Вы здесь

Жилище как источник и транслятор информации

04.05.2006 06:17
Просмотров: 6 129
Версия для печати

А гэта хата вось якая:
Перш-наперш, выгляд добры мае;
Стаіць пры рэчцы ці крыніцы,
На ёй дзве дымніцы-блізніцы
З чырвонай цэглы і фарсісты.
У хаце ёсць пакойчык чысты,
А вокны светлы і панадны,
І броўны ў сценах вельмі ладны... Я. Колас

В этих лирических стихах нашего великого поэта, вложенных им в уста одного из героев “Новой земли”, звучит свойственная людям гордость за свое жилье и стремление формировать среду для жизнедеятельности не только удобную, но и отвечающую законам гармонии. С появлением жилища среда, окружавшая человека, получила своеобразную точку отсчета, и хотя это произошло очень давно, многие особенности пространственной организации мира, создаваемого человеком, остаются актуальными и сейчас.

Жилье, как и любой предмет, двойственно по своей природе: с одной стороны, имеет определенные практические функции, с другой – это несомненный знак, символ. В частности, жилой дом всегда был одним из основных источников и трансляторов информации [1], причем самой разнообразной. В архитектуре жилья заложены традиции в виде наиболее используемых в данной местности планировочных решений, архитектурных форм и конструкций, материалов, технологических решений и т.д. Или, наоборот, жилой дом особенностями своей архитектуры показывал, что появились новые направления, новые тенденции. Кроме того, в нем отразились творческие приемы архитектора, его создавшего. Но главное заключается в том, что архитектура жилья всегда самым доступным образом извещала о мировоззрении семьи, ее эстетических интересах и предпочтениях, социальном положении в обществе, об изменениях в этом положении и т.д. В народной архитектуре, характеризовавшейся системностью определявших ее структур, четкая системность свойственна и заложенной в ней информации.

Помимо физических параметров жилья, качества использованных материалов и конструкций большое значение придавалось архитектурному декору. Именно с ним связана особая художественная выразительность, основанная на символике и знаковости. И если объемно-пространственная композиция жилого дома (протяженный объем, накрытый двускатной крышей), сформировавшаяся много веков назад, успешно используется и сейчас, то приемы декорирования, в частности архитектурной резьбы, которые когда-то были традиционны в Беларуси (рис. 1, 2), сегодня невозможны. И не только потому, что изменились архитектурно-строительные структуры, обеспечивавшие наличие профессионалов, высококачественно выполнявших данные работы. Изменилось общество, нашлись иные способы суммирования рассеянной информации и ее передачи, изменились мы сами [2].

Эксплуатационная составляющая народной архитектуры Беларуси находила выражение не только в продуманности применявшихся архитектурных и конструктивных решений, что обеспечивало их соответствие природно-климатическим условиям, функциональным процессам, ремонтопригодность объектов и т.д., но и в возможности изменять информационный потенциал сооружений. Например, в большинстве случаев, особенно при строительстве из дерева, декор появлялся несколько позже, в процессе эксплуатации. Во-первых, необходимо было дать срубу выстояться, чтобы учесть его усадку, а также усушку древесины. Во-вторых, каждое новое поколение хозяев все же старалось каким-то образом, а проще всего это было сделать с помощью декорирования, отметить свою принадлежность к сооружению, невольно отразив тем самым пространственно-временную организацию архитектуры.

В деревянных строениях, уже достаточно послуживших, наряду с изменениями, направленными на совершенствование планировочной структуры (расширение, устройство веранды и т.д.), в процессе эксплуатации заметно обращение хозяев к активизации колористического решения, причем осознанно воспринимавшегося ими как создание определенных композиционных акцентов в застройке улицы, а то и всего населенного пункта. Поэтому чрезвычайно распространенным приемом декорирования в Беларуси стало использование цвета, как правило, с выделением деталей, иногда с дополнением резных элементов (рис. 3—5). Эти новые элементы хотя и формируются в русле традиционного изоморфизма (флора, фауна, геометрические фигуры), но достаточно активно обновляют сюжетную тематику (львы, олени, конкретные виды цветов и т.д.) [3].

Использование цвета в формировании нового облика жилого дома, возведенного из кирпича, реализуется по нескольким направлениям. Самое простое – выявление метрической структуры кирпичной кладки, развитие с помощью цвета заложенных в ней основ простейшей орнаментики. Сохраняя белое поле кладки из силикатных кирпичей, вводятся акценты, и здесь возможно появление любого цвета (рис. 6, 7), хотя чаще применяются вариации терракотового. Этим структурность кирпичной кладки подчеркивается в еще большей степени. Активизация же цветом плоскостей стен практически полностью скрывает от обозрения именно эту структурность, но она восстанавливается с помощью орнаментальных сюжетов на основе другого цвета (рис. 8). Все более частым явлением становится и прием, в какой-то мере деструктивный, когда цвет вводится на фасады почти без учета закономерности структуры кирпичной кладки стен (рис. 9).

Эти решения, согласовывающиеся с естественностью объемно-пространственной структуры жилого дома и являющиеся генетически связанными с традициями местной художественной культуры, свидетельствуют о преемственном характере развития архитектуры в целом. Они появились в процессе эксплуатации архитектурной среды, в которой всегда было бы весьма странным использование каких-либо чересчур эмоциональных, экзальтированных приемов. Решения, нарушавшие цельность среды, были просто невозможны. Дело в том, что ранее общности людей, проживавших рядом, отличались достаточной стабильностью и, образно говоря, “все обо всех всё знали”. Поэтому не было особой необходимости какими-то дополнительными средствами, в частности излишне активными композиционными приемами, усложненным декором или контрастными колористическими решениями, сообщать соседям новую информацию о себе.

В современном обществе образ жизни заметно меняется, он становится более динамичным. Частым явлением, особенно в городах, стали изменения жилищных условий, смена жилья, обмены, переезды и т.д. Появились новые поселения и даже новые типы поселений и градостроительных образований, которых совсем недавно не знало наше общество: дачные и коттеджные поселки или кварталы индивидуального жилья повышенной комфортности в городской застройке. Эти поселения, как правило, создаются там, где не было предыстории, жители подбираются по случайным признакам. В отличие от поселений со сложившейся историей люди здесь стараются быстрее и как можно более доходчиво, с их точки зрения, донести до соседей сведения о своих пристрастиях, вкусах, предпочтениях и, самое главное, опять же с их точки зрения, известить всех о своих возможностях. Повторимся, это практически исключалось в исторически сложившихся поселениях, где все были связаны родственными или дружескими узами, а значит, осведомлены об особенностях характера, пристрастиях и предпочтениях земляков (неслучайно в Беларуси помимо официальных фамилий все имели еще и уличные прозвища — “мянушкі”, очень точно это отражавшие).

Отсюда происходит та необычная, порой излишняя активизация композиционных приемов и форм в современном жилье, особенно индивидуальном, невнимательное отношение к природно-климатическим факторам, отсутствие озабоченности тем, удобен ли будет проектируемый жилой дом в эксплуатации. Именно это и лежит в основе справедливой в целом критики современного коттеджного строительства, так как мы постоянно сталкиваемся с результатами суетливости, поспешного рассказа о себе своим жильем (рис. 10, 11). Ведь заказчик чаще получает демонстрацию изобретательности архитектора, результат его ознакомления с зарубежными каталогами и желание увековечить себя как творца, а не стремление оптимально организовать быт конкретной семьи в совершенно определенной историко-культурной среде.

Примерно эти же проблемы существуют и в других странах в новых жилых образованиях. Американец, даже полностью расплатившись за свой дом и став его хозяином, тем не менее не может по своему усмотрению его перекрасить, достроить, перестроить, провести работы по озеленению на своем участке. В этом ощутимо просматривается административное стремление к созданию цельности среды при разнообразии застройки всего лишь за счет вариаций одного-двух проектов. А желание личности проявиться в практически стандартизированных условиях реализуется оригинальным, но очень простым решением. На главный фасад выносится нечто вроде остекленной витрины, которая немного выступает за плоскость стены и этим отличается от обычного окна (рис. 12, 13). Делается она обычно на кухне или в общей комнате и служит для своеобразной информации о семье, пристрастиях и интересах ее членов. Например, размещение на полках витрины рыболовных снастей, предметов, связанных с морем, красноречиво говорит об интересах хозяина дома как рыболова. А небольшая коллекция заварочных чайников свидетельствует о том, что здесь живут люди, которые не только знают толк в чаепитии, но и превыше всего ценят семейный уют. Это не только помогает рассказать о себе, но и содействует установлению знакомств, дружественных связей и формированию общности проживающих рядом людей, значительно повышает содержательную сторону жилой среды в целом, интерес к ней. Данный пример вовсе не означает, что и нам следует идти таким путем, но он показывает, что есть разные направления индивидуализации архитектуры жилья, выявления отличительных особенностей личности.

Это же имеет отношение и к вопросам ландшафтной организации прилегающей к дому территории, успешное решение которых эффективно сказывается на придании жилой среде своих, особенных черт. И дело не в том, что все кусты, цветы и деревья следует посадить своими руками, четко сформулировать программу и задачи вплоть до образно-стилистических решений (рис.14). Кстати, в новых жилых строениях, а это, как правило, капитальные сооружения, строители по-прежнему стараются использовать выразительность фактуры и цвета материала [4]. Очень распространены сочетания в одной конструкции кирпича белого и терракотового цвета (рис. 15, 16), что с помощью простейших решений помогает создавать образы, уходящие в глубины духовных традиций (орнаментика вышивки), и обеспечить современному сооружению принадлежность к культуре нашего народа. Умелое использование и развитие этого приема содействует формированию даже на основе простых объемных решений домов застройки, обладающей несомненной живописностью и композиционной привлекательностью (рис. 17).

Для этого надо не только знать, от чего следует отказаться (допустим, от упрощенных, малокомфортных решений), не только чувствовать свою принадлежность к определенной социальной среде, но и понимать свою неизбежную причастность к природному и историко-культурному контексту места строительства (традиции страны, региона, конкретный участок с его рельефом и соседством, чувство времени и т.д.). Поэтому можно спокойнее относиться к приемам, которые сегодня используются в архитектуре жилья и кому-то кажутся слишком простыми и лаконичными, и не стремиться сознательно ко всякого рода усложнениям. Белорусской архитектуре всегда были характерны целостность и целесоообразность решений, саморегулирование, ориентация на создание эстетически комфортной среды, созвучной с духовным миром человека и природным окружением и учитывавшей экономические возможности личности и общества. А приведенные примеры показывают, что в белорусской архитектуре, и сегодняшняя самодеятельная архитектурно-строительная деятельность подтверждает это, эксплуатация объектов и среды всегда была для человека одним из путей к выражению своих устремлений и проявления индивидуальности. И как ни парадоксально это звучит, но индивидуальные особенности сооружение может приобрести в результате деятельности нескольких поколений, а не только в результате одного, даже чрезвычайно удивительного, уникального решения.

Литература

1. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983. С. 12.

2. Малікаў Я.Р. Драўляная архітэктурная разьба сядзібнага дома паўднёва-ўсходняй Беларусі: праблемы вывучэння // Проблемы преобразования и возрождения белорусского села / Материалы респ. науч.-практ. конф. 20—21 октября 2005 года. Брест, 2005. С. 45.

3. Родной дом. Культура резного украшения современного дома в Гомельской области. Гомель, 1999.

4. Базевич А. Что нам стоит дом построить // Архитектура и строительство. 2005. № 1. С. 52—54.


comments powered by HyperComments
Читайте также
02.09.2003 / просмотров: 29 473
Современный уровень строительства требует совершенно новых подходов и технологий, призванных обеспечить конкурентоспособность строительных...
26.10.2003 / просмотров: 6 478
Жюри XI Республиканского смотра-конкурса на лучшее архитектурное произведение (постройка, проект) года РЕШИЛО: 1. Присудить Гран-при (Большая...
26.10.2003 / просмотров: 8 770
Есть древнее представление, что земля держится на трех китах. Но кто же поддерживает на плаву этих китов? Вглядимся в структуру любой проектной...