Вы здесь

Не даром помнить…

Версия для печати

Что уж тут говорить, серьезную конкуренцию многим странам в сфере туризма мы если и составим, то, очевидно, не скоро. По вполне понятным объективным причинам. Поэтому важно использовать все имеющиеся возможности. В том числе и в отношении тех туристов, которые в нашей стране оказались транзитом, скажем, из Европы в Россию, заметно прогрессирующую на туристском рынке. Но чем можно попотчевать пресыщенного туристскими изысками иностранца? Его наверняка проймет то, что непосредственно относится к его истории и культуре, а следовательно, к нему самому. Зачастую это напоминания о драматических событиях, сыгравших решающую роль в судьбах стран, народов и даже континентов. Так, возрастает поток польских туристов в Вильнюс с непременным посещением военного кладбища с захоронениями поляков, погибших в различных войнах прошлого столетия и, конечно же, могилы матери Пилсудского, где по его завещанию захоронено сердце выдающегося государственного деятеля.

А у нас? Уверен, что многие из зарубежных туристов оживятся, когда, проезжая по Минску, услышат: «А в этом доме, что напротив домика Первого съезда РСДРП (?), жил накануне своего злодеяния официальный убийца Джона Кеннеди». Возможно, захотят остановиться, сфотографироваться на фоне «окна Освальда»…

Правда, это мелкий эпизод маршрута, который неминуемо проследует через Борисов, как это до них проделывали некогда великие армии. Именно на этот факт в середине позапрошлого века наш соотечественник Петр Шпилевский в своем как бы транзитном «Путешествии по Полесью и белорусскому краю» обратил особое внимание.

Что касается присутствия Карла XII на борисовских землях, то «факт этот еще более подтверждается археологическими памятниками: бесчисленными курганами в деревне Ухолоде и огромнейшей высокой плотиной, насыпанной в самых черноземных топких болотах белым песком, за Ухолодой по направлению к Головчичам. Старожилы говорят, что они слышали от своих дедов, очевидцев сражения русских со шведами, что в этих курганах погребены павшие воины во время похода Карла XII. Что же касается плотины, то ее называют королевской греблей, потому что будто она устроена была для прохода в этих местах шведского короля» (П. Шпилевский)

И еще одно любопытное упоминание некоего несуществующего ныне моста.

«Всякий раз, проживая в Борисове, я встречал на этом мосту множество гуляющих, которые, увлекаясь воспоминаниями о событиях Отечественной войны, во время гуляний заводили речь об этом ужасном для французов времени и рассказывали множество анекдотов из событий 12-го года» (П. Шпилевский).

Вспоминать действительно было что, поскольку в конце ноября 1812 года под Борисовом на берегах Березины разыгралась величайшая трагедия в истории Европы. То была кульминация наполеоновского вторжения на наши земли – заключительное ристалище, после которого некогда величайшая и сильнейшая армия практически прекратила свое существование.

«В этот страшный для французов день кроме бесчисленного множества убитых и раненых солдат ранено несколько генералов… 6000 французов с примесью поляков взяты были в плен под Борисовом» (П. Шпилевский).

Вообще-то эта «примесь» была интернациональная, ибо под свои знамена Наполеон собрал полки почти со всего континента – естественно, из Франции, а также из Италии, Швейцарии, Германии, Польши, Испании, Голландии… Были там, кстати, и наши земляки, надеявшиеся с помощью интервентов освободиться от российского царизма.

Короче, недаром помнит вся Европа «про поле Брилево да про день Березины». Когда дела идут из рук вон плохо и, кажется, безысходно, француз, швейцарец и сегодня говорит: «BEREZINA!» И с нескрываемым любопытством посещают эти места, где чуть ли не каждое поколение ставит памятники. На одном из самых ранних мирно соседствуют барельефные портреты двух некогда противостоящих императоров. Уже тогда понимали, что все войны кончаются миром, и интерес к судьбе народов будет приводить сюда, хотя туризмом это паломничество еще не называлось.

Более того, уже в наши дни правительство Швейцарии выделило средства для возведения прошлой осенью, к 190-й годовщине драмы, особого памятника (скульптор А. Артимович) — своеобразное покаяние и дань памяти всем многочисленным жертвам тех трагических событий, которые в безымянных могилах у деревни Студенка, по лесам и полям округи нашли свое последнее пристанище. Причем страшную погибель здесь встретили и тысячи ни в чем не повинных людей – из наполеоновского обоза, местных селян, «толпы народа, не участвующего в битве».

…Открытие памятника собрало гостей из многих стран, интерес которых подогревался театрализованным представлением тоже интернациональных полков. Костюмированная инсценировка легендарного побоища привлекла и многих борисовчан, жителей других городов и сел. Вот она, «развлекательная» и познавательная экскурсия, за которой, как считается, будущее. Главное — транспорт, питание, поддержание общественного порядка были организованы прилично. Была и продажа сувениров, хотя их ассортимент и тематика могли бы быть значительно более разнообразными и содержательными. Впридачу заметно преобразился, стал более респектабельным и сам Борисов, отметивший в этот же год свое девятисотлетие. Чуть ли не былинная старина, которая вкупе с памятниками судьбоносным событиям почти двухсотлетней давности не может не вызвать интерес туриста, пусть и транзитного.

Интерес этот только возрастет, если в планируемом прибрежном парке Борисова вновь появится мост для «множества гуляющих», «который перекинут чрез Березину в том самом месте, где, по словам борисовских старожилов, в 1812 году французы омылись от своих грехов. Мост довольно красив и велик, поднимается и разводится на цепях…» (П. Шпилевский).

А почему здесь вновь не может появиться «лучшее и живописное место для летних гуляний — небольшой красивый островок по правую руку за мостом: часть этого островка занята щегольской дачей господина Энгельфельта, которая по своей внешней красоте и внутреннему убранству комнат могла бы поспорить с любой дачей петербургских окрестностей. Когда-то эта дача была оживлена и славилась богатыми пирами: про нее столько носилось слухов и рассказов самых фантастических, что в уезде ее прозвали Волшебным замком, а владетельницу замка — борисовской Семирамидой» (П. Шпилевский).

А разве не мог бы существовать «маршрут преданий» по той же «королевской гребле» или по следам дороги, проложенной шестьсот лет назад литовским князем Витовтом, о которой до сих пор свидетельствуют памятники топонимики и легенды аборигенов борисовской стороны? С соответствующим обустройством они могли бы стать маршрутами краеведческого туризма.

Тем не менее, почему-то и сам Борисов, и его легендарные пригороды не упоминается среди перспективных центров туризма.

Некогда наши края «транзитом» пересекали торговцы и послы по пути «из варяг в греки», шествовали бесчисленные полчища и армии. Сегодня – туристы, которых надо завлечь, заинтересовать, убедить подольше задержаться, купить сувениры, запомнить наши достопримечательности, поделиться впечатлениями со своими земляками. Чтобы и они помнили. И буквально не даром, с всемерной выгодой для нас, самобытной страны в центре Европы, но пока еще «белого пятна» на ее туристкой карте. Наши архитекторы всех специализаций в это дело могут и должны внести принципиальную лепту – есть что воссоздавать, реставрировать, реконструировать, строить заново. И пока не поздно, может, дополнить наши программу и стратегию развития туризма архитектурными конкурсами по данной тематике с их широкой пропагандой и освещением. Тогда, того и глядишь, не все инвесторы будут у нас транзитом.


comments powered by HyperComments
Читайте также
09.11.2007 / просмотров: 4 950
– Насколько я знаю, Вы родились в Минске. После окончания архитектурного отделения МАСТ в 1967 году Вы, Михаил Львович, работаете в...
07.02.2012 / просмотров: 673
Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко 6 февраля принял с докладом государственного секретаря Совета Безопасности Леонида Мальцева и...
13.04.2012 / просмотров: 1 747
Ведущая рубрики Ольга МашароваАпрель7 марта 321 г. римский император Константин I Великий, восемью годами ранее разрешивший свободное исповедание...