Вы здесь

Дом у воды. Архитектурно-планировочные особенности

Если бы кому-то удалось провести достаточно полный обзор строительства жилища у воды, то фактически это был бы обзор всей человеческой цивилизации.

Эта же статья, не претендуя на всеохватность, является лишь попыткой выяснить, как и когда появился и чем характерен современный тип индивидуального жилого дома у воды, а также каковы перспективы развития его в условиях нашей страны.

Дом с видом

Для современного дома, стоящего у воды, вид из окна является, пожалуй, самой важной структурообразующей характеристикой. Водоем становится центром притяжения всей архитектурно-планировочной организации дома, а обеспечение видовых панорам и отдельных эффектных “кадровых” видов — основной композиционной задачей.

Принципиальное отличие дома у воды от обычного, традиционного дома в том, что последний замкнут в себе, его центр, смысловой и пространственный, находится внутри него. В случае же дома у воды центр лежит за пределами здания, и дом становится открытым окружению. В этом, возможно, и кроется основной принцип единения с природой — то, может быть, самое важное, что дает современному человеку дом у воды. Когда дом отходит на второй план, он становится, по сути, благоустроенной видовой площадкой (см. рис. 3). И таким образом к общей функционально-пространственной программе индивидуального жилого дома добавляется еще одна важная составляющая, которую можно назвать визуально-экологической.

В мировой архитектурной практике накопился уже целый ряд приемов организации пространственной и композиционной структуры, характерных для дома у воды.

Самый эффектный и наиболее используемый в современной архитектуре прием – максимальная развернутость помещений дома в сторону водного пейзажа. При этом, естественно, в первую очередь в сторону водоема выносятся помещения общей зоны и спальни; однако в идеале практически все комнаты, включая ванные, могут иметь вид на воду. Лишь подсобные помещения вроде кладовых, гаража или топочной уходят к задней стене дома.

И вот здесь возникает характерный для дома у воды парадокс: его “задний” фасад (т.е. тот, который расположен дальше всего от воды) чаще всего является главным фасадом дома по улице. Дом стоит “спиной” к улице, и зачастую этот фасад нейтрален и невыразителен. Или вовсе выглядит как неприступная стена с окошками-бойницами. Это идет вразрез с традиционной схемой, когда главный фасад является лицом дома, его парадной, представительной частью, однако служит некоторой психологической защитой жильцам, закрывая хотя бы с одной стороны их “открытую” жизнь от чужих взглядов.

Есть еще одна планировочная особенность у дома на воде. Чтобы максимально развернуться навстречу пейзажу, дом часто в плане развивается в ширину, вдоль основного вида, а в глубину, наоборот, сужается, иногда до размеров одного помещения и проходящей вдоль задней стены коммуникационной зоны (включающей коридор или лестницу). Кроме того, помещения общей зоны максимально объединяются, что также призвано обеспечить панорамный обзор. Панорамное остекление, отсутствие наружных несущих стен и каркас в качестве несущего остова здания, многосветные пространства общей зоны — все эти приемы также служат одной цели: сделать максимально обозримым вид, растворить границу между природой и интерьером дома.

На этой границе часто возникает своеобразная “переходная зона” — при устройстве разнообразных открытых и крытых террас, широких свесов крыш, пергол, внутренних полуоткрытых двориков, зимних садов. Эта зона (в которой чаще всего организуются площадки для отдыха, летние столовые) также призвана создать ощущение плавного перехода из внутреннего пространства дома к природному окружению.

Иногда значительный визуальный эффект достигается не сплошным панорамным, а “кадрированным” остеклением, когда архитектор специально просчитывает будущие видовые картины, строя на этом и интерьер, и внешний вид дома. Этот прием также эффективен в окружении относительно плотной застройки, когда нужно “поймать” такой вид водоема, в который не попали бы, например, соседский гараж или забор. Устройство дополнительных видовых площадок на верхнем уровне — балконов, лоджий, террас — тоже обеспечивает богатство панорамных видов и очень часто используется (см. рис. 9, 10).

Жизнь у края

Жизнь у воды — это не только живописный вид; ограничиваться стенами дома, пусть и с панорамным остеклением, она не может. Кроме того, вид на воду из окон гостиной еще совсем не гарантирует непосредственного контакта с водой. За примером далеко ходить не надо: красивейшие виды Заславского водохранилища с силуэтом Минска на горизонте открываются из деревни Семково, расположенной в двух километрах от берега.

В образе жизни современного горожанина все большее место занимают рекреационная деятельность, забота о здоровье и спорт, и жизнь на берегу водоема предоставляет ему широкие возможности для их реализации. Поэтому особенно востребованы участки “первой линии” с непосредственным выходом на большую воду — они всегда давали наибольшую свободу в организации и проведении досуга, будь то рыбалка, купание или парусный спорт. И застройщики во всем мире ищут решения, которые бы позволили увеличить протяженность береговой линии водоемов, несмотря на высокую стоимость и техническую сложность подобных мероприятий. Однако последние себя вполне окупают: цена на участок с домом на самом берегу крупного водоема может в несколько раз превышать цену на соседний, но не примыкающий к воде. Так появляются вдоль берегов новые каналы, мысы и заливы, дающие возможность швартовать яхту у заднего крыльца дома или устраивать собственную полоску пляжа.

В качестве примера можно привести смелый и вполне оправдавший себя проект, реализованный на океанском побережье ЮАР, в непосредственной близости от курортного города Книсна. На прибрежном рифе был намыт небольшой архипелаг, на котором разместился поселок Тесен Айленд с населением в несколько тысяч жителей. Въезд в поселок осуществляется по единственному мосту, соединяющему его с материком. В поселке создана собственная инфраструктура, острова соединены сетью улиц, разбит общественный парк и есть даже небольшой заповедник — гнездовье морских птиц. Поселок застроен усадебными домами, большинство участков имеет выход к воде, многие — собственный пляж. Почти все участки уже распроданы, лишь несколько осталось в собственности застройщика и сдаются в аренду на сезон.

Конечно, не везде строительство ведется с подобным размахом, но даже берега подмосковных водохранилищ превратились в “шумные курорты с разнообразной и развитой инфраструктурой развлечений” [1]. Хотя в условиях острого дефицита предложений на дома у воды покупается все, что выставляется на продажу, чаще всего покупатели спрашивают коттеджи в организованных поселках. По словам московских риэлтеров, “отдавая за землю немалые деньги, собственники желают жить в максимально комфортных условиях, которые можно получить лишь в современных коттеджных городках” [1].

Всего же только на шести крупнейших подмосковных водохранилищах за последние 3–4 года выросло около сорока поселков. Больше половины из них имеют собственный яхт-клуб или причал, пляжи и спортплощадки, эллинги для зимнего хранения яхт; некоторые — доступ к воде с каждого участка.

Часто в поселках, расположенных вдали от большой воды, сооружаются искусственные водоемы в общественной рекреационной зоне. Ярким примером может служить один из самых масштабных проектов последних лет — поселок Княжье Озеро с населением более полутора тысяч человек. В нем спланирована целая водная система из трех каскадных озер и нескольких каналов. Конечно, судоходство на этих водоемах не предполагается, но предусмотрены ресторан и пляжная зона со спортивными и детскими площадками.

Первый

Если попытаться определить, когда сформировался тот набор архитектурно-пространственных характеристик, который определяет сегодня внутреннюю структуру индивидуального жилого дома у воды, и каковы были социальные предпосылки возникновения его как типа, выяснится, что “современному” дому у воды уже около семидесяти лет. А первым и одним из самых ярких его примеров следует признать “Дом над водопадом”, построенный в 1935–1939 годах Ф.Л. Райтом. Обладавший к тому времени значительным опытом в строительстве частных домов и резиденций 68-летний архитектор очень тонко чувствовал и смог гениально точно выразить потребности эпохи, ровесником которой он был.

Активное строительство загородных домов в США и Европе началось во второй половине XIX века, когда на исторической сцене появился “новый класс, названный позже средним” [2], который и определил развитие архитектуры всего XX века. Вследствие небывалого роста промышленности к началу XX века города наполнились дымом фабричных труб и толпами полусельской бедноты — будущим пролетариатом. Начался исход среднего класса из города, а развивающаяся промышленность только подстегивала этот процесс, превративший американский город в концентрическую структуру — с офисным центром, кольцом пролетарских трущоб, гетто и фабрик и широким низкоплотным поясом богатого пригорода. Именно там, в пригороде, и формировались требования, легшие в основу архитектурно-планировочной структуры современного усадебного дома.

Дом, построенный Райтом, стал наглядным и точным воплощением этих принципов: максимальная близость к воде (даже не рядом — над водопадом), максимальное раскрытие видовых перспектив (почти полное отсутствие несущих стен, панорамное остекление большинства помещений дома), изолированность от посторонних взглядов (глухой и неприметный фасад со стороны въезда), переходные пространства на границе дома и природы (террасы и перголы), технологическая инновационность (использование преднапряженного железобетона в конструкции консольных террас).

Перспективы

Что касается пригородной зоны Минска, то ее водный ресурс довольно значителен. В первую очередь это водохранилища Вилейско-Минской водной системы: Заславское, Криница, Дрозды. Кроме того, такие крупные водохранилища, как Вяча, Волчковское, Крылово, Дубровское, а также десятки рек, малых водохранилищ и озер. Теоретически — тысячи километров прибрежной полосы; на практике же, конечно, действует ряд ограничений. Часть из них — естественного характера (например, заболоченность берегов или отсутствие транспортной доступности), но есть и особые — законодательные и иные нормативные ограничения, призванные упорядочить землепользование и обеспечить охрану окружающей среды.

Так, в первую очередь, согласно указу Президента №58 от 28.01.2006 “О некоторых вопросах изъятия и предоставления земельных участков”, выдача и предоставление участков из земель сельскохозяйственного, природоохранного, оздоровительного, рекреационного, историко-культурного назначения, лесных земель лесного фонда осуществляется только Президентом. Выдача же и предоставление участков для строительства и обслуживания жилого дома производится сельскими и поселковыми исполнительными комитетами – только из земель сельских населенных пунктов и поселков городского типа.

Экологические ограничения определены в СНБ 3.01.04-02 “Градостроительство. Планировка и застройка населенных пунктов”, СанПиН 10-113 РБ-99 “Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов хозяйственно-питьевого назначения”. Эти документы вводят такие понятия, как “водоохранная зона” и “прибрежная полоса”, которые накладывают ряд планировочных и иных ограничений, однако не оговаривают прямого запрета на строительство жилого дома. Такой запрет существует, согласно СанПиН 10-113 РБ-99, лишь в первом поясе зоны санитарной охраны водозабора.

Таким образом, основной территориальный ресурс для нового строительства — свободные территории существующих населенных пунктов или реконструкция существующей застройки с доведением ее показателей до нормативных.

И строительный процесс идет, облик минского пригорода меняется. Неуклонно растут территории, освоенные коттеджной застройкой, развиваются инженерные сети, асфальтируются и расширяются дороги. В пригород движется городская жизнь. На некоторых пригородных направлениях (например, Боровляны, Колодищи, Атолино) появились маршруты и остановки городского общественного транспорта, множатся автозаправки и магазины. Возводятся дома и у воды.

Несомненно, жилой дом у воды как тип в белорусском пригородном ландшафте присутствует, со временем уточнятся его типологические рамки, и его архитектура будет развиваться. Какие формы она примет, повторит ли путь существующих в мире аналогов или пойдет своим — вопрос открытый, однако важнее не это.

Любой водоем — это эффектное экспозиционное пространство, обеспечивающее едва ли не наилучшие условия восприятия. Не зря визитной карточкой многих городов становились их панорамные виды с воды. Поэтому дом, возводимый на берегу водоема, становится значимой частью ландшафта, и как изменится этот ландшафт, приобретет он или потеряет — за это несет ответственность архитектор.

Литература

Агулина О. “Жизнь на берегу”// Современный дом. 2004. № 4(57). С. 47.

Малинин Н. Дом №2 / http]]>www.100houses.com]]>.

СНБ 3.01.04-02 “Градостроительство. Планировка и застройка населенных пунктов”. Мн.: Министерство архитектуры и строительства Республики Беларусь, 2003. 63 с.

СанПиН 10-113 РБ-99 “Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов хозяйственно-питьевого назначения”. Мн.: Министерство архитектуры и строительства Республики Беларусь, 1999. 13 с.


 

 

 

 

Читайте также
02.09.2003 / просмотров: [totalcount]
Кажется, что синусоида развития архитектуры, пройдя свою нижнюю точку, медленно начала подниматься вверх. По крайней мере разговоры про кризис в...
02.09.2003 / просмотров: [totalcount]
Система подготовки архитектурных кадров – это сложный и долговременный процесс и, конечно же, здесь нельзя говорить только о  годах...
26.10.2003 / просмотров: [totalcount]
2–3 октября город над Сожем принимал у себя гостей — участников Пятого национального фестиваля архитектуры “Гомель-2003”. В...