее предпосылки, влияние архитектуры театра на другие здания, на развитие градостроительства, становление национальной культуры и самосознания белорусов – интереснейшая тема, раскрывающая важность изучения развития архитектуры и культуры каждого народа.

Уникальность театральной архитектуры можно сравнить с уникальностью каждого из нас, каждой личности, каждого человека. Эту истину почти 400 лет назад Джон Донн смог облечь в такие простые и вечные слова:

“Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа…; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством…”

 

Я искренне рада принадлежать к такой разносторонней, тонкой, богатой театральной и архитектурной культуре, которая наравне со всеми другими европейскими и мировыми культурами является неотъемлемой частью мировой сокровищницы.

Крепостные театры в родовых княжеских замках, кукольный театр батлейка, народная обрядность и бродячие труппы артистов стали прародителями двух основных направлений театра – профессионального и народного.

Профессиональный театр многие века не имел своего здания: представления проходили либо в величавых залах дворцов, либо, в случае школьного театра, в барочных комплексах мужских монастырей.

В середине XIX в. в Беларуси, как и во всей Европе, появляются первые общественные театры со своими зданиями. В Минске первый такой театр располагался в жилом доме на Соборной площади, приспособленном в 1826 г. под театр. Затем последовали представления в ратушном театре, в зале Дворянского собрания, пожар Городского театра в 1884 г., и вот в июне 1888 г. в Александрийском сквере начинается строительство первого белорусского городского театра, теперь носящего имя Янки Купалы и являющегося самым старинным минским театром.

Пройдет всего чуть более полстолетия с момента создания театров как новых типов гражданских зданий – а что такое полстолетия в масштабах истории и архитектуры! – и Иосиф Григорьевич Лангбард создаст на переломе конструктивизма и сталинского ампира в 1934–1937 гг. свой неповторимый Большой театр оперы и балета БССР.

В 1927–1930 гг. в стиле конструктивизма построил драматический театр Г. Оль в Бобруйске – здание, оказавшееся столь прогрессивным и смелым по своей архитектуре, было до неузнаваемости реконструировано. Строительство в 1956 г. драматического театра им. Я. Коласа в Витебске совпало с серым и вязким периодом “борьбы с излишествами”, безмолвным свидетельством которого был театр. В 1970х годах в стиле советского монументализма строятся Театр музыкальной комедии в Минске и областной драматический театр в Гродно, которые становятся градостроительными доминантами. Летопись архитектуры белорусских театров можно продолжать и продолжать…

Возникновение и архитектурный образ театров, причины и пути реконструкции, архитектура сцены и представляемый репертуар обусловлены гораздо более мощными факторами влияния, чем мода на определенный архитектурный стиль и культурные веяния.

Не только архитектура, но и градостроительное положение, место театра запечатлело в себе перипетии истории. Хоральная синагога в Минске с тонким ритмом мавританских горизонталей фасадов, после революции превращенная в Государственный еврейский, а после войны – в Русский театр; строительство Оперного театра на Троицкой горе на месте стоящей там ранее Троицкой церкви свидетельствуют о трагических судьбах белорусской сакральной архитектуры. Подобные факты выводят на свет еще одну глобальную, требующую исследования тему: использование и злоупотребление театром, его репертуаром и, несомненно, семантикой архитектуры как мощным инструментом влияния и подсознательного убеждения.

Театральная архитектура таит в себе множество секретов, которыми она с радостью делится со всеми, кто приходит под театральные своды, садится в еще тихом зале, заходит за кулисы, оживляет исчезнувшие театры на страницах монограмм и книг и даже просто проходит каждый день мимо. Наряду с сохранившимися, реконструированными и восстановленными театрами, отражающими принципиальные черты прошедших эпох, являющимися архитектурными флагманами истории своих городов, хочется увидеть новые театры. Какой будет их архитектура?

У меня слишком мало опыта и еще недостаточно знаний, да и предсказывать будущее всегда трудно. Осмелюсь сказать лишь, каким хочется видеть новый театр мне…

Я мечтаю о том, чтобы рождались театры – маленькие, камерные, театрыстудии и любительские, архитектура которых бы подчеркивала их непохожесть друг на друга. Театры, которые своим появлением будут способствовать развитию творчества писателей и драматургов, режиссеров и актеров, художников сцены и дизайнеров костюмов и, конечно же, архитекторов. Театры, которые, как и их древнегреческие прародители, будут находиться на пограничье – между национальной и интернациональной архитектурой, между чистотой стиля и эклектикой, между сакральным и каждодневным. Театр, который всегда останется храмом, со сцены которого, словами Станиславского, “можно много сказать миру добра”.

 

 

 

 

Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 726
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 018
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 445
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...