Вы здесь

Примирить историю и город

18.09.2008 07:56
Просмотров: 3 908
Версия для печати

Любой населенный пункт, даже появившийся сравнительно недавно, имеет свою историю, а следовательно, должен иметь исторический центр. И уж тем более имеют исторический центр города с многовековой или же тысячелетней историей, такие, например, как столица нашей республики Минск. Сразу же следует оговорить, что понятия “центр города” и его “исторический центр” не равнозначны. У крупного города, постоянно расширяющегося территориально, обрастающего новыми промышленными и “спальными” районами, делящегося на административные районы, центр не всегда четко выделяется.

Примерно так обстоит дело с центром Минска. Помнится, в студенческие годы наша группа получила задание составить для занятий по иностранному языку тему “Город, в котором я учусь”. Среди обязательных сюжетов было описание центра города. Возникла оживленная дискуссия по вопросу “Что считать центром Минска?”. Назывались Привокзальная площадь с Бобруйскими воротами, часто изображавшимися в те времена на сувенирной продукции в качестве символа Минска, площадь Ленина (ныне Независимости) с Домом Правительства, Круглая площадь с обелиском Победы, Центральная (ныне почему-то Октябрьская), на которой в праздничные дни принимались парады и которая уже по самому своему названию претендовала на центральное место города. (Кстати, теперь, когда на этой площади установлен “Нулевой километр”, не грех было бы соответствующим структурам горисполкома подумать о возвращении ей прежнего названия.)

В качестве компромисса было предложено считать центром Минска его в то время поистине центральную ось – Ленинский проспект (позднее пр. Ф. Скарыны и Незалежнасці). А поскольку восточная оконечность проспекта (заканчивался он тогда в районе обсерватории) выглядела не очень презентабельно и не имела достойного архитектурного завершения, предложили считать центром его участок между площадями Ленина и Я. Коласа, либо Победы, либо Калинина с прилегающими с обеих сторон кварталами.

Надо сказать, что в своем мнении мы не были одиноки: примерно такой же подход в выделении центра Минска демонстрируют создатели атласа “Улицы Минска”1.

Стремительное расширение территории столицы, строительство на ее окраинах новых микрорайонов привели и к новой трактовке центра города с чисто географическим (вернее, среднеарифметическим) подходом, при котором к городскому центру отнесена территория между ул. Орловской, Киевским сквером и пл. Банголор на севере и пер. Стекольным, ул. Судмалиса и Клумова на юге; остановочным пунктом “Радиаторный”, ст. метро “Молодежная” и ул. Коржа на западе и ул. Толбухина, Уральская, Фроликова и границей между Ботаническим садом и парком Челюскинцев на востоке2. Но если принять во внимание, что центр города – это средоточие административных учреждений, центров культуры и образования, духовной жизни, то отнесение к центру Минска левобережья Слепянского канала, а также ряда иных районов и кварталов представляется более чем сомнительным.

Трудности имеются и с определением исторического центра Минска, как, впрочем, и любого иного значительного по размерам города с многовековой историей и сложной исторической топографией. Обычным является смешение понятий “историческое ядро” и “исторический центр” города. Под первым разумеется та часть городской структуры, появление (или основание) которой обусловило зарождение города или превращение в него ранее существовавшего на этой территории поселения. Несомненно, что историческим ядром современного Минска являются остатки его детинца – минское городище, известное под названием Замчище, хотя на территории города имеются остатки поселений, содержащие более ранние, чем напластования Замчища, материалы. Историческим центром Гродно считается Замковая гора, однако неподалеку от Старого замка, на Коложском плато, найдены материалы, позволяющие утверждать, что постоянное поселение, развившееся в город, зародилось здесь на 100 или более лет раньше, чем это принято считать. Многие полочане полагают, что их город берет начало от Верхнего замка, на котором возвышается храм Св. Софии, забывая о полоцком городище, с которым связаны ранние события истории города. Думается, это не случайно: причина в том, что в результате территориально-планировочного развития городов исторические ядра некоторых из них оказались на периферии современной городской территории (Волковыск, Мстиславль, Рогачев и др.) либо в результате позднейшей застройки и перепланировки утратили свои отличительные признаки в виде укреплений, рельефа, строений (Минск, Мозырь, Пинск), а то и вовсе были уничтожены, как, например, Замковая гора в Витебске.

Таким образом, историческое ядро города может оказаться вне его топографического центра. Но в топографии городов Беларуси наблюдается и обратное. Некогда загородные усадьбы и расположенные вне городов монастыри в силу территориального развития городов (обычно крупных) оказались в пределах черты современного города (Спасский и Бельчицкий монастыри в Полоцке, Кутеинский в Орше, усадьба Лошица, некогда бывшая загородной резиденцией минских войтов, а ныне более близкая к центру, чем к окраине города).

Что же представляет собой исторический центр города, каковы критерии определения его территории и границ? Не желая повторять заумно-путанные дефиниции, содержащиеся в некоторых нормативных документах, определим его как часть городской территории, на которой происходили значимые события, связанные с историей данного города или страны в целом, и на которой размещаются основные памятники истории и культуры. Разумеется, в исторический центр входит и его историческое ядро, будь то детинец эпохи Киевской Руси либо городской замок более позднего периода. Это логично, поскольку возле исторических ядер формировались различные структурные части города: его посады, концы, предместья и т.д. Здесь следует оговориться, что определить место и границы той или иной части города, особенно если он подвергался разрушениям и перестройкам, теперь возможно только путем методических, планомерных археологических исследований – раскопок и наблюдений, которые в последние годы осуществляются специалистами Института истории НАН Беларуси.

Кстати, понятие “исторический центр” неоднозначно воспринимается разными индивидами. Так, например, очутившись в Париже, одни стремятся увидеть памятники истории, связанные с событиями, описанными в романе В.?Гюго “Собор Парижской богоматери”; других увлекает городская старина, о которой живописал во всемирно известном романе А. Дюма-отец; третьим интересен город времен правления великого корсиканца; кому-то ближе те его уголки, что запечатлены на полотнах импрессионистов, а кое-кого привлекают мемориальные места, связанные с проживанием и деятельностью в столице Франции российской революционной эмиграции и вождя РСДРП (б).

Похоже обстоит дело и с историческими центрами городов Беларуси. Так, исторический центр Полоцка для одних – это территория города времен правления Рогволода и молодости Рогнеды, для других – Полоцк времен Всеслава, центр столицы Полоцкой земли, для третьих – город эпохи господства полоцкого веча, для кого-то еще – территория центра города в эпоху Полоцкого воеводства и т.д.

Подобная ситуация и с историческим центром белорусской столицы. Для разных хронологических срезов истории города разными будут и границы территории распространения относящихся к ней исторических и культурных памятников. Например, если реальный исторический центр Минска эпохи Средневековья и раннего Нового времени практически замыкается в линию позднесредневековых земляных укреплений города (см. план города 1793 г.), то памятники истории, связанные с борьбой минчан в годы Великой Отечественной войны, разбросаны далеко за пределами топографического центра, по городским предместьям и окраинам, что связано с логикой деятельности подполья. Удалены от городского и исторического центра периода XI–XIX вв. некоторые памятники архитектуры и археологии, вошедшие в границы города по мере расширения его территории в XX–XXI вв. Это известные всем Лошицкий усадебно-парковый комплекс, остатки усадьбы Лошица Сухая в районе больницы Скорой помощи и Белая дача, а также ряд селищ (остатков сельских поселений) и курганных могильников в западной и юго-западной частях города.

Последние, являясь вполне самостоятельными памятниками истории и культуры, тем не менее тесно связаны с историей Минска, поскольку именно ближайшие сельские поселения поставляли в город продукты питания и служили рынком сбыта изделий городских ремесленников. К сожалению, невысокий профессионализм соответствующих структур наших законодательных органов, как и нерасторопность (следует добавить, и равнодушие) структур Министерства культуры, призванных заниматься проблемой охраны памятников истории и культуры, привели к тому, что эти памятники попали в зону жилой и промышленной застройки, отданы под гаражные кооперативы и охраняемые автостоянки.

Мы не случайно назвали реальным историческим центром Минска территорию, некогда окольцованную валами конца XVI – XVII в., поскольку город в средние века имел так называемую веерную планировку, развиваясь территориально от Замчища расходящимися векторами вниз по течению Свислочи (преимущественно по правому берегу реки). И хотя Замчище (бывший детинец) оставалось административно-судебным центром (здесь находились здания гродского суда, тюрьма и т.д.), после того как Минск в 1499 г. получил привилей на магдебургское право, новый центр города переместился на территорию Верхнего города, где была возведена городская ратуша. Затем, в период вхождения Минска в состав Российской империи, центр сместился в направлении теперешней Октябрьской площади, близ которой размещались главные учреждения города и Минской губернии. Таким образом, логика требовала включения в исторический центр Минска суммарно территории всех былых его центров, тем паче что здесь происходили важные события и в последующие века и периоды истории. Разумеется, при таком подходе ряд памятников истории и культуры оказался бы за пределами исторического центра города.

К сожалению, исторический центр Минска определен Министерством культуры Республики Беларусь (Постановление № 11 от 10.04.2003) по совершенно непонятному принципу и, похоже, произвольно. Согласно постановлению, включенный в “Дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей Рэспублікі Беларусь” по разделу “Матэрыяльныя нерухомыя гісторыка-культурныя каштоўнасці” под номером 1а1Е400463 исторический центр Минска XI–XX вв. (выделено нами. – Ю.З.) включает в себя Замчище, Верхний город с примыкающим к нему кварталом, Троицкое и Раковское предместья, застройку по улицам Раковской, Витебской, Освобождения и Замковой. Таким образом, южная граница исторического центра Минска проходит по ул. Интернациональной, не достигая даже Октябрьской площади и проспекта Независимости! Остальные памятники Минска даны “россыпью”, даже не группируясь по районам и улицам. Ряд памятников археологии Средневековья вообще не вошел в этот список.

В любом случае исторический центр Минска в интерпретации Министерства культуры выглядит куцым и убогим. Ведь весь массив с памятниками архитектуры XIX и преимущественно XX в. (часть проспекта Независимости от одноименной площади до Госцирка, улицы К.?Маркса, Кирова, Володарского, Свердлова, Комсомольская, Ленина, Энгельса) оказался вне границ утвержденного исторического центра. Правда, отдельные строения на этой территории взяты на учет как памятники истории и культуры, что, впрочем, не может помешать напористым застройщикам и беспринципным проектантам вторгаться на эту территорию со своими престижными, но сомнительными по культурной ценности строениями, разрушая ансамбль застройки определенного периода, который, собственно, и является памятником истории и культуры, отражая конкретную эпоху, ее неповторимые и своеобразные дух и стиль.

В качестве положительного примера бережного отношения к историческому центру уместно помянуть город Пинск – красивейший районный центр нашего Полесья, а быть может, и Беларуси в целом. Впервые очутившись в этом городе в 1997 г., я был приятно поражен гармоничностью его исторического центра с преобладанием кирпичной одно-, двух- и трехэтажной застройки, преимущественно XIX – первой трети XX в., с которой органично сочетаются прекрасные архитектурные сооружения XVI и XVIII вв. Надо сказать, что после возведения удобного для гостей, но диссонирующего с ансамблем города высотным зданием гостиницы “Припять” городские власти приняли мудрое решение, запрещающее строительство в исторической части новых зданий высотой более трех этажей, причем и строительными материалами, и внешним обликом они не должны значительно разниться с окружающей застройкой.

Попытка примирить новое строение с историческим центром путем частичной стилизации его под старину имеет место и в Минске. Например, верхние этажи паркинга на Немиге, расположенного почти напротив торгового дома “На Немиге” и Свято-Петро-Павловского собора XVII в., теперь почти скрытого застройкой второй половины – конца XX в., весьма удачно стилизованы под конец XVII – XVIII в. Они и архитектурой, и цветом соотносятся с постройками близлежащего Троицкого предместья. Но слово “удачно” здесь относится только к верхним этажам, все здание в целом оставляет негативное впечатление – нижний этаж выглядывает из-под верхних, как резиновые сапоги из-под бархатного вечернего платья.

То, как неосторожное, претенциозное вмешательство разрушает исторически сложившиеся ансамбли, хорошо иллюстрирует пример площади Независимости (быв. пл. Ленина). Немногие из минчан помнят брусчатое мощение, чудесные газоны и цветники в ее восточной половине. Затем вся ее поверхность была заасфальтирована и, по сути, превратилась в стоянку автотранспорта работников Совмина, Мингорисполкома и размещающихся на площади вузов. Теперь ее реконструировали, под ней разместился торговый центр “Столица”. Но совершенно обезобразили площадь здания Управления метрополитена и метростроя и особенно новый высотный корпус педуниверситета. Не знаю, кого именно раздражал старый главный корпус, но сейчас он “укрыт” совершенно безликим по архитектуре зданием нового главного корпуса, который превратился в высотную доминанту площади, отвлекающую взоры, пусть и ненадолго, от действительно заслуживающих внимание зданий костела св. Сымона и Алены и Дома Правительства. Последний, кстати, после возведения педуниверситетской высотки, сократившей с запада протяженность площади, оказался почти “вытесненным” за ее пределы. Это впечатление усиливается крайне неудачной пристройкой к западному крылу Дома Правительства, которая также зрительно выводит здание за пределы площади.

Видимо, не случайно исторический центр работники культуры столь резко “урезали”: его территория имеет определенный статус и не позволяет вести произвольную диссонирующую застройку, разрушать или искажать перестройкой имеющиеся там памятники истории и культуры. Хотя, как показывает действительность, нахождение памятников архитектуры и археологии в пределах исторического центра города вовсе не гарантирует их защиту от варварского отношения местных властей и застройщиков.

В ряде городов границы исторического центра, так же как и в Минске, сведены до минимума или же ограничены территорией исторического ядра с его охранной зоной. В некоторых старинных городах, по мнению работников органов охраны памятников, исторических центров нет, ибо таковые не описаны на бумаге и не утверждены соответствующим постановлением. В таких городах сохранность историко-культурных ценностей (прежде всего архитектурных объектов и культурного слоя) зависит от уровня осведомленности и сознательности местного руководства и хозяйственников.

Впрочем, чаще всего именно от понимания значения проблем исторического центра города местным или вышестоящим руководством, от стремления сохранять и поддерживать его в надлежащем виде, словом, от человеческого фактора и зависит судьба исторического центра того или иного города. Хотя в процессах, затрагивающих исторические центры городов Беларуси, еще много негатива, можно отметить и положительные явления, в том числе и в Минске, где реконструкция части реального исторического центра ведется по инициативе и под наблюдением высшего руководства государства. Речь идет о благоустройстве набережной правого берега р. Свислочь по ул. Торговой с прилегающими к ней улицами и переулками.

Некогда, в XVIII–XIX вв., эта территория была застроена небольшими кирпичными домами, которые после реконструкции будут хорошо соотноситься с расположенными за Свислочью строениями Троицкого предместья, а при сохранении аутентичной этажности и устройства крыш не будут препятствовать визуальной связи между основными архитектурными объектами Верхнего города, ул. Немиги, Троицкой горы и Троицкого предместья. Весьма удачно в эту зону вписывается сооружаемый близ пересечения улиц Торговая и Кирилла и Мефодия Духовно-образовательный центр Белорусской Православной Церкви, в комплекс которой включен и являющийся памятником архитектуры дом № 7 по ул. Кирилла и Мефодия. Расположенный на склоне и у подножья холма и таким образом не разрушающий установившихся визуальных связей этой части города комплекс по архитектуре и строительному материалу удачно вписывается в окружающую застройку Верхнего города.

Забота об историческом центре города должна способствовать не только сохранению памятников истории и культуры, но и превращению их в объекты туризма, как местного, так и международного. В связи с этим думается, что при реконструкции исторического центра Минска в зоне Верхнего города и прилегающих районах близ набережной р. Свислочь имело бы смысл воссоздать участок некогда имевшейся здесь железной дороги на конной тяге или конки – общественного транспорта, существовавшего в ряде городов XIX – начала XX в., но затем вытесненного трамваем. Воссозданная минская конка (или хотя бы один из ее участков) стала бы объектом, который наряду с памятниками архитектуры, музеями, кафе и ресторанами неизменно привлекал внимание минчан и туристов, посещающих Минск.

Полагаем также, что для снятия многих проблем с охраной памятников истории и культуры столицы Беларуси границы ее исторического центра следует утвердить по линии оборонительных укреплений города XVII–XVIII вв., а основную массу находящихся за пределами этой территории памятников по возможности сгруппировать в исторические районы или историко-культурные заповедники, причем в первую очередь таковой должен быть создан на территории Лошицкой усадьбы и примыкающей к ней парково-садовой территории.

Пора также обратить пристальное внимание на качество работ по восстановлению и ремонту памятников архитектуры, искореняя порочную практику, когда под названием “реставрация с приспособлением” производится полное или частичное разрушение памятника с возведением на его месте новодела, включающего отдельные мелкие фрагменты старого строения либо стилизованного под его внешний вид. В исторических центре и районах следует законодательным путем категорически запретить возведение диссонирующих построек и принять решение о ликвидации или выносе за пределы этих зон учреждения и предприятия, чей профиль не соответствует исторической территории.

Согласитесь, если предприятия фаст-фуда “Макдональдс” еще более-менее приемлемы на площади Банголор, в районе кинотеатра “Берестье” на Юго-Западе, то нахождение их на проспекте близ станции метро “Октябрьская”, на ул. Романовская Слобода близ Немиги и на территории комплекса зданий БГУ близ Привокзальной площади – это нонсенс. Можно возразить, что появление подобных пунктов общепита в Минске – это тоже наша история. Соглашусь, но с уточнением: история благоглупости.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 718
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 016
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 444
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...