Вы здесь

Постмодернизм в белорусской архитектуре

27.12.2007 09:21
Просмотров: 7 199
Версия для печати

Пластичностью и ассоциациями с традиционной архитектурой характеризуются постройки И. Кравца в Мозыре. Композиция Белпромстройбанка (1999 г.) (фото 1) построена на сопоставлении объемов, накрытых скатными крышами с разными наклонами, создающими эффект размещенной на рельефе усадебной застройки. Мотивы скатных крыш обыгрываются в зданиях социальной защиты (фото 2), прокуратуры. Современный образ сакральной постройки с использованием ассоциаций традиционной национальной архитектуры создан в здании новоапостольской церкви (архит.: И. Кравец, В. Замыко, В. Семитко, 1997 г.).

Органичностью современной интерпретации сельских построек характеризуется застройка д. Александрия. На обыгрывании мотивов традиционной архитектуры построено решение спортивного комплекса (архит. В. Архангельский, 2000е гг.) (фото 3). Здесь подчерк­нуты выразительность скатной кровли с мансардными окнами, сочетание природных материалов в отделке, эффект стропильных конструкций в решении металлических конструкций перекрытия, воспринимаемых в интерьере сооружения. В архитектуре общественных зданий деревни – культурного центра (фото 4), амбулатории развиваются архетипы традиционных сельских построек (архит. С. Беляев).

На сопоставлении неоавангардных и постмодернистских приемов решены здания банков, построенные в Могилеве по проектам Э. Юшки. В здании Приорбанка (2000 г.) (фото 5) это сопоставление представлено динамичным контрастом врезанных в классицистический портик стеклянного куба и авангардного по трактовке башенного объема, завершением здания металлическим козырьком на колоннах, контрастом спокойных тонов фасадов реконструированного объема и синего цвета новых элементов. Интрига сопоставления исторической и современной архитектуры лежит в основе решения здания Славнефтебанка (2002 г.). Контраст форм и диссонансная тема красных стен с башенкой в новом объеме усиливают эффект звучания исторической темы в архитектуре. Выразительную трактовку контекстуальная концепция получила в здании учебного корпуса БСХА в Горках (архит. Э. Юшка, 1990е гг.) (фото 6), построенного на идее городадома, объединяющего вокруг атриумного пространства объемы разной этажности с доминирующими в композиции башенками и стилизованными классицистическими элементами. Во внутреннем пространстве доминирует многосветный вестибюль, акцентом которого является колонна, поддерживающая светильник.

Живописность архитектурного построения польской школы в Волковыске (архит. А. Быстров, 1995 г.) (фото 7) подчинена идее слияния с окружающим природным ландшафтом. В решении сложного в плане объема, размещенного террасами на рельефе, использованы многочисленные детали, парапеты, имитирующие скатные кровли и участки крыш. Акцентами композиции являются башенки с завершениями в виде шатровых световых фонарей. Пластичность пространственного решения в сочетании с постмодернистски трактованными приемами классических и традиционных построек со скатными крышами применена в зданиях школы в д. Городец (архит. А. Черный, 2001 г.) (фото 8), гимназии в Браславе (архит. А. Зафатаев, 2001 г.) (фото 9). Интерпретацией темы традиционного зодчества, в которой акцентирован мотив красных скатных крыш, башенок с шатровыми завершениями, характеризуется архитектурный образ санаторно­оздоровительного комплекса “Ружанский” Пружанского района (архит.: А. Быстров (руководитель творческого коллектива), Н. Чуйко, Т. Захарова, З. Кунявская, 2005 г.) (фото 10).

Мотивы оборонной архитектуры использованы в качестве аллюзий в здании Белинвестбанка в Могилеве (архит. А. Волович, 1990е гг.) (фото 11). Объем организован вокруг многосветного атриумного пространства с галереями, освещенного по периметру в верхней части. Композиционной доминантой является башенный объем с шатровой крышей. Многообразие стилизованных пластических элементов в решении фасадов развивает тему оборонной постройки.

В основе здания загса Октябрьского района Минска (архит.: А. Цейтлин, А. Трусов, 1998 г.) (фото 12) – постмодернистский прием создания пространственной интриги смещением масштаба, логики традиционного использования архитектурных элементов, театрализацией входного пространства как начала ритуального действа. Закругленная колоннада, главный выразительный элемент входного портала, выполняет функцию боковой ограды парадной лестницы, формирует траекторию движения, усиливая иллюзию пространственной перспективы, создавая атмосферу торжественности и одновременно игры. В решении интерьеров применен принцип свободной интерпретации классицистических элементов.

Постмодернистский прием исторических стилизаций с элементами игры использован в концепции интерьеров пристройки к Национальному художественному музею (архит. А. Ермолин, 2000е гг.) (фото 13). Центральное пространство трактовано как пешеходная улочка в историческом центре города со стенами­фасадами, облицованными под природный камень, и архитектурными элементами: колоннами, портиками, фронтонами, арочными окнами с балюстрадами. Образная тема интерьеров вносит интригу в сценарий осмотра экспозиции.

Контекстуальный подход лежит в основе решения торгового дома “Континенталь” в Бресте, размещенного в среде исторической застройки (архит.: В. Кескевич, Ю. Пруделюк, 1995–1997 гг.) (фото 14). Ленты арочных проемов, раскрепованные композиции из пилястр формируют побарочному беспокойную и напряженную пластику фасадов. В нависающем над входом полуцилиндрическом объеме с закругленным фронтоном прочитываются ассоциации со стилем модерн. Использование традиционных архитектурных элементов построено на многократном преломлении стилевых и пластических ассоциаций.

Концепция реконструкции здания железнодорожного вокзала в Жлобине (архит. О. Тихова, 2000е гг.) (фото 15) основана на стилевом контрасте остекленных поверхностей нового объема и фрагментов старого здания, частично сохраненных в интерьере. В композиции доминирует центральный, решенный ярусами остекленный объем, построенный на обыгрывании мотива скатных крыш. Объединяющей темой является желто­золотистый тон фасадов и остекления.

Один из самых ярких примеров постмодернизма в белорусской архитектуре, в многообразии пластических мотивов которого прочитывается усложненность ассоциативнознаковых связей, – храм евангельских христианбаптистов в Колодищах (архит.: А. Андреюк, М. Давыдовский, 1993–2004 гг.) (фото 16). В создании сакрально­мистического образа использованы приемы наложения и совмещения разнонаправленных осей, разных по конфигурации плоскостей фасадов, многократно повторенные и разнообразно интерпретированные темы фронтонов и крестов. Усложненные композиции фронтонов акцентируют основные оси, создают эффект динамичной устремленности ввысь. Храм имеет два входа, размещенных во взаимно перпендикулярных плоскостях, акцентированных высокими лестницами. В основе асимметричного построения плана – форма эллипса. Объем молитвенного зала выступает закругленной поверхностью фасада. Многообразие форм оконных проемов – каплевидных, в виде креста, узких высоких, маленьких квадратных, арочных, лучковых, треугольных – поддерживает концепцию усложненности архитектурного образа. Блоки “Бессер” сплитерной фактуры, примененные в решении фасадов, усиливают эффект скульптурности объема.

Постмодернизм в отечественной архитектуре не сформировал собственных концепций, осваивая присущие направлению стратегии параллельно с принятием модернистского опыта западной архитектуры. Вместе с тем в реа­лизации его принципов проявилось своеобразие трактовки. Поле формальных поисков расширяется, используемые архитектурные средства отличаются богатством и выразительностью, что придает современной архитектуре оригинальный облик и пластичную многогранность.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 20 742
Целевые ориентиры. Многие малые и средние городские поселения Беларуси имеют богатую историю и обладают ценным историко-культурным наследием,...
23.07.2003 / просмотров: 15 775
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 708
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...