Вы здесь

Большая роль и немалая ответственность: МАФы Минска и их ГАПы

26.05.2008 12:21
Просмотров: 3 522
Версия для печати

Человек, как говорится, красит место. В том числе и с помощью комплексного благоустройства, непременностью которого всегда были малые архитектурные формы. Это доказано практикой вне зависимости от величины и назначения поселений и преобразуемых ландшафтов. Однако есть места повышенной градостроительной и, следовательно, идейно-художественной значимости, что обусловливает повышенные требования ко всем его архитектурным элементам, включая и самые малые.

В этом смысле нет, пожалуй, равных нашей столице и тем более ее центру. Он преображается на глазах, и мы воочию убеждаемся, что все создается высокопрофессионально и ответственно. Этим мы обязаны специализированным подразделениям Минскпроекта и, конечно же, их руководителям, главным архитекторам проектов, или ГАПам, готовым вдохновенно и проектировать, и рассказывать о малых архитектурных формах, или, как их называют в профессиональной среде, МАФах.

Ирина Борисовна Синельник в последние годы ведет большую архитектурно-художественную тему, которая открывается на площади Победы и продолжается дальше по главному минскому проспекту. Местоположение во многом обусловило выбор стилистического содержания всех компонентов этого протяженного градостроительного ансамбля, созданного по канонам послевоенной архитектуры. То есть с торжественно-парадным акцентом и соответствующими принципами формообразования. Такие же “классические” принципы составили и художественно-образную основу благоустройства, где преобладает натуральный камень, свидетельствующий, что сделано это всерьез и надолго. Композиции и их элементы уравновешены и величественны, несмотря на скромные размеры и барочные мотивы. Каждый из локальных уголков организован индивидуальными, с иголочки, МАФами, и только один из них не подлежал ревизии. Более того, стал своеобразным лейтмотивом, осуществляющим связь архитектурных поколений города. Например, скамья, напоминающая диван, с мощными чугунными литыми опорами с завитками. Она воспринимается как реликвия послевоенных лет.

В точности сохранилась, вернее, опять отлита в чугуне в полном соответствии с прототипом ограда на бульваре по ул. Ленина. Поэтому созвучные ей оригинальные светильники, впервые вставшие рядом, также воспринимаются как старожилы. Как коренные минчане, по праву гордящиеся своим уникальным и все более хорошеющим городом.

Подобная репрезентативность предусмотрена и для сквера у Театра оперы и балета. Ограждения, вазы, скамьи балюстрады, колонны-торшеры – все это будет выполнено на высокотехнологическом импортном оборудовании из натурального гранита. Авторский замысел таков: создать впечатление, будто праздничный и богатый интерьер театра вышел навстречу зрителю, приглашая заранее окунуться в театрализованное действие.

Сквер Янки Купалы задуман как литературный: в меру презентабельный, но более поэтичный, располагающий к раздумьям. Поэтому, в частности, предложена и одноместная “философская” скамья. В этой связи вспомнился сквер в Братиславе, где небольшие скамьи осознанно сделаны вполне легкими, чтобы по желанию из них можно было составить любую конфигурацию – и в угоду веселой компании, и по душе одинокому тихоне.

Кстати, в качестве настольной книги у нашего ГАПа – набор толстых альбомов с фотографиями из маленькой Андоры, из элегантной Барселоны, из пышного Парижа… Архитекторы не считают зазорным учиться и даже перенимать понравившиеся решения. Одновременно на них своеобразно воспитывают и заказчика, демонстрируя современные подходы к “малой архитектуре” и отнюдь не лишний раз подтверждая их особую роль и значимость.

После этого архитекторы позволяют себе “похулиганить” – сделать нечто необычное и непривычное для строителей. А последние терпят, поскольку проектировщики готовы простить некоторые их недоработки. Вот такой творческий паритет получается, и оригинальная архитектура, как на проспекте Притыцкого. Волнообразные подпорные стенки, витиеватые поручни, ограждения, светильники поначалу воспринялись подрядчиками как вызов. Сегодня это один из наиболее самобытных и выразительных фрагментов Минска, который не стыдно показать даже зарубежным коллегам.

Есть и еще один фактор, оправдывающий заимствование, – сжатые сроки проектирования, а также мизерная стоимость проектирования малых архитектурных форм. Именно архитектурных, поскольку по расценкам проектирование дизайнером форм таких же габаритов и назначения стоит значительно дороже. Выходит, для них они, фигурально говоря, большие. Поэтому рачительные заказчики идут к архитекторам. И те не отказывают: объекты уж больно интересные, важные, ответственные.

Анна Алексеевна Аксенова как ГАП, продолжающий постигать феномен МАФов, подразделяет их на четыре группы: художественно-декоративные, бытовые, комплексные специализированные и вспомогательные. Создаваться и размещаться они должны в соответствии с функциональным назначением и особенностями окружающего природного ландшафта. Дабы они гармонично вписывались в окружающий пейзаж, служили особости места, которое организуют. С их помощью важно выделять характерные зоны обширных ландшафтных образований и в то же время объединять их в единое целое.

Волею судьбы Анне Алексеевне довелось поработать по объекту “Информационный дизайн и малые архитектурные формы для минского метрополитена”. Задачей архитекторов, которые работали под руководством дизайнера Н.Н. Грибова, было создание функционального и эстетичного дизайна информационных установок и малых форм для строящейся в то время первой линии минского метро. Номенклатура подземных МАФов простиралась от поручней на лестницах до информационных установок и кабин дежурных с привязкой на всех станциях. Все они разрабатывались в одном варианте, хотя эскизов было множество.

Поскольку в нашей стране в то время ничего подобного еще не создавалось, проблем было предостаточно. Опыт коллег изучался по журналам и фотографиям, в командировках в архитектурные закрома Московского метрополитена. Тогда повезло застать в Москве выставку “Дизайн США” и семинар, поразивший требовательностью разработки за океаном даже самых малых МАФов. Дверной ручки, например, когда окончательный экземпляр выбирался из двух десятков вполне достойных претендентов.

В дальнейшем этот уникальный опыт пригодился для разработки индивидуальных наземных ансамблей. Один из наиболее удавшихся примеров – реконструкция сквера у Театра музыкальной комедии, где светильники, скамьи, урны и другие элементы благоустройства создают цельную архитектурную среду.

Людмила Владимировна Белякова – ГАП многих значимых объектов Минска. Приступая к их разработке, она первым делом пытается почувствовать то место, которое предстоит преобразовать. Поэтому важным считает все архитектурное окружение, что должно повлиять на окончательное решение. Скажем, площадь Калинина и парк Челюскинцев находятся фактически рядом. Но это если говорить о пространстве. Если же учесть архитектурную среду, то разница будет очевидной. Площадь формирует сравнительно современная застройка, что сказалось на скромном характере принадлежащих ей МАФов. Парк размещен и воспринимается совместно с застройкой, сохранившей своеобразный характер архитектуры первого послевоенного десятилетия. Отсюда в парке посредством стилевого разнообразия элементов благоустройства выделились три зоны. Входная зона решена в том же монументальном и торжественном ключе, что и выходящая на нее застройка. Здесь бесспорной доминантой и законодателем стиля послужила арка входа, уже ставшая архитектурно-историческим памятником. Зона в глубине парка менее торжественна, более современна. Наконец, зона аттракционов. Ее игривый динамичный характер переняли и тамошние МАФы.

Уютный сквер у Привокзальной площади. Его цельный и функционально выразительный образ под стать характеру всего транспортного комплекса. Автор особенно гордится, что за время существования в обновленном состоянии на его территории не появилось ни одной стихийной дорожки.

Сохранил свой колорит и одновременно неузнаваемо преобразился бульвар по ул. Комсомольской. Здесь появились уникальные светильники и неповторимый водный каскад. Восстановить его в первоначальном виде не удалось. В частности, он лишился значительных цветников. Как считает автор, такова стилистика нашего времени, и былые клумбы в нее не вписываются. Однако это не делает его менее привлекательным.

Уют и комфорт для людей, пожалуй, – ключевые понятия у наших ГАПов. Они уверенно сравнивают городской экстерьер с индивидуальным интерьером. И коль за него берется архитектор, то он должен быть почти таким же привлекательным, желанным, располагающим к покою и гармонии, как и собственная квартира. Значит, не случайно у минских МАФов ГАПы – исключительно женщины. Кому, как не им, присуща творческая мудрость домостроя и интуиция уюта. Но и мужества им не занимать. Как бы ни был велик соблазн повториться, расслабиться, они последовательно отстаивают индивидуальный, контекстуальный подход к проектированию. Отсюда недовольство, когда их разработки идут в тираж. И не нарушение авторских прав беспокоит прежде всего, а то, что формы, предназначенные для одного архитектурно-ландшафтного ансамбля, в другом контексте будут не столь органичны и даже неуместны. Профессиональная совесть всякий раз подсказывает: не навреди. А поскольку МАФы играют большую роль и несут немалую ответственность в создании полноценной среды нашего обитания, значит, такова миссия и их творцов.

 


comments powered by HyperComments
Читайте также
27.10.2003 / просмотров: 5 221
О чем речь? Любой разговор с моими коллегами о нынешней ситуации в белорусской архитектуре, о содержании нашего журнала неминуемо приходит к...
24.12.2003 / просмотров: 9 213
Мировые города мечтают, стремятся принять у себя очередную Олимпиаду, понимая, что она послужит радикальному преобразованию всей городской...
22.04.2004 / просмотров: 9 919
Когда над площадью Победы, над обелиском, посвященным последней войне, вместо привычных рубиновых “Подвиг народа — бессмертен”...