Вы здесь

Насколько современная белорусская архитектура современна?

23.03.2006 12:51
Просмотров: 7 654
Версия для печати

В редакцию журнала пришло письмо, в котором брестчанин Арнольд Константинович Михальчук затронул актуальную нынче тему о том, насколько созданные в последние годы белорусские объекты отвечают требованиям современной архитектуры.

Здравствуйте, уважаемая редакция!

В ноябре прошлого года я отослал вам свою статью о том, что будучи в Минске после очень долгого отсутствия, посмотрел на столицу свежим взглядом, как бы со стороны и с удивлением обнаружил, что в Минске совершенно нет по-настоящему современных зданий. (Речь идет хотя бы об общественных зданиях, значимых, главных). Это сначала показалось невероятным. Может, где-то на окраине в переулках все же затерялась здание с современной архитектурой? Но общая тенденция современного строительства в Минске только подтвердила мое удивление. Я приводил примеры таких новостроек, но строящуюся Национальную библиотеку я тогда не видел. В глубине сознания еще оставалась надежда, что Национальная библиотека и будет началом и образцом нашей современной архитектуры. Хотя то, что я видел по телевидению, вызывало недоумение: как будто все забыли, что обещали сначала, и начали возводить на земле самый обычный железобетонный каркас. Что из этого может получиться современного, было не понятно.

Теперь же удалось воочию увидеть этот грандиозный по стоимости и трудоемкости объект. Когда появились первые сведения в средствах массовой информации о замысле архитектурного облика Национальной библиотеки, о том, что это будет новое, невиданное у нас сооружение: граненый сверкающий шар, парящий над землей – это не могло не вызвать чувства гордости и радости за нашу республику.

Представил, как будет выглядеть Национальная библиотека: огромный стеклянный шар, парящий над землей, переливающийся своими гранями, в который снизу вонзаются под разными углами стеклянные стрелы – лифтовые шахты со своими слегка поворачивающимися сужающимися-расширяющимися гранями, отражающими свет под разными углами. А в темное время видны ярко освещенные стеклянные кабины с посетителями, снующими вверх-вниз. В самом же стеклянном шаре, освещенном изнутри, кипит благородная работа по приобщению к новым знаниям людей всех возрастов – это динамичная составляющая, часть общего архитектурного замысла. Ведь уже 21-й век! Эти стрелы шахт могли бы быть и несущими элементами, и эвакуационными путями, и маскировкой основной центральной опоры шара. А чтобы не «перебивать» другими архитектурными решениями общий замысел, пришлось бы неизбежные нижние вестибюли, предлифтовые рекреации и т.п. сделать зрительно не броскими, с уменьшенной до предела высотой или полностью заглубленными в землю. Это дало бы дополнительные возможности для новых неординарных решений. К тому же, как нарочно находящийся рядом обрыв с солнечной стороны давал еще больше возможности для высокой архитектуры.

В мире уже есть построенные шарообразные здания, взять хотя бы Китай – там основанием телевизионной башни является огромный стеклянный шар, выполненный на высоком эстетическом уровне. Этот опыт вселял уверенность, что наша Национальная библиотека будет не хуже.

И вот 20 января этого года, находясь проездом в Минске, подхожу к сооружению со стороны станции метро «Восток». На абсолютно горизонтальной поверхности на фоне яркого низкого зимнего солнца и ослепительно белого снега с удивлением увидел массивное сооружение с широким основанием. По его краям видны небольшие треугольные врезки, которые, вероятно, по замыслу авторов вместе со скатной крышей и должны были создавать эффект грубограненого стеклянного шара. Если все же предположить, что это получился шар, то только шар, который от тяжести врезался в широкое основание. Слева видна массивная приставленная труба. Сооружение своей массивностью, простотой, одинаковостью и однотонностью облицовки напоминало, скорее всего, обычный современный высокий склад.

Когда же подошел поближе со стороны панельных домов, общая картина поменялась: передо мной, к моему удивлению, предстал небольшой заурядный, скучный, обычный плоский светло-серый фасад кирпичного или панельного дома с разным количеством типовых окон на этаже (с 4-го по 9-ый). К фасаду приставлены строительные леса, которые, как потом оказалось, являются несущими элементами стеклянной бутафорной облицовки «под современность». Бутафорной, потому что она органично не увязана (в архитектурном смысле) с конструкцией стен и выполняет здесь чисто маскирующую роль. С таким же успехом можно облицевать стеклом старое здание и потом по этой причине назвать его новостройкой с суперсовременной архитектурой.

Само же облицовочное стекло на фасаде с теневой стороны совсем не заметно, его можно увидеть только под углом. С освещенных сторон сквозь него ясно просматриваются обычные стены с проемами. Верхнее же остекление в сочетании с обычным фасадом воспринимается как обычная скатная крыша, покрытая гибкой черепицей или рубероидом. Нижние наклонные подрезки шара из-за широкого и высокого основания не видны, и в целом он воспринимается как обычный дом, облицованный стеклом.

Облицовка массивного основания библиотеки выполнена в самом немыслимом количестве сочетаний разнообразных стилей, приемов, отделочных материалов! Здесь мы видим украшения стеклом различных размеров, наклоны его в разные стороны, с западаниями, выступами, закруглениями, с разными креплениями стекла, со вставками стен из кирпича с ломаным контуром и выполненных на них вензелями, с облицовкой гранитом различных форм… Так и хочется сказать: масло масляное и перемасляное. Как будто много архитекторов, не считаясь с общим замыслом, во что бы то ни стало проталкивали здесь свои решения. И что уже совершенно не лезет ни в какие ворота – здесь применено кривое, по сути некондиционное витринное стекло. А этот брак на блестящей поверхности заметен несравненно больше, чем на неровной штукатурке. И весь этот архитектурный винегрет облицовки основания окончательно «разваливает» и «убивает» общую идею стеклянного шара с его простой формой.

К сожалению, нельзя не признать, что современная архитектура Национальной библиотеки не получилась. Учитывая большую стоимость и трудоемкость сооружения, при отсутствии у нас примеров, опыта и успехов в современном строительстве необходимо было для начала пригласить специалистов из стран, где это уже успешно опробовано. И только после этого, имея перед собой эталон современного сооружения, можно было бы, учась, набираясь опыта и осваивая новые технологии, постепенно и осторожно начинать самим проектирование и строительство уникальных современных объектов. Если же мы сейчас этого не сделаем, а будем по-прежнему изобретать «свой велосипед» при наших низких возможностях, мы потеряем много сил, средств, но так и останемся стоять на месте.

В связи с этим вспоминаю слова нашего самого значительного архитектора – Александра Петровича Воинова, хотя за давностью лет, к сожалению, не могу ручаться за абсолютную точность каждого его слова. Мне посчастливилось выполнять дипломный проект под его руководством. Когда я принес наработанный материал, надеясь получить только похвалу, так как все тщательно продумал со всех сторон, нещадно себя критиковал и просил это делать своих товарищей. Александр Петрович посмотрел и сказал примерно следующее: «Хорошо. Видно, что вы много потрудились, изучили по литературе мировой опыт. Все правильно… Но вы же молодой человек! Где здесь лично ваша молодая фантазия и энергия? Где ваш молодой задор и устремления? Вы мыслите как старик, отягощенный производственными трудностями и жизненным опытом! Откуда это у вас? Где вы всего этого набрались? Это все ждет вас еще впереди, и все это будет вам мешать, и я не сомневаюсь, что вы будете с этим бороться. Вы сами создали себе рамки и трудитесь в этих рамках. Отбросьте их и мыслите свободно. Из всего этого, что вы здесь показали, отколите и отбросьте, как скульптор, все лишнее, и тогда оставшиеся 5-10% и будут тем, что вы задумали, к чему стремились. Архитектура – это не сам труд, а результат труда».

В таких же созданных самими себе рамках мы сейчас живем и творим. Не накапливая по крупицам и не опробуя чужой опыт, не создавая и не перенимая новые технологии строительства и технического обслуживания современных зданий, не осваивая новые подходы в архитектуре, новое конструирование, мы твердо уверены, находясь в этих рамках, что новую архитектуру можно сделать очень просто: на здания, построенные по-старому, достаточно нанести нашлепки из пилястр, поясков, башенок, облицовок из стекла, вставок цветных пятен покраски, элементов старого модерна, путем смешения многих стилей и т.п. Мы думаем (это видно повсеместно), что давно построенные солидные общественные здания можно «осовременить», если покрасить их в цвета яичницы… Если от этих, созданных самими себе рамок мы не освободимся, по-настоящему современной архитектуры у нас не будет. Хотя для этого и не требуется больших усилий – примеров в мире больше чем достаточно. Надо только захотеть это видеть.

Удивительно, что находящиеся через дорогу построенные 30 лет назад панельные дома-башни, имеющие одинаковую или почти одинаковую с библиотекой высоту (по крайней мере, так это воспринимается с тротуара), выигрывают здесь своей цельностью, завершенностью и грамотностью архитектурного решения при минимальных возможностях.

Судя по состоянию нашей «новой» архитектуры, не думаю, что у читателей журнала будет возможность прочесть мою статью, что будет возможность широко и свободно обсудить состояние у нас современного строительства, что позволило бы сдвинуть нашу архитектуру с застоя, но если ее и прочтут 1-2 человека и задумаются – это будет уже хорошо для нашей архитектуры, для начала.

г. Брест

]]>Обсуждение на форуме]]>


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 098
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 27 649
Для строительной индустрии и промышленности строительных материалов экспорт – практически единственный источник поступления валюты, необходимой...
02.09.2003 / просмотров: 14 939
Кажется, что синусоида развития архитектуры, пройдя свою нижнюю точку, медленно начала подниматься вверх. По крайней мере разговоры про кризис в...