Вы здесь

Агрогородки: TUT, @ также навсегда

26.12.2007 10:20
Просмотров: 5 565
Версия для печати

 

Я стою и думаю: как же мне назваться?
“Тутошний,– сказал я,– свой человек,
Сын своего батьки, батька детей,
Тут я и родился, тут живу весь век…”

Ф. Богушевич

 

Тема наших нынешних агрогородков невольно напоминает некогда популярное громогласное стремление “срастить город с деревней”. В некотором смысле этого добились, и “деревня”, сельская молодежь, нередко прихватывая с собой и престарелых родителей, без оглядки, на ПМЖ ринулась в город. Обезлюдели многие поселки. Заговорили о гибели и, соответственно, о возрождении деревни. Именно так определяется цель республиканской программы развития агрогородков. На деле это означает, что город должен проникнуть в деревню, привнеся все блага современной цивилизации, однако, не покушаясь на тамошние преимущества, жить в гармонии с природой, на своем участке земли, да и просто вольготно дышать все более дефицитным свежим воздухом да с удовольствием пить не бутилированную воду.

 

 

Прежде всего человека, понятно, заботит исконное – его жилье. И то, что сегодня строится в агрогородках, – на зависть многим горожанам (фото 1, 2). Не только все удобства в доме, но и сам дом радует глаз. Даже к пресловутому качеству строительства все меньше претензий. Кажется, начинают строить, как для себя. И даже требовательнее, ведь и принимают сделанное все более придирчиво.

Тем не менее уместно напомнить, что статус агрогородка не получить одним лишь строительством жилья, пусть даже и самого достойного. Непреложный атрибут агрогородка – полная и завершенная инфраструктура, которая в миниатюре повторяет крупные города. Ведь в соответствии с Государственной программой возрождения и развития села агрогородки должны обеспечивать качественно новый уровень жизни селян. Поэтому на реализованных генеральных планах агрогородков будут присутствовать больницыамбулатории, клубы, спортивно­оздоровительные комплексы со спортзалом и стадионом, детские сады и школы, предприятия торговли, бытового обслуживания, связи и транспорта. При этом все они предназначаются для обслуживания и жителей близлежащих деревень. Иначе говоря, агрогородок – звучит вполне гордо.

В соответствии с этим осваивают агрогородки и новейшие производственные технологии, поскольку они дают прирост производительности труда не только сами по себе, но и благодаря более вдохновенному труду на них. Новые зерносушильные комплексы – самобытное творение агрохайтека, которые тем не менее сохранили вполне человеческий, “деревенский” масштаб. Местные жители спешат показать их приезжим (фото 3, 4). И сами агрогорожане называют такую, воистину для села новостройку “наша красавица”. А потупившаяся “старушка” рядом – для контраста и понимания: откуда и куда идем (фото 5).

И еще настойчиво приглашают на реконструированные фермы – порадоваться еще раз вместе с ними новейшему оборудованию. Значит, понимает, принимает и уже требует деревня достойный комфорт и Красоту. Она, видимо, и должна спасти некогда скорбно дышавшую на ладан деревню. Но только если она будет не показательной, не к “празднику”, но повседневной нормой, непреложным ориентиром. И даже досадно, что новоявленные “красавицы” скромно прячутся в промышленной зоне, а не выходят гордо на большую дорогу: знай, дескать, наших!

И борьба с приснопамятными лужами также говорит о приходе цивилизации в наши села (фото 6). “Железный конь” в виде элегантных автомобилей давно пришел на смену крестьянской лошадке. Теперь вот и столбовые дороги сворачивают на проселок. В чем­то деревня, можно сказать, едет даже впереди города. Если он вынужденно созревает к “изобретению” велосипеда, то селянин вовсю пользуется его преимуществами, меняя разве что марки. Тем более новый асфальт и мощение благоприятствуют этой традиционной велосипедизации, которая вкупе с личными иномарками и тракторами выглядит никак не ущербной.

И еще один на первый взгляд, может, и не заметный, но вполне значимый шажок города в деревню. Так, кое­где архитекторы уговорили хозяев новых агрогородошных особняков отказаться от традиционной, пусть даже и новой, свежевыкрашенной ограды. Она искони была так удобна: можно без опасения выпускать в свой огород всяческую живность и не опасаться, что чужой глаз увидит неприглядность. А здесь – полная открытость! Хочешь – не хочешь, а задумаешься о привлекательности, опятьтаки о Красоте своего “поместья”. Словом, постояли – подумали: не хочется захолустной деревней зваться. Взялись за дело. Теперь наверняка и сами не верят, что можно жить иначе (фото 7). Когда еще селянин лелеял газон, разбивал клумбы, живописно укладывал валуны под своими окнами?..

Впрочем, и традиционная ограда во многих городках вновь на своем месте. Своеобразная красная или зеленая, синяя, разноцветная линия застройки, которая дисциплинирует жилые группы и улицы, особенно самые новые, которые еще не успели устояться, озелениться (фото 8). Придет время, и хозяева с архитекторами могут договориться до другого решения.

В практике архитектуры такое использование заинтересованности и талантов хозяев в совместных с профессионалами преобразованиях называется партиципацией. При этом профессионал должен не только продемонстрировать свои навыки, но и войти в доверие, тактично убеждая, что все подвижки к лучшему – заслуга прежде всего заказчика­соавтора. Тогда можно рассчитывать, что он не остановится на достигнутом, подумает и двинется дальше. Но архитекторам, по большому счету, именно это и надо – приобщение земляков к Красоте.

А она не может быть лишь частью или фрагментом, ей подобает быть повсеместно и во всех деталях, мелочах. Поэтому на планшетах архитекторов появляется то, о чем раньше и не думалось. Например, декоративное оформление теплотрассы деревянной перголой или маленькие по меркам большого города места отдыха на берегу озерца, наконец фонтан с богатым набором малых архитектурных форм и разнообразным современным мощением.

В целом областные архитекторы уверены, что они должны идти на старую деревню самым широким фронтом. Кварталы усадебных домов для них – это своеобразные яркие пятна в общем облике населенного пункта. Для достижения планировочной мобильности, создания различных планировочных ансамблей жилых кварталов типовые индивидуальные дома привязываются к месту с различной ориентацией. Всячески разнообразится палитра фасадов и декоративных деталей. Под ноги селянина по всем направлениям укладывается твердое покрытие. Многое из остального можно доверить вкусу, трудолюбию и возможностям жильцов.

Поэтому в кварталах многоквартирной застройки появляется благоустроенная придомовая территория, на которой размещаются площадки различного предназначения – для игр детей, отдыха взрослых, спортивно­оздоровительных занятий. Где можно и нужно благоухают цветущие палисадники, ухоженные зеленые насаждения, стелятся ковром газоны. Все виды зеленых насаждений проникают поближе к производственным корпусам и площадкам…

Бесспорно, верная позиция и долженствующая тенденция. Ведь на селе каждая новая деталь заметна, значима. Будь она над головой или под ногами (фото 9, 10). И в этой связи как никогда точно звучит выражение, что нет малой архитектуры, а есть малые архитекторы.

Все бы хорошо, вот только их вообще не хватает для набравшей размах программы преобразования наших сельских поселений. Более того, эта ситуация только усугубилась.

В районных центрах фактически устранены должности главного архитектора. Понизился его статус до начальника отдела довольно обширного административного строительного комплекса, где его голос и творческие порывы тонут в далеко не свойственных ему согласованиях, инвентаризациях, писаниях, “разборках” с населением… Вот сидит он за заваленным справками столом, тонет в “текучке” и думает, как ему назваться. Толкового, тем более молодого и амбициозного архитектора соблазнишь ли этим? Меж тем важно, чтобы и главный архитектор агрогородка – возможен и такой статус – был, стал также тутошним, всем своим существом чувствующим надобности земляков во всех их проявлениях. Многие и не слышали, что раньше в сельсоветах были свои архитекторы. Штатные проводники Красоты, подвижники ее в первых рядах.

Хотя архитектурнопланировочное задание по всему, что намечено к строительству в районах, исходит именно от этих служб. И это при том, что приходится пересматривать былые генеральные решения, оперативно реагировать на нештатные ситуации в текущем строительстве, задумываться о перспективе. Плох тот архитектор, что лишен возможности мечтать и которому некогда периодически остановиться, оглянуться, рискнуть на эксперимент, а потом уже браться и звать на новые дела. Тем более всего­то с высоты анонимного “главспеца отдела”.

Эту ситуацию руководители минской областной архитектурой акцентированно назвали “совершенно бедственным положением”, с чем честно согласились и коллеги из других областей. Кадры действительно решают всё. Но лишь когда решают не всё подряд и сразу. Выигрываем (?), возможно, в количестве, но теряем порой невосполнимое – качество. А были времена, когда на преобразование села приглашались и заинтересованно шли самые маститые мастера, и результат был впечатляющий, незабываемый.

Накопленный опыт позволяет увидеть, что дальнейшая реализация Программы развития белорусских агрогородков должна сопровождаться корректировкой, совершенствованием самой программы, обозначением более эффективных тенденций. В том числе в обеспечении всего процесса необходимыми квалифицированными специалистами с подобающим разделением компетенций и функций. Ведь и сама номенклатура агрогородков небывало расширилась, включая помимо агропромышленных и аграрных транспортные, природнорекреационные, туристско­рекреационные, рекреационнооздоровительные. И агротуризм прокладывает себе дорогу с односторонним движением – из города в деревню. Поэтому повышенный и всесторонний интерес привлекает проблема делового использования природного богатства, а также выявления, реставрации, реконструкции, модернизации культурно­исторического достояния, что, естественно, дилетанту доверять нельзя. И дело отнюдь не только в ублажении туристов – важно самим агрогорожанам чувствовать, понимать, гордиться, что они живут не на историческом пустыре.

Кстати, еще одним национальным достоянием можно назвать и тех руководителей хозяйств, которые уже многие годы, не дожидаясь общереспубликанской Программы, трудятся на ниве планомерного преобразования сельских поселений. Поэтому и план таких городков напоминает спил уже повидавшего виды дерева. Словно годовыми кольцами расходятся от центра постройки различных этапов в жизни поселения. И воочию убеждаешься, как первенцы по всем статьям уступают второму, и тем паче последнему поколению (фото 11).

Инвестиции распределяются сверху, но у агрогородков есть свобода в их использовании. То есть прежде всего на местах решают, что и как строить. Для жилья в республике используется более двадцати типовых проектов. Выбор как бы и немалый, но пополнение в этот набор должно вестись непрестанно. На индивидуальное проектирование руководители небольших поселений идут неохотно – дорого. Тем более когда речь идет, скажем, о Доме культуры. Вынуждены покупать проекты “б.у.”. Тем не менее грамотное размещение, индивидуальное благоустройство и элементы дизайна создают впечатление уникальности сооружения, и его ввод в строй ждется с нетерпением.

Так или иначе, там, где руководитель хозяйства издавна, с беззаветными душевными инвестициями относился к своему делу, поселения с фактически полной инфраструктурой уже давно сложились, а частные участки красуются взрослыми садами. Остается только дальнейшее совершенствование. Теперь можно уже жить не только хлебом единым, можно и соборы строить всем агрогородошным миром. И стороннему очевидно, что эта дорога ведет к Храму (фото 12, агрогородок Весея Слуцкого р­на). Так множится Красота, этим подкрепляется очень важная вера – в благой ток жизни, в надежный добробыт.

Буйная цивилизация покусилась на размеренный уклад жизни, на душевный покой. В окаменелом городе уже не увидеть, чтобы первого попавшегося прохожего запросто пригласили в дом. В одном из агрогородков хозяин, только почувствовав мой интерес к его жилью, свершил этот старинный обряд гостеприимства. Показал и похвастался – не хуже чем у многих в городе.

А то, что многие новоселы ропщут на малость подсобных строенийсараев, – еще одно свидетельство их оптимизма и желания упрочать свою жизнь именно ТУТ. Пусть они сами, примерительно к своим насущным нуждам развивают свои кладовые, семейные закрома, как они обращаются со своими наделами, на которых не встретить ни одной несжатой полоски, грустную думу наводящей.

Отсюда в таких агрогородках недостатка в работниках нет. А новобранец, претендующий на новые “хоромы”, ждет, осознанно, как христианский послушник, проходит испытательный срок. Дабы убедить, что он здесь всерьез и надолго. Что он и, хочется верить, омоложенный род его, более не задумываясь, – тутошние на “весь век” (фото 13). Что его ладья жизнеискательства причалила, накрепко закрепившись ТУТ самой прочной тягой – всесезонной гирляндой разноцветных прищепок (фото 14). Рядом мог бы, конечно, расположиться и дом­мастерская архитектора­сельсоветчика. И электронный адрес был бы у всех один и навсегда: …ТUT. by.

Ну, @ где же собачка? Тут как тут.

Тогда еще раз поспорим о жизнеустроительной силе и предназначении архитектуры?..

Но коль назвался архитектором – думать обязан. Дабы самому не стоять и других не держать на месте.

 


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 097
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 821
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 578
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...