Вы здесь

Экологическая архитектура сельского дома

03.05.2006 07:29
Просмотров: 12 399
Версия для печати

Спустя более полувека с тех пор, как традиция народного зодчества была искусственно прервана, перед белорусскими архитекторами вновь встала задача проектирования сельского жилища. И, словно стремясь наверстать десятилетия, мы пытаемся возродить традиционные формы в современном материале. Этот процесс, первой ласточкой которого стали, по выражению В. Пелевина, особняки типа “тюремок”, с принятием Национальной программы возрождения и развития села грозит стать определяющим в формировании ландшафта нашей страны. И это несмотря на то, что наиболее соответствующим нынешней ситуации правительством признано строительство небольших и экономичных по затратам домов.

Формообразование белорусского народного жилища всегда сохраняло функциональное единство со средой и образом жизни крестьянина, поскольку определяющими его факторами были и используемые материалы, и господствующий способ получения энергии. Избы, форма которых стереотипно воспроизводится в современном сельском строительстве Беларуси, представляли собой крытый дранкой бревенчатый сруб и отапливались печкой. Ее типология, основанная на естественном модуле, равном длине бревна, предусматривала непрекращающееся развитие, что особенно хорошо прослеживается на примере характерного для Беларуси погонного двора. В результате этого общий возраст усадьбы мог превосходить возраст отдельных элементов, входивших в ее состав в данный момент времени, а внутреннее пространство дома всегда соответствовало потребностям семьи, эволюционируя вместе с ней.

Долговечные искусственные материалы, в которые облекают традиционную форму современные архитекторы, лишают сельское жилье этой способности, а значит, временные, переходные по сути своей жилища, возводимые с единственной целью остановить отток населения в города, через некоторое время превратятся в уродливый памятник сиюминутным проблемам общества, как это уже случилось с хрущевскими жилыми домами. Пусть они не будут концентрироваться в городах, но от этого не легче. И дело здесь не только в эстетическом аспекте, но в гораздо более глубоком конфликте. Дома, построенные по образу и подобию городского жилья, не смогут интегрироваться в сложившиеся биологические сообщества и ресурсообменные циклы, требуя для своего обслуживания развития инфраструктуры городского типа, что, в свою очередь, грозит не только экономическими трудностями, но и серьезным ухудшением экологической ситуации. Первый опыт по строительству современного сельского жилья в лапидарных, подражающих традиционных формах был, вероятно, оправдан с точки зрения экономической и социальной необходимости. Но только разработка новых проектов экологически безопасных, гармонично вписывающихся в природное окружение домов должна иметь перспективу, что и подтверждается Национальной стратегией устойчивого развития Республики Беларусь до 2020 года, одобренной Президиумом Совета Министров Республики Беларусь (протокол № 25 от 22 июня 2002 г.). Согласно ей, в ближайшие годы необходимо разработать новые эффективные системы архитектурных, планировочных и конструктивных решений, которые обеспечили бы “ресурсосбережение... сезонное использование энергии Солнца, тепловых насосов... повышение теплозащитных и потребительских качеств”, одновременно позволяя свести к минимуму воздействия, оказываемые как отдельными зданиями, так и обслуживающей их инфраструктурой на окружающую среду.

Сегодня в мире реализуются многочисленные программы такого рода. Но архитектура, оперирующая экологическими понятиями, настолько тесно связана с уникальными ландшафтами и другими условиями, характерными для конкретного региона, что обращение к программным аналогам возможно только на уровне методики и понятийного аппарата. Иначе говоря, белорусской экологической архитектуре предстоит пройти собственный путь, для которого предлагается своеобразная карта, т.е классификация подходов к проектированию жилых домов с учетом экологического императива, разработанная автором в ходе аспирантской работы.

В современной мировой теории и практике выделяются пять основных концепций (приводятся в порядке возникновения): минимальная, максимальная, интеграционная, концепция здания-призрака и концепция экологического симбионта.

Минимальная концепция экологического жилища предполагает, что вредные воздействия, которые здание оказывает на среду, ликвидируются за счет уменьшения набора функций, упрощения объема здания, использования при его строительстве вторичных материалов, пассивного поглощения доступных ресурсов. Сюда, в частности, относится так называемая “пассивная солнечная архитектура”. В некоторых случаях радикально воспринятая минимальная концепция экологического дома может привести к дискомфорту жильцов. Тем не менее такого рода решения являются наиболее подходящими для малобюджетного индивидуального строительства, осуществляемого энтузиастами. Примером может служить поселок Фриланд в континентальной части Дании. Он стал экспериментальной базой для самодеятельного строительства экологически чистых жилищ, продемонстрировав как действенность минимальной стратегии, так и необходимость участия профессиональных архитекторов в подобных проектах. Это же требование является основным для работы американской группы Rural Studio. Ее разработки раскрывают основной потенциал минимальной экологической архитектуры: расселение беднейших слоев населения, а также создание временных жилищ, когда потребление энергии и ресурсов позволяет увеличить, а не уменьшить гигиеничность и комфорт проживания.

Максимальная концепция преследует те же цели, но, естественно, является полным антиподом в отношении средств. Она предполагает использование самых эффективных технологий для активного поглощения возобновляемой энергии и для трансформации внутреннего пространства в соответствии с потребностями жильцов, что позволяет сократить объем и площадь, занимаемую зданием, без потерь для комфорта. Применение высоких технологий и сложных инженерно-пространственных решений, обеспечивающее высочайшую эффективность использования пространства и энергии в рамках максимальной экологической стратегии, в то же время делает такие жилища достоянием немногих состоятельных людей. Тем не менее эта проблема может быть разрешена развитием серийного производства отдельных элементов и систем высокотехнологичных и экологически чистых зданий. Пока же наибольшее распространение получают умеренные версии данной концепции с использованием, например, фасадов с управляемой проницаемостью. Хрестоматийным примером здесь служит Институт арабского мира, построенный в Париже по проекту Жана Нувеля. Конечно, нет ни возможностей, ни необходимости внедрять такого рода решения в сельское строительство Беларуси. Хотя некоторые из высокотехнологичных приемов максимальной концепции экологической архитектуры могут быть адаптированы к нему.

Концепция интеграции, известная благодаря М. Браунгарту и У. МакДонахью как “cradle-to-cradle way”, трактует здание открытой подсистемой местного биогеоценоза (сообщества живых организмов, проживающих на определенной территории). Поскольку экосистема в естественном состоянии уравновешена, а значит, не склонна к подключению дополнительных подсистем, оптимальным вариантом является использование подсобного или фермерского хозяйства в качестве своеобразного буфера между жилым домом, что может быть частично осуществлено и при помощи зеленых кровель с естественным составом растительного покрова. Такой подход позволяет частично замкнуть большую часть ресурсных циклов: так, например, соответствующим образом подобранное растительное сообщество обладает способностью к очистке и обеззараживанию бытового стока, а биомасса входящих в него растений, в свою очередь, может быть использована для получения топлива. Ресурсообменных петель, вложенных и пересекающихся друг с другом, может быть очень много, что в конечном итоге ведет к чрезвычайно эффективному использованию как энергии, так и площади, занятой под сельскохозяйственные угодья при минимальном вреде для биосферы. Характерно, что интеграция жилого дома в биогеоценоз не нуждается в применении высоких технологий и позволяет создать устойчивую, саморегулирующуюся систему, не требующую специального обслуживания. Однако для реализации такой концепции необходима последовательная реконструкция всего хозяйства, что делает ее хоть и перспективной, но не пригодной для решения первичной проблемы жилья на селе.

Концепция здания-призрака (stealth- building) представляет собой систему критериев экологической безопасности здания и два базовых принципа. Один из них заключается в замыкании ресурсных циклов жилого дома или другого здания за счет взаимной компенсации противоположных по направлению потоков энергии или вещества. Этот принцип реализуется, например, посредством рекуперации теплоты удаляемого из помещений воздуха. Аналогичным образом, очевидно, могут быть замкнуты и другие взаимодействия между зданием и окружающей средой, что в идеале должно свести антропогенное давление на естественную экосистему к нулю. Конечно, представление об абсолютной герметичности ресурсных циклов противоречит не только здравому смыслу, но и первому началу термодинамики. Однако концепция здания-призрака подразумевает необходимость их замыкания только до той степени, при которой потребности здания в энергии или в чистой воде могут быть удовлетворены при помощи падающих на его поверхность солнечных лучей и осадков соответственно. Второй принцип, заложенный в этой концепции, заключается в том, что здание не препятствует естественному течению таких процессов, как движение ливневого стока, развитие растительного покрова, миграция живых организмов и зрительное восприятие ландшафта, а также что его возведение и демонтаж не оказывают необратимого воздействия на характер этих процессов. Частичное осуществление данного принципа на практике возможно в случае, если здание транспортируется в виде укрупненных модулей и собирается на месте фактически без традиционного строительного процесса, а устанавливается на точечном или гибком (незаглубленном) фундаменте. Интересно, что именно такие технологии становятся все более востребованы за рубежом и продаются через интернет-магазины. Возможно, такой метод представляет особый экономический интерес в случае массового строительства сельского жилья и в нашей стране.

Концепция экологического симбионта – самая молодая, ибо разработана в рамках Европейской ассамблеи студентов-архитекторов в 2004 г. Беном Бузайном (Швейцария), Георгием Заборским и Виктором Колесниковым (Беларусь) под руководством Александра Остана (Словения). Она основывается на биологической аналогии: симбиозом называется взаимовыгодное сосуществование организмов разных видов, при котором побочные продукты жизнедеятельности каждого из них являются пищей для другого, или, иначе, обеспечивают его существование: например, рыба-клоун, сама к охоте не приспособленная, но собирающая остатки добычи со щупалец актинии, одновременно поддерживает гигиену последней; коэффициент полезного действия, или замкнутость ресурсного цикла симбиоза, таким образом, превышает те же показатели для каждого из входящих в него организмов. Аналогичным образом и здание, построенное без учета экологических критериев, может быть дополнено пристройкой-симбионтом, которая будет существовать за счет поглощения ресурсов, прежде рассеивавшихся зданием в окружающую среду, и одновременно повышать экологическое качество системы в целом. Принцип симбиотического сосуществования реализуется, в частности, буферными пространствами, характерными для народной архитектуры: зачастую объемы, пристроенные к избе в погонных дворах Беларуси и крытых дворах Сибири, отапливаются теплом, потерянным основным объемом, и в то же время улучшают его теплотехнические характеристики. Концепция экологического симбионта, изначально разработанная для реновации промышленных предприятий, может быть с успехом применена и при реконструкции сельского жилья. Такой подход даст возможность оптимальным образом расставить акценты при проектировании пристроек, веранд, мансард для существующих загородных домов.

Обозначенные концепции практически полностью охватывают спектр экологических инноваций в архитектуре и представляют собой тот инструментарий, который позволит создавать белорусскую архитектуру двадцать первого века. Причем при реализации концепций они могут дополнять друг друга в зависимости хотя бы от потребностей и возможностей заказчика. Так, в проекте рыбачьего домика, разработанном по заказу компании “Строймир”, я применял принципы умеренной минимальной архитектуры, но в сочетании с некоторыми критериями дома-призрака. В итоге трапециевидный объем здания представляет собой солнечную ловушку с подвижными внутренними перегородками, а внешние стены монтируются на месте из укрупненных деревянных модулей.

Если же учесть все особенности конкретных ландшафтов и архитектурных традиций, то новая экологическая архитектура белорусского села будет самым органичным продолжением векового народного зодчества.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 098
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 824
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 595
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...