Вы здесь

Между Свислочью и Немигой

Версия для печати

Внутриквартальная территория, прилегающая к нескольким недавно выстроенным архитектурным комплексам, расположенным у перекрестка улицы Немига (точнее – Новая Немига) по четной и проспекта Машерова – по нечетной стороне, представляет собой часть обширного неблагоустроенного пространства, не имеющего ни явно выраженного функционального назначения, ни отчетливой внутренней структуры.
Эти характеристики непосредственно связаны с причинами и обстоятельствами появления этого “пространства“ в историческом центре города. Историю его возникновения, растянувшуюся почти на тридцать лет – с конца 40-х до начала 80-х годов ХХ в., можно охарактеризовать, хотя это и звучит несколько парадоксально, как стихийный процесс, протекавший в “административно-волюнтаристских“ рамках.
Эта территория не формировалась естественно, в ходе исторически обусловленного развития города – развития, включавшего также и регрессивные фазы, связанные с переносом центра в XVI–XVII вв. в район современной площади Свободы, а в XIX в. – еще южнее – в район современного проспекта. Не является она также и результатом сколько-нибудь продуманной и последовательной, не говоря уже – оправданной с точки зрения истории и культуры, градостроительной политики.

 

 


В результате ряда архитектурно-планировочных решений 1950–1970-х гг., основанных на полном игнорировании роли и места культурного наследия в жизни современного города, на прямом отрицании еще существовавшей на тот период планировочной структуры исторического центра, структуры, зримо воплощавшей десять веков развития города, в северной части правобережья Свислочи образовался совершенно новый, обширный городской квартал груборомбовидной формы.
Этот квартал, ограниченный с севера-востока проспектом Машерова, с северо-запада – улицей Мельникайте, с юго-запада – улицей Романовская Слобода, с юго-востока – улицей Немига, включает в себя несколько “обрубков“ древних улиц с разрозненными фрагментами исторической застройки (улицы Освобождения, Раковская, Замковая, Димитрова, Витебская и Обойный переулок). Ряд улиц и переулков, находившихся на этой территории, уничтожен целиком.
Эти, даже частично сохранившиеся улицы и переулки, фактически утратили роль структурообразующих элементов городской среды, так как не являются более границами отдельных кварталов. В сочетании с отдельно стоящими внутриквартальными постройками (школа № 44 и др.) они образуют трудно воспринимаемую как на градостроительном, так и на чисто бытовом уровне мешанину архитектурно-планировочных элементов: проездов без застройки; улиц с частичной застройкой по красной линии; отдельно стоящих зданий жилого, общественного и хозяйственного назначения; обширных пустырей; сквериков и площадок при многоэтажных домах и т.д. Наиболее выразительным архитектурно-планировочным акцентом являются “обрубки“ древних улиц, ведущие в никуда.
Прежде чем углубиться в историю вопроса, кратко охарактеризуем существующую градостроительную ситуацию правобережья Свислочи в целом.
В настоящее время городские кварталы правобережья Свислочи, еще сохраняющие, хотя бы частично, историческую планировку и застройку, образуют два искусственно изолированных друг от друга фрагмента некогда единого архитектурно-планировочного комплекса древнего Минска.1
Первым, по степени сохранности, следует назвать район Верхнего города – площадь Свободы и прилегающие улицы; вторым – так называемое Раковское предместье, включающее в себя сохранившиеся части улиц Раковской, Освобождения, Димитрова, Замковой (подробнее о сохранившейся древней застройке Минска см. ]]>http://arhis-minsk.iatp.by]]>).
Третья охраняемая территория, находящаяся на правом берегу Свислочи и фактически являющаяся ядром исторического центра, – это район бывшего минского Замчища. В настоящее время этот памятник археологии и истории ХII–XVIII вв. существует только в виде археологических отложений, скрытых под дневной поверхностью современной площади им. 8-го Марта, улицы Немига (Новая Немига), под насыпью путепровода над этой улицей, под начальным участком проспекта Машерова, а также под бульваром, домами и дворами, находящимися к западу от этого проспекта.
Район Замчища – центр древнего Минска – реально существовал еще в первой половине XX в. и включал в себя как территорию собственно Замка (в современной терминологии – памятника археологии и истории), так и исторически сложившуюся к западу и юго-западу от него систему городских кварталов, сформировавшихся самое позднее в XIV–XV вв., так как названия улиц, переулков и отдельных зданий на этой территории (домов и церквей) фиксируются уже в документах XVI в.2
Весь этот район был плотно застроен каменными домами (в том числе двух- и трехэтажными) уже в середине – второй половине XIX в. и просуществовал, сохраняя в неприкосновенности свою древнюю планировочную структуру, до 40-х гг. XX в.
Значительная часть застройки этого района Минска (от 30 до 50%) была взорвана, выгорела и претерпела иные разрушения в 1941–1944 гг. После освобождения города разрушенная каменная застройка, находившаяся на этой территории, не восстанавливалась, а уцелевшая, хотя первоначально и использовалась, была целиком снесена в конце 40-х – начале 50-х гг. в соответствии с новым генеральным планом Минска. Тогда же был срыт остаток замковых валов (восточная часть Замчища около берега Свислочи), на их месте выстроен Дворец спорта общества “Трудовые резервы“, и весь район получил совершенно новую планировку.
Проспект Машерова (бывшая Парковая магистраль), проведенный в конце 50-х – начале 60-х гг. прямо через центр древнего городского детинца3, уничтожил центральную часть Замчища, попавшую непосредственно под полотно проспекта, и окаймляющий его бульвар. Под новую многоэтажную застройку по левой, нечетной стороне (здания и дворовые территории)4 и под корпуса и двор, выстроенные чуть западнее школы № 44, попала западная часть Замчища и часть примыкавших к нему с запада и юго-запада кварталов XIV–XIX вв.
Несколько позднее, в конце 60-х – начале 70-х гг., в процессе прокладки так называемой Новой Немиги, параллельно с уничтожением реальной, исторической Немиги – одной из древнейших улиц Минска, была уничтожена как основная часть еще сохранявшейся застройки, так и остатки планировочной структуры западной части исторического центра города.
Столь же негативный эффект оказала прокладка Новой Немиги на исторический центр города в целом, превратив еще сохраняющейся фрагмент Раковского предместья в совершенно не функциональный в градостроительном плане “островок“ древней планировочной структуры, разорвав на две части сложившееся архитектурно-планировочное единство всего правобережья Свислочи и лишив исторического контекста район площади Свободы (Верхний город).
Все это может быть воспринято читателем как перечисление общеизвестных фактов в сочетании с абстрактными и, как может показаться, тенденциозными выводами. Поставим вопрос конкретнее – адекватно оценить то, что есть, можно только в контексте того, что потеряно.
Еще на рубеже XVIII–XIX вв. минское Замчище, один из наиболее активных элементов планировочной структуры города, представляло собой кольцеобразный вал, имевший в плане грубо овальную форму, и занимало площадь, примерно равную трем гектарам – от берега Свислочи почти до начала Татарской улицы, то есть чуть восточное перекрестка современных улиц Освобождения и Замковой. К середине XIX в. этот вал был уже практически уничтожен, за исключением возвышения, сохранявшегося на месте восточной, приречной части Замчища вплоть до середины XX в.
Как видим, конфликты “настоящего с прошлым“, заканчивающиеся победой “настоящего“, были свойственны Минску еще в позапрошлом веке. С одной оговоркой – эти конфликты, как правило, не носили системного характера и решались в рамках естественного процесса развития исторического центра города. А всякий естественный процесс диалектически отрицает небытие – сохранился и Минский замок, став органическим элементом новой градостроительной структуры.
Уже в первой половине XIX в. на месте остатков замкового вала постепенно образовывалась система из нескольких концентрических, повторявших очертания этого вала улиц – Подзамковая, Подвальная, Подзамковая на болоте, Ново-Мясницкая. Внутренняя планировка Замчища, восходящая, видимо, к XII в., по-прежнему определялась двумя улицами: Старо-Мясницкой и Замковой. Старо-Мясницкая, проходившая в районе современной площади им. 8-го Марта, в настоящее время полностью уничтожена. Трассировку улицы Замковой еще можно определить по ее сохранившемуся, хотя и более позднему фрагменту, возникшему в конце XVIII – начале XIX в., как продолжение этой улицы за западной оконечностью Замчища. Еще в середине XVIII в. западный конец улицы Замковой представлял собой тупик, упиравшийся в вал Замчища. Позднее, в процессе окончательной утраты Минским замком его оборонительных и административных функций, сопровождавшимся постепенным разрушением вала, улица Замковая начала развиваться в западном направлении, выходя за кольцо валов и смыкаясь с небольшими криволинейными улочками и переулками, стихийно образовывавшимися по периметру исчезающего вала, из которых позднее образовались улицы Подзамковая, Подвальная и др. Можно отметить, что названия этих улиц только во второй половине XIX в. приобрели устойчивую, зафиксированную в архивных документах и на планах города единообразную форму.
На планах Минска конца XVIII в. этих улиц еще не существует. Показана только улица Замковая, точнее – ее восточная часть в пределах замковых валов (планы г. Минска 1783 и 1793 гг.). На планах Минска первой трети XIX в., хотя линия валов в западной части еще фиксируется, улица Замковая имеет уже отчетливую трассировку, продолжающуюся и за линией валов, а также и вполне сформировавшуюся линию застройки. На этих планах мы видим и намечающиеся на юго-западной окраине Замчища две концентрические улицы, повторяющие линию вала – Завальную и Ново- Мясницкую.
На западе и юго-западе эти “новые“ (по меркам XIX в.) улицы соседствовали с улицами и кварталами, образовавшимися, как мы уже отмечали, не позднее XIV–XV вв. (а вероятно, и ранее). Это улицы Раковская (в XVI–XVII вв. – Юрьевская), Освобождения (в XVI–XVII вв. – Воскресенская), Димитрова (Большая Татарская), Витебская (Немиго-Юрьевская) и, наконец, основная магистраль правобережной части древнего Минска – улица Немига (Немизская или Немезская).
Основная трудность в архитектурно-планировочном исследовании и описании кварталов, возникших на территории бывшего Замчища состоит в том, что в процессе реконструкции планировки и застройки этого ядра исторического центра города практически невозможно опереться на какие-либо реально существующие следы градостроительной структуры XVIII–XIX вв. И это при том, что еще в первой половине XX в. улицы Замковая, Завальная, Старо- и Ново-Мясницкая, тесно застроенные одно-, двух- и трехэтажными домами, в большинстве каменными, являлись одним из важнейших планировочных элементов исторического центра.
Кварталы, попадающие (целиком или частично) на интересующую нас территорию, – это, по нумерации “Описания недвижимых имуществ города Минска …“ 1910 г., – квартал № 25, № 26, № 28 и 29 (уничтожены целиком)5.  Эти кварталы образовались в XIX в. на месте бывшего Замчища и его валов. Еще пять кварталов – № 23 (уничтожены участки застройки № 1–10; № 19–22), № 24 (уничтожены участки застройки № 1, № 3, № 25–42) и № 27, 33 и 142 (уничтожены целиком)6 находились между Замчищем и первоначальной (древней) Немигой.
Существующую в этом районе градостроительную ситуацию мы можем кратко охарактеризовать как практически полную и, видимо, необратимую утрату историко-градостроительной среды, формировавшейся на данной территории на протяжении всей истории города с XII до начала XX в.
Необходимо еще раз подчеркнуть, что основная историко-культурная ценность территории бывшего Минского замка состояла, в конечном счете, не в снесенной исторической застройке XIX в., которую по мере ее морального и физического старения можно было бы не только реставрировать, но и реконструировать и даже восполнять элементами новой застройки. Уничтоженный комплекс этой застройки визуально фиксировал главное – древнюю историческую планировку, позволяя увидеть трансформировавшийся во времени облик древнего минского Замчища XII–XVIII вв.
Подход к проблеме проектных разработок по благоустройству данной территории может быть двояким:
А. Конформистский подход – минимально нарушающий сложившуюся на данный период, пусть и крайне неудовлетворительную, ситуацию.
Б. Творческий подход – подразумевающий внесение в эту, к сожалению, уже сложившуюся неудовлетворительную ситуацию неких архитектурных или планировочных элементов, связывающих нынешние реалии с уничтоженным историческим прошлым нашего города, хотя бы “пунктирно“ или даже на символически-художественном уровне.
Проблема эстетизации, или “опосредованного восстановления“ уничтоженной исторической среды, в специальной литературе практически не затрагивается, и какие-либо общеупотребительные и однозначные методики или рекомендации здесь отсутствуют. “Вариант Б“ требует не просто творческого поиска, но, прежде всего, очень серьезного и, подчеркнем, комплексного историко-архитектурного исследования объекта.
Обобщенная реконструкция планировки и застройки этой территории на конец XIX – начало XX в., выполненная нами по архивным материалам, является одновременно иллюстрацией “к постановке проблемы“ и одним из первоочередных этапов этих исследований.
В заключение можно отметить, что понятие “творческого поиска“ на семантическом уровне обычно ассоциируется с понятием “нового“. Уместно, однако, напомнить, что одно из первоначальных значений слова “поиск“ подразумевает, как отправную точку, “осознание потери“.

 

1. Подробнее об этом см.: Боровой Р.В. Историческая топография древнего Минска: Обзор источников и совр. состояние проблемы // Гiстарычна-археалагiчны зборнiк. Мн.,1997. № 12. С. 31–41.
2. См.: Собрание древних грамот и актов городов Минской губернии... Мн., 1847; Беларускi apxiў. T. 3. Менскiя акты. Мн., 1930 и др.
3. БГА НТД. Ф. З. Оп. 1. Ед. хр. 1579–1582 (Проект благоустройства Парковой магистрали).
4. БГА НТД. Ф. З. Оп. З. Ед. хр. 78–82 (Проект 60-квартирного жилого дома БГУ по Парковой магистрали в Минске); Ф.9. Оп. 1. Ед. хр. 2 (Проект Дома моделей в Минске).
5. НИАБ. Ф. 1. Оп. 1. Ед. хр. 4842, 4843; 4845; 4846.
6. Там же. Ед. хр. 4844; 4841; 4844; 4850, 4848.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 21 740
Давайте попутешествуем во времени, «пробежимся» по разным уголкам Земли и пристально вглядимся в свои родные места, полюбуемся и восхитимся...
23.07.2003 / просмотров: 15 775
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 996
В ряде стран Западной и Центральной Европы формируются природные парки регионального и местного значения, аналогов которым в Беларуси пока нет. Так...