Вы здесь

Можно ли говорить об ансамблевости застройки площадей небольших белорусских городов?

Версия для печати

Ансамбли белорусских городов

О наличии ансамблей в больших и крупных городах Беларуси можно говорить уверенно. Исторические ансамбли в малых и средних белорусских городах также достаточно известны. Представляется интересным оценить ансамблевость застройки “сердца” этих городов – их главных площадей, которые формировались в основном в прошлом столетии.

В целом белорусские городские поселения малой и средней величины являются истинными хранителями архитектурно-градостроительных традиций и культурной памяти прошлого. Многие из них остались в стороне от процессов урбанизации и всепоглощающей глобализации. Отчасти благодаря этому они отличаются высокой степенью сохранности памятников архитектуры, находящихся преимущественно в естественном для них окружении. Однако многие ли из этих городов можно узнать по фотографиям, как, например, площадь Сан-Марко в Венеции? Можно ли найти хотя бы зачатки ансамблевости в застройке главных площадей небольших белорусских городов, достойных и способных быть визитной карточкой города? На это всегда можно ответить утвердительно.

Любой согласится, что совсем недостаточно очертить на плане поселения квадрат или любую другую геометрическую фигуру и застроить ее по периметру зданиями, чтобы получить ансамбль главной площади центра. В исторически сложившихся городах задача тем более усложняется – воздвигая новые здания, там трудно достигнуть гармонии и исключительности создаваемой среды. А неповторимость должна быть достигнута, ведь “художественный образ, окружающий человека, отражает черты некой модели личности, выработанной в данной культуре” [4].

Попытаемся подойти к поставленной проблеме издалека.

Центр центра

Издавна по праздникам и воскресным дням народ собирался на открытом пространстве перед главными зданиями поселения – “агорировать” (от древнегреческого глагола, обозначающего “толкаться на центральной площади”), погулять: себя показать, людей посмотреть. Общественный центр, с одной стороны, всегда отличался интенсивностью всех городских процессов, с другой – был излюбленным местом “ничегонеделанья”. Это было своего рода “учебное заведение”, где с наименьшими затратами времени узнавались все городские новости [6]. Сегодня центральные площади городов в основном также многолюдны и многофункциональны. Однако горожане вынуждены делить общественное пространство не только между собой, но и с городским и внешним транспортом. Не всегда главную площадь включают в список объектов обзорной экскурсии для приезжих гостей. Нередко, оказавшись в центре города, посещает чувство дискомфорта и дезориентации. Бывает, что окружающие площадь главные здания невозможно разглядеть сквозь листву некультивируемых зеленых насаждений.

Конфликтные ситуации, вызванные научно-техническим прогрессом и новыми социально-экономическими условиями, затрагивают многие аспекты функциональной, композиционной, визуально-эстетической организации главных общественных пространств белорусских поселений. Попытаемся панорамно осветить проблему целостности и гармоничности среды их общегородских центров.

По следам “золотого сечения”…

На кафедре “Градостроительство” БНТУ ведется исследование в области преемственности в преобразовании архитектурно-планировочной структуры центров малых и средних белорусских городов. Для углубленного анализа причинно-следственных связей архитектурно-градостроительных потерь, достижений и возможностей сохранения самобытности центров наших поселений были выбраны города-представители характерных типологических групп. О них и пойдет речь в настоящей статье.

Возникшие в различные временные эпохи поселения предстают перед нами с уже устоявшейся планировочной структурой, со своими особенностями архитектурно-ландшафтного окружения, со своей исключительной биографией. В процессе становления и развития города подвергались различным воздействиям: войны, пожары, запустение. Немало изменений привнесла и регулярная перепланировка конца XVIII – XIX в., проводимая царской Россией. Однако некоторые поселения и их центры сохранились почти в первозданном виде. Свою лепту в переустройство и видоизменение облика общественных центров населенных мест внесла идеология социализма, когда новое автоматически означало “хорошее”, а “старое” воспринималось как “дурная наследственность” [6]. Немногое, что сохранилось в исторической застройке главных площадей, подверглось многочисленному сносу и изменениям. А если исторический центр и оставался нетронутым, то рядом возникала новая площадь, отвечающая всем требованиям гигантомании новой власти. Старое же приходило в забвение. Порой масштабы площади не зависели ни от величины города, ни от его статуса в системе расселения страны, ни от его народнохозяйственного профиля. Так, в г. Слуцке и г.п. Шумилино (население первого превышает количество жителей второго в 14 раз) в 1950-х годах были запроектированы новые общегородские центры с главными площадями в 0,9 га [3]. Говорить о гармоничном единстве и сбалансированности архитектурной композиции вообще не приходится. Во многих случаях соотношения высоты зданий и глубины (ширины) формируемой среды превышали рекомендуемые многими специалистами параметры 1:5, 1:6 [3, 4, 7, 8].

Одно из самых древнейших поселений нашего государства г. Логойск (XI в.) на современном этапе развития имеет две городские площади, одна из которых – историческая, а другая возникла как результат необходимости расширения общественного пространства, сомасштабного строительству многоэтажной жилой застройки (рис. 1). Необходимо отметить, что ансамбль исторического центра сформирован диссонансно. Имеющийся архитектурно-планировочный потенциал не задействован в полной мере. Экстравертное пространство площади сформировано на пересечении главных городских магистралей. Заложенные в основу параметры классического “золотого сечения” Марка Витрувия не прочитываются в контексте окружающих площадь зданий. Невыразительность пластического решения фасадов, неэстетическая упрощенность, неинтригующая простота форм и материалов, а также “штучность посадки” зданий свидетельствуют о пренебрежении архитектурными средствами при формировании ансамблевых качеств застройки. Таким образом, архитектурно-планировочная организация центральной площади г. Логойска лишена визуальной опознаваемости, которая соответствовала бы ее функциональной значимости. Однако дальнейшее композиционное упорядочение ансамблевых качеств могут придать новое значение историческому центру города (рис. 2).

Иная ситуация сложилась в г. Молодечно. Историческая торговая и культовая площадь, образовавшаяся на пересечении основных стратегических направлений того времени, в настоящем практически осталась в стороне от сюжетной линии раскрытия городского образа. Доминирующее звучание в контексте всего поселения приобрел новый центр, возникший к середине прошлого столетия в результате активного использования железной дороги. Гипертрофированные параметры (145x110 м) площади не выдерживают никакой критики “золотого сечения”:

– нарушение масштабности пространственных элементов, приводящее к искажению целостности визуального восприятия;

– удаленность образа новых зданий от идейно-содержательного контекста существующей среды;

– дробность и разорванность высоты застройки, разрушающее единство объемно-пространственной композиции;

– механическое копирование стилевого решения со здания на здание без учета внутреннего содержания (рис. 3).

Помимо этого пешеходный доступ к центру затруднен из-за многочисленных транспортных автостоянок, размещенных прямо на площади (рис. 4).

Ради справедливости следует отметить, что ансамбль задумывался как место проведения массовых мероприятий и торжеств, олицетворяющих всю мощь и силу советского государства. Главная композиционная ось площади, развивающаяся по направлению к парковой стеле, призвана напоминать о бессмертном подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. Теперь же необходимо возвратить центру Молодечно камерность, уютность, защищенность от агрессивной среды, цельность смыслового образа, которые мог бы оставлять в душе этот город.

Исторические судьбы поселений и их центров весьма разнообразны. Вторгаясь в сложившуюся городскую среду, проектировщик должен улавливать “закон” места, подхватывать логику работы предшественников, привнося новое и не вытесняя старое на пути к достижению ансамбля. В той или иной мере рассмотренные примеры городов несут в себе потенциал “ансамблевости” локальных социальных пространств. Достижение намеченных целей осуществимо при предельной внимательности архитектора [6]. А что делать, если общественное пространство центра города развивалось в другом направлении относительно первооснов ансамблевости?

Формально организованная геометрическая композиция общегородской среды, не несущая ни информационной нагрузки, ни художественного образа, сложилась в г. Жодино (рис. 5). Поселение, возникшее в результате объединения нескольких деревень, в настоящее время не имеет интенсивно обозначенной главной площади. Открытое пространство на пересечении основных автомагистралей, окаймленное лишь по одну сторону общественными зданиями, отдаленно можно назвать ансамблем в традиционном смысле этого слова. Геометрические параметры площади искажены в сравнении с витрувианскими пропорциями. Среда городского центра имеет инертную зону “архитектурного тяготения”. В результате некоторая доля общественных функций, в том числе и проведение массовых народных празднеств, распределилась между другими открытыми урбанизированными пространствами города.

Бережное отношение к культурному наследию может быть продемонстрировано ансамблями площадей небольших поселений – Заславля, Постав, Островца, Радошковичей. В отличие от ряда городов и местечек на территории современной Беларуси г.п. Радошковичи не подвергался регулярной перепланировке по канонам градостроительного классицизма (рис. 6). Этот факт способствовал сохранности древнейшей структурно-планировочной основы поселения. Конфигурация сети улиц также во многом определялась очертаниями рек и сложным холмистым рельефом местности. Неправильной трапециевидной формы торговая площадь, образовавшаяся предположительно в XVI в., размещена на резком понижении рельефа у берегов р. Вязынки. Историческая застройка второй половины XIX – начала XX в. сохранилась и по сей день. Одно-, двухэтажные строения площади соответствуют масштабу застройки старого местечка и гармонично передают “дух места” поселка. Однако большинство из них нуждается в контекстуальной реконструкции, а также в упорядочении городской зелени и благоустройстве общественного пространства. Расположенный на площади сквер создает ощущение чрезмерной заполненности среды в зоне пассивного воздействия фронта исторической застройки и предотвращает целостность ее зрительного восприятия (рис. 7). Спасают положение Троицкий костел 1850 г. и православная церковь начала XX в. Эти культовые доминанты, находящиеся несколько в стороне от центральной зоны, солируют в панорамном силуэте поселка и служат композиционными ориентирами основных городских направлений.

В целом исторически сложившийся ансамбль главной площади г.п. Радошковичи органически сочетает в себе основополагающие утилитарные, информационные и духовные ценности. Консонансно организованный центр поселка несет на себе отпечаток культурной памяти горожан, как бы рассказывая каждому о тех великих событиях и личностях, которые участвовали в нашей истории.

Выход есть всегда

В градостроительной деятельности на повестке дня встает вопрос возврата к основному свойству архитектуры – ансамблевости. Многие белорусские города современности оказываются перед проблемой утраты аутентичной принадлежности и сущностной идентичности общегородских центров. Некоторые из них нуждаются в возврате национальной самобытности, некоторым необходимо привнести гармонию в общественную среду, гуманизировать пространство главных площадей, сделать его сомасштабным человеку. Некоторым придется начинать “с нуля”, создавая ансамбли нового времени.

Выход есть всегда: посредством корректировки масштаба открытых пространств, целостности стилевого и цветового решения зданий, активного использования различного мощения, соразмерности малых архитектурных форм, элементов ландшафтного дизайна, зрелой трактовки фактуры и деталировки можно попытаться сформировать новые представления о былом и настоящем. Архитектор, в свою очередь, не должен забывать, что контраст между старым и новым – явление временное. Надо помнить, что средоточие наиболее значимых элементов исторических эпох способно со временем создать ансамбль, с глубиной которого не сможет конкурировать ни один из этих этапов в отдельности.

Литература

1. Архитектурный ансамбль как форма реализации синтеза. Cб. науч. тр. / Под ред. И.А. Азизян, Л.И. Кирилловой. – М.: ВНИИТАГ, 1990. – 137 с.

2. Всеобщая история архитектуры / Под общ. ред. Б.П. Михалова. – М.: Гос. издат. литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1963. – 765 с.

3. Зельтен, Н.А. Архитектура и планировка малых городов Белоруссии. – Минск: Наука и техника, 1968. – 124 с.

4. Иконников, А.В. Историзм в архитектуре. – М.: Стройиздат, 1997. – 559 с.

5. Гутнов, А.Э., Глазычев, В.Л. Мир архитектуры: Лицо города. – М.: Мол. гвардия, 1990. – 350 с.

6. Протасова, Ю.А. Совершенствование архитектурно-планировочной организации открытых урбанизированных пространств: дис. … канд. архит.: 18.00.04 / Ю.А. Протасова. – Минск, 1999.

7. Каплун, А.И. Стиль и архитектура. – М.: Стройиздат, 1985. – 232 с.

8. Соколов, Л.И. Центр города – функции, структура, образ. – М.: Стройиздат., 1992. – 352 с.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 708
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 011
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 434
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...