Вы здесь

Архитектура и воздух. Растерянно-теоретически-критический очерк

Версия для печати
Преамбула

Архитектура и воздух?.. Архитектура в воздухе?.. Воздух в архитектуре?.. Ассоциации на предложенную тему различны.

Ассоциация первая, примитивно “школярская”: “Звери алчные, пиявицы ненасытные! Что крестьянину мы оставляем? То, чего отнять не можем — воздух, да, один только воздух!” Нет, не проходит сегодня ассоциация — сегодня для крестьян резервируются места в вузах.

Ассоциация вторая, “профессионально школярская”: в архитектуре должно быть много света и воздуха! Не о нашем ли 15-м корпусе БНТУ? В нем ведь и света и воздуха не меньше, чем в марсельской “жилой единице” Корбюзъе. И как там — летом жарко, зимой холодно. Из-за холода у нас пришлось ущемить воздух: в аудиториях-“ладошках” в первый же год эксплуатации наружные вентиляционные отверстия на фасадах залатали фанерками. С жарой сложнее: редкий студент-акселерат дотянется до запорной арматуры оконных фрамуг. Текст на эту тему, конечно, возможен, но только в адрес проректора по административно-хозяйственной работе…

Ассоциация третья, “от противного”. Архитектура создается из камня, бетона, асфальта, дерева, металла и прочих плотных материалов. Воздух? Воздух хоть и имеет плотность, но для человека проницаем. Архитектура стремится быть заметной, привлечь к себе внимание. Воздух? “Воздух хрустально прозрачен, как на картинах Юона…” Прозрачен, невидим, незаметен… Опять не проходит, но что-то здесь есть…

Ассоциация четвертая, “от шарады”. Или “от отчаяния”? Архитектура и воз-? Архаично, бесперспективно… Хотя … Возки с ливрейными лакеями у театрального подъезда… Какой дизайн архитектурной среды! Архитектура и — дух? Дух — Психея, ласточка, душа? Психологическая реакция, реакция души человеческой на архитектуру, воспринимаемую сквозь прозрачный воздух? Есть зацепка!

Наброски теории

Воспринимая информацию, человек непременно ее оценивает. По множеству критериев одновременно. В том числе и по художественным. В свое время А. Моль [1] доказывал, что произведение искусства для человека, воспринимающего его, всегда является источником двух видов информации — во-первых, семантической, смысловой, во-вторых, эстетической, сугубо эмоциональной. То есть художественная оценка включает в себя оценку как минимум по двум видам критериев.

При восприятии архитектуры мы не только наслаждаемся (или возмущаемся) силуэтом, ритмом, цветом, но и опознаем с их помощью “вход” и “место”, “путь” и “переход” [2], а также назначение и принадлежность архитектурных объектов, время их создания, их символико-идеологическую роль, порой даже их авторов. Если эмоциональные (эстетические) оценки формируются на уровне подсознания, то смысловые (семантические) — на уровне сознания. В силу этого последние условно можно считать сверхэстетическими.

Существуют и другие критерии художественной оценки облика — доэстетические [3]. Прежде всего, это критерии интереса. Чтобы облик привлек к себе внимание, он должен быть оригинальным, отличаться от того, что успело набить оскомину, что примелькалось и надоело. Только в этом случае его замечают. Чтобы интерес к облику сохранился надолго, стал устойчивым, а не угас через день-месяц-год, необходимо внутреннее разнообразие архитектурной композиции: многоплановость, многодетальность, многоцветность, сложный рисунок абриса и т.п. Тогда по одной и той же улице, по одной и той же площади, внутри одного и того же здания можно ходить много раз, обнаруживая в их композиции что-то новое, ранее не замеченное. То, что композиционно примитивно, как и то, что банально, остается на периферии мышления, не фиксируется четко. В больших дозах оно порождает скуку, подавленность, агрессию, заглушающие способность к эстетическим переживаниям.

На доэстетическом уровне есть критерии, которые еще проще и очевиднее, чем интерес. Это критерии обозреваемости архитектурного объекта. Чтобы оценить объект, его надо, во-первых, попросту увидеть. Во-вторых, увидеть в выигрышном окружении.

Какой объект можно считать видимым?

А. Наблюдатель видит объект, когда последний попадает в его конус восприятия [4], который строится вокруг центральной визуальной оси, идущей вперед от глаз наблюдателя (рис.1). При этом лучше всего, четче всего видна та часть объекта, которая ближе всего к “визуальному узлу” — точке пересечения центральной визуальной оси с поверхностью объекта.

Б. Архитектурный объект можно признать видимым только тогда, когда он попадает в конус восприятия людей, находящихся на так называемых фиксированных трассах и точках восприятия [5], которые задаются планировочной структурой архитектурного объекта — улицами, набережными, аллеями, тропами, коридорами, галереями… Самые многолюдные из них можно считать местами презентации архитектурных объектов (для города, например, это вок­залы, главные улицы и площади).

В. Ни один архитектурный объект невозможно одномоментно увидеть целиком. Фонтан, здание надо обойти со всех сторон, по кварталу надо походить, с большим городом еще сложнее. Полностью его не в состоянии увидеть даже тот, кто живет в нем долгую, долгую жизнь. Реально люди видят и оценивают лишь отдельные его репрезентативные элементы. И на этом основании считают, что знают его.

В целом объект можно считать видимым, если его репрезентативные элементы оказываются в конусах восприятия людей, находящихся в важнейших местах презентации.

Что означает видеть объект в выигрышном окружении?

Основное условие выигрышного окружения — воздух. Воздух, который отделяет объект и от наблюдателей, и от других объектов. Перед объектом, точнее, между объектом и наблюдателем формируется аванпространство (водное зеркало, площадь, улица, перекресток, двор, любая партерная зелень). С позиций художественной оценки к нему предъявляются важные требования: оно должно быть достаточно большим, чтобы продемонстрировать репрезентативные элементы объекта, визуально нейтральным, не включать ничего, что довлело бы над объектом или просто конкурировало с ним за интерес наблюдателя.

 Следовательно, для репрезентативных объектов, имеющих видимую высоту, окружением должен быть воздух, прежде всего свободное аванпространство между объектом и наблюдателем; для плоских репрезентативных объектов — плотная среда (застройка, высокое озеленение, пересеченный рельеф).

Сказанное можно воплотить графически в “ступенчатой” модели восприятия и художественной оценки облика архитектурных объектов (рис. 2).

На уровне доэстетической оценки наблюдатель видит репрезентативный объект в выигрышном окружении (первая ступень); заинтересовывается его обликом, переходит от мгновенного к устойчивому интересу (вторая ступень). При благополучном завершении доэстетических ступеней наблюдатель на эстетическом уровне оценивает красоту формы и эмоциональную выразительность облика (третья ступень). Одновременно наблюдатель осмысляет назначение, принадлежность, идеологическую роль объекта (четвертая ступень).

Если красивый объект не виден или виден в невыигрышном ракурсе или не вызывает интереса, все его эстетические достоинства пропадают втуне, а роль в формировании художественного потенциала среды сводится к нулевой или отрицательной.

О мере объективности в архитектурной критике

Визуальные свойства объектов архитектуры оцениваются постоянно: в ходе проектирования — авторами, коллегами, заказчиками, советами; при эксплуатации — пользователями. Оцениваются по принципу “нравится — не нравится”, т.е. сугубо субъективно.

Эстетические критерии по-иному проявиться в принципе не могут. Эстетическая оценка может быть только целостной, личностной, чувственной, субъективной. И единственным способом ее объективации может быть только привлечение экспертов [6].

Сверхэстетические критерии соответствия облика назначению, принадлежности, эпохе, идеологии базируются на распознавании образов: главная площадь города должна походить на главную площадь города, католический собор на католический собор…Оценка и здесь субъективна, но сопоставление позволяет ее обосновать. В той же мере поддаются обоснованию доэстетические критерии интереса.

Что же касается доэстетических критериев обозреваемости, то они четко доказуемы, проверяемы и в силу этого объективны. Фиксированные трассы и точки восприятия (зоны презентации) в реальной жизни легко обнаруживаются. Репрезентативные объекты определяются их реальными назначением, принадлежностью, идеологической значимостью. Установить, видны эти объекты или не видны с фиксированных трасс и точек, также не составляет особого труда. Характер аванпространства и наличие воздуха вокруг объекта, плотность ограничений плоского объекта — все проверяется практически.

Робкие критические размышлизмы

Все ли имеющиеся в Минске объекты, которые способны репрезентировать Беларусь, ее историю, культуру, технические достижения, можно увидеть с фиксированных трасс и точек восприятия? Не все. Невидимкой существует костел святого Роха, фабрика-кухня, хирургический корпус “лечкомиссии”, купол над операционным залом почтамта. Что может для города значить купол, показывает Комаровский рынок, видимый со всех прилегающих трасс, активно репрезентирующий город. А купол почтамта даже сфотографировать невозможно. Ладно, все что названо, возведено давно, условия видимости этих объектов менялись в течение многих десятилетий по многим причинам. Но эффектное и дорогое современное офисное здание, что на въезде в Минск по Логойскому тракту? Оно стоит вне конусов восприятия едущих в город, плюс к тому закрыто деревьями. Мы специально снимали его весной, до густой листвы, и вот что получи­лось (рис. 3).

По поводу организации выигрышного окружения репрезентативных объектов. В Минске для обеспечения воздушной оболочки, для создания аванпространств сложилась уникально благоприятная ситуация. Водно-зеленый диаметр и полукольца позволяют дать воздух многим объектам — см. проспект Победителей (б. Машерова) до “Атланта”, а также выборочные снимки на рис. 4, 5, где показаны аванпространства, позволяющие выгодно представить здания. И вместе с тем “воздух” вокруг объекта весьма уязвим. В процессе преобразований он может утратить свою демонстрирующую роль.

Мы попытались систематизировать наиболее эффективные способы разрушения аванпространства (рис. 6). Это: а) застройка аванпространства, когда за новыми зданиями прячется то, что раньше уже было сделано хорошо; б) разрастание высоких зеленых насаж­дений; в) искусственный рельеф, съедающий землю, лишающий репрезентативный объект опоры, искажающий его масштабный и пропорциональный строй; г) загромождение аванпространства кричащими малыми объемами (киосками, фонарями, монументами, рекламными щитами). Картина оказывается “убитой”, хотя само здание никто не трогал.

То же мы попытались сделать для воздуха, окружающего репрезентативный объект. С ним тоже просто расправиться, не трогая самого объекта: а) поставить за объектом большой (ие), громоздкий (ие) объем (ы) с иным масштабным строем; б) пристроить к объекту “крылья”, выравнивающие (ликвидирующие) его первоначальный силуэт. Читатели- минчане сами могут вспомнить адреса эффективного применения этих приемов. Кое-что мы сочли возможным “подсказать” (рис. 7—10).

 

Литература

Моль А. Теория информации и эстетическое восприятие. М.: Мир, 1966. 351с.

Морозов И.В. Архитектурная герменевтика: текстологические аспекты теории архитектуры: Учеб. пособие для студентов вузов специальности Г.11.15 “Архитектура”. Минск: Пейто, 1999. 264 с.

Колонтай А.Н., Пономарева Е.С., Хачатрянц К.К. О социальной эффективности архитектурной композиции жилых микрорайонов// Строительство и архитектура Белоруссии. 1984. № 2. С. 21–22.

Архитектура и психология: Учеб. пособие для вузов / А.В. Степанов, Г.И. Иванова, Н.Н. Нечаев. М.: Стройиздат, 1993. 295 с.

Беляева Е.Л. Архитектурно-пространственная среда города как объект зрительного восприятия. М.: Стройиздат, 1977. 126 с.

Азгальдов Г.Г. Квалиметрия в архитектурно-строительном проектировании. М.: Стройиздат, 1989. 264 с.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 708
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 011
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 434
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...