Вы здесь

Между Востоком и Западом: культовая архитектура Польши второй половины XX века (2)

24.03.2008 09:21
Просмотров: 7 379
Версия для печати

Объектом, который открывает новую страницу в истории современной архитектуры, является Свято-Духов храм в Белостоке-Антонюке (архит. Ян Кабац). Это самый большой православный храм в Польше и один из самых больших в Европе. Площадь здания – 1400 м2, вся используемая площадь – 2100 м2. Здесь может вместиться около 2500 человек. Его размеры отражают, прежде всего, кубатура (24 300 м3) и высота (вместе с крестом – более 50 м). Строительство здания начато в 1982 г. И хотя храм уже освящен, работы, касающиеся оформления интерьера, продолжаются и сегодня.

Внешний облик здания является примером традиционного типа пятикупольного храма. Формы и размеры куполов, а также их геометрически-численная взаимосвязь и пирамидальность всей композиции имеют символическое содержание. Образное восприятие объекта можно соотнести с символической интерпретацией названия храма и прообразом Пятидесятницы – сошествия Святого Духа на апостолов (фото 1).

Еще один пример храмостроительства на рубеже 1980–1990-х гг. – церковь Воскресения Господня в Белостоке – Слонечном Стоке (архит. Ежи Устинович). Здесь сохранена традиционная для православия символическая структура, в то же время представлена попытка ее современной интерпретации, учитывающая особый культурный контекст пограничья. Отмечая основные мотивы церкви, ее можно отнести к храмам оборонного типа, которые строились в византийско-готическом стиле (Сынковичи и Мурованка в Беларуси, Супрасль в Польше) (фото 2).

Церковь Воскресения Господня имеет центростремительную композицию, построенную на геометрии взаимопроникающих фигур восьмиугольника и греческого креста (фото 3). Внешний облик храма подчеркивает его именование: символика Гроба Господня и Воскресения прочитывается в геометрии восьмигранника, в формах контрфорсов (камней, отодвинутых от гроба) и в 8 колоннах храма, а размещение здания на холме усиливает экспрессию его форм. Здесь применена классическая система пятикупольной композиции. Использование кристаллических форм имеет соотнесенность с Откровением святого евангелиста Иоанна и его описанием “Нового Иерусалима”: “…который нисходил с неба от Бога… Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному” (Откр., 21:10).

Интересным примером непосредственного обращения к историческим образцам является церковь св. Софии в Белостоке (архит. Михал Балаш). Ее облик подобен храму св. Софии в Константинополе, представляющему тип купольной базилики, где сочетаются продольная и центральная формы строения. Та же пространственная модель (соответственно в уменьшенном масштабе, в иных пропорциях и с довольно значительными преобразованиями) перенесена в здание белостокского храма. Обращает на себя внимание отличающееся от первообразца решение алтарной части (там система трех экседр – здесь одна апсида), западных хоров и боковых эмпор (крытых галерей). Вариант купола и его органичный переход в барабан и своды, так же как в оригинале, представляют тип, характерный для поздней античности.

Во внутреннем облике храма связь с оригиналом не прослеживается. Система пяти венчающих куполов, преобладающая тектоника глыбы (громады), а также весьма характерные детали удаляют его от константинопольского образца.

Весьма примечательный пример восстановления и модернизации архитектурного памятника, осуществленный Александром Григоровичем, – деревянная церковь в честь Архангела Михаила в Бельске Подляском (возведена в 1789 г.). У нее перестроена алтарная часть: два восьмиугольных симметрично расположенных параклиса и центральная восьмиугольная бима с амвоном. Все они имеют независимые шатровые крыши с купольными верхами. Перестроенная часть храма выполнена в стилистической манере, свойственной старой церкви (фото 4).

Крестильная церковь св. Иоанна Крестителя, включенная в комплекс расположенного неподалеку от приходского дома, благодаря конусообразной форме крыши с характерными складками навеса напоминает собор в Гайновке (фото 5). Особо выразительным является ее внутренний вид, оформленный Ежи Новосельским. Пространственная схема квадратуры круга реализуется посредством купола, восьмигранного тамбура и кубического корпуса. Настоящим событием стало неконвенциональное решение центральной литургической зоны, т.е. алтарной арки. Это решение новаторское по форме, хотя одновременно традиционное в символической интерпретации и иконографии. Оно подчеркивает единство горизонтальной и вертикальной ориентации храма, сосредоточенное посредством этой арки в евхаристическом центре. Первая реализуется через кадрирование алтаря и сходящуюся перспективу очертания арки; вторая – через вхождение арки в купольное пространство и повторение в ней профиля церкви (фото 6).

Нельзя не сказать о других творческих достижениях Ежи Новосельского, замечательного иконописца и архитектора. Это произведения, выполненные в римско-католических и униатских храмах и являющиеся свидетельством того, что именно сейчас православная церковь через свое искусство проникает в иные церкви. Благодаря своей живой традиции она выводит искусство из создавшегося кризисного состояния и поднимает его на уровень особой рецепции иконографии и архитектуры, придавая им своеобразный статус, ранг и теологическое значение. А это доказательство того, что на пограничье искусство Востока и искусство Запада взаимно дополняются, обогащаются и оживляются. Возникло оно на основе укрепления защитной позиции и необходимости заострения противоречий и различий или же, как было ранее в истории, на основе должного синтеза искусств (о чем свидетельствуют часовня Святой Троицы в Люблине (фото 7), храм в Вислице, Сандомирский кафедральный собор) – это уже иной вопрос.

Первым, наиболее древним из них является католический храм в Варшаве-Елёнках. Самое интересное из примененных здесь решений – полихромные росписи, выполненные по сохраняющей расшивку кирпичной стене (фото 8). При весьма экспрессивной тектонике внутренней композиции храма, дополнительно обогащенной квазивитражными стенами боковых нефов и выделенной конструкцией сводов, эти росписи являются элементом созерцательным, успокаивающим (фото 9).

Очередной объект, весьма значимый для современного иконографического искусства, – костел Провидения Божьего в Веселой возле Варшавы. Он заложен в 1938 г. и построен в неороманском стиле. Однако реализация внутреннего оформления приходится на 1975–1976 гг. Этот шедевр искусства как иконографического, так и архитектурного от начала до конца выполнен Ежи Новосельским. Главный композиционный акцент сделан здесь на апсиде храма, в которой размещен крест, напоминающий крест св. Франциска Ассизского, а за ним, в тесной пространственной связи, написана икона Матери Божией Оранты (фото 10). В алтарной части осуществлена интересная пространственная транспозиция алтарного темплона. Прекрасную архитектуру дополняют настенная роспись (фото?11) и абстрактные витражи. Впечатляющий Крестный Путь написан на полотне в белой раме и напоминает собой бронзово-черный барельеф.

Это уникальный образец комплексной реализации интерьера в восточно-христианском, православном стиле для латинского храма – как будто церковь в костеле.

Еще одним примером архитектуры, соотносящейся с ветхозаветнoй Скинией Собрания, является костел Святого Духа в Новых Тыхах (1979–1983 гг.; архит. Станислав Немчик, худож. Ежи Новосельски) (фото 12). Он принадлежит к числу наиболее интересных храмов Польши последнего времени. Имеет форму пирамиды, срезанной в основании потолочного окна. Снаружи, по углам окна, установлены четыре 12-метровых креста, венчающих здание, под крышей располагаются обходы (галереи) и аркады. Ажурная, почти ювелирной формы колокольня прекрасно контрастирует с массивным объемом храма. В интерьере сквозь роспись просвечивает фактура досок (как в костеле на Елёнках – кирпичей), являясь своеобразным материальным свидетельством духовного мира (фото 13).

К той же категории храмов относится греко-католическая церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная в Бялом Боже возле Щецинка в 1992–1997 гг. (архит. Ежи Новосельски при техническом сотрудничестве с Богданом Котарбой). И хотя этот небольшой объект новаторский, своими корнями он глубоко связан с традициями восточной церкви. Храм возведен на пустынном равнинном ландшафте и вписывается в него благодаря удачному колористическому решению. Неф своей строгостью напоминает древнехристианские базилики (фото 14). Скупое освещение, небольшие квадратные и круглые окна, а также простота форм заставляют вспомнить архитектуру Сирии и Месопотамии. Внутреннее пространство церкви центрально-продольное, с характерным снижением посредине, что устроено как бы для безопасности людей, принимающих Евхаристию. Три алтарных свода являются реминисценцией алтарного свода крестильни в Бельске Подляском. Темная малахитовая тонировка стен и колонн, а также доминирующее белое пятно купола выявляют мотив квадратуры круга. На восточной стене, по традиции, размещено прекрасное распятие (фото?15).

Здание имеет интересную двухбашенную структуру западного фасада, ориентированную на четыре стороны света. Нартекс напоминает древние сирийские атриумы. Посреди него – двойной фронтон с иконами архангелов Михаила и Гавриила, а между ними – греческий крест с пятью стигматами (печатями). Согласно древнему апокрифу, один архангел этот крест отправил в преисподнюю, а второй в триумфе оттуда вынес (фото 16).

Храмом, иконографическое оформление которого полностью согласуется с архитектурой, является построенная в 2002 г. Свято-Троицкая церковь при иконографической школе в Бельске Подляском (архит. Ежи Устинович). Роспись осуществили учащиеся школы под руководством ректора – отца Леонтия Тофилюка. Небольшая церковь (площадь – 32 м2) представляет собой классический пример зального однокупольного одноапсидного храма (фото 17). Эта постройка продолжает традиции деревянного храмостроительства, прежде всего русского – псковско-новгородской школы, но при этом имеет связь с местной традицией церковной архитектуры Подляшья. Кроме того, здесь учтен опыт возведения молдавских церквей с их значительно выдвинутыми навесами для защиты находящихся под ними росписей. Пояса росписей трех стен созданы как пояса иконографические, наподобие трех рядов иконостаса. Простая кубическая масса храма покрыта сомкнутым сводом, который венчает купол с иконой Пантократора, повешенной над стеклянным барабаном и поэтому видимой извне (фото 18).

В 1980–1990 гг. построено много новых православных храмов: в Крынице, Зындрановой, Горлицах, Гожове Великопольском, Седльцах, Бялой Подляске, Черемше, Ячне, Чарной Бялостокской, Уйковицах, Чижах, Домброве Белостокском. Большинство из них находится на Белосточчине, что стало возможным благодаря инициативе владыки Саввы, нынешнего Митрополита Варшавского и Всей Польши. Именно его усилиями восстановлена церковь Благовещения Богородицы в Супрасльской лавре – жемчужина так называемой византийской готики (фото 19), заново построена сожженная Спасская церковь на Святой горе Грабарке (фото 20).

 

Обзор церковной архитектуры и иконографического искусства в Польше свидетельствует o том, что современная польская культура неразрывно связана с культурой восточного христианства, а традиция как главный критерий и носитель истин в искусстве действенна и вечно жива.

Архитектура и иконография в храме не существуют в отрыве друг от друга и всегда несут определенное теологическое и космологическое содержание. Их эволюция в истории осуществляется не статично, как привычное наличие, а происходит динамично, по линии постоянного дополнения смысла. Это касается в равной степени пространств, форм, плоскостей и линий, применяемых в храмовой архитектуре, а также цвета, иконографии, изображений, геометрии и чисел, которые составляют символическую структуру храма, создавая структурный образ целого.

Храм – это результат синтеза искусств в самом совершенном их виде и взаимосвязях. Это своеобразное богословие, неповторимое исследование на тему Бога, обнаружение и уяснение Его присутствия, Его отношения к миру и человеку, а также отношения мира и человека к Нему. Храм освящает нашу жизнь и ведет нас к обожению. И в сфере искусства это происходит прежде всего благодаря святым символам.

Архитектура по своей природе символична. Через эстетику она ведет к религии, а после этого перестает быть произведением художественным, ибо становится выведенным на уровень сферы литургической, сакральной. Все искусство, а не только то, что условно называется сакральным, не имеет собственной действительности. Вся его ценность – участие в жизни “иного”. Если оно является символом, живым символом, то имеет и сакральность. А через богослужебную функцию, будучи сакральным, оно становится уже богоявлением. И в этом его истинный смысл и цель.

 

Послевоенный период для православия в Польше был временем осознания единства польской автокефальной православной церкви с большим сообществом соборной апостольской православной церкви. Его укорененность в польской культуре и духовной жизни, значение православного искусства, а также влияние на искусство иных христианских церквей, на польскую и европейскую культуру в целом свидетельствуют о том, что сейчас можно без сомнений говорить о польской православной церкви.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 669
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 11 994
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 421
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...