Вы здесь

Собор в Юровичах: история, архитектура, надежды

Версия для печати

В самом центре восточного Полесья, на своеобразном “острове” посреди бескрайних болот находится старинное белорусское местечко Юровичи.

История

Поселение Юровичи в письменных источниках упоминается с 1510 г. После казацких войн середины XVII в. и войны между Россией и Речью Посполитой 1654–1669 гг. эта территория была полностью опустошена. Здесь развернули активную миссионерскую деятельность монахи ордена иезуитов, центр которого находился недалеко, в Овруче.

В 1673 г. молодой монах­иезуит Мартин Туровский построил в Юровичах деревянную часовню для сохранения чудотворного образа Матери Божьей. Через год владельцы Юровичей – Барбара Лощина и Марианна Байбузинка Катарская подарили свое владение иезуитам. Постепенно к юровичской святыне, почитаемой и католиками и православными, потянулись богомольцы, и в 1680 г. в Юровичи была назначена новая иезуитская миссия, для которой в 1681 г. возвели деревянный костел и дом для 4 ксендзов. В 1717–1746 гг. (по другой версии – в 1726–1758 гг.) на месте деревянного монастыря построили каменный, освященный в честь Рождества Девы Марии (фото 1). Имя архитектора неизвестно, но в краеведческой литературе иногда упоминают итальянцев (монахи­итальянцы жили в Юровичах в XVIII в.). К 1732 г. была закончена работа над главным алтарем, созданным резчиком Тарасом Аршицким и позолоченным Степаном Петровским. В 1756 г. в монастыре открыта иезуитская школа, где преподавали профессора­иезуиты, а с 1778 г. тут разместился иезуитский коллегиум (фото 2). После окончательной ликвидации ордена иезуитов в границах Российской империи в 1820 г. юровичский монастырь был передан мозырским монахам­бернардинцам [3].

После подавления восстания 1830–1831 гг., в котором приняли участие и юровичские монахи­бернардинцы, монастырь и костел были закрыты, но в 1840 г. возвращены католикам. Наученные горьким опытом юровичские монахи не приняли участия в восстании К. Калиновского 1863–1864 гг. И все же военачальник Мозырского и Речицкого уездов доносил губернскому начальству: “юридических фактов об участии ксендзов в мятеже хоть и нет, но нет сомнения в их политической неблагонадежности” [2]. После подавления восстания генерал­губернатор М.Н. Муравьев с целью “обрусения края” и прекращения “западного влияния” выдал предписание минскому губернатору о необходимости закрыть костел в Юровичах, что и было сделано через две недели.

8 сентября 1865 г. костел был освящен в церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Но просто переименовать храм, бывший до этого 150 лет католической святыней, в православный светские власти посчитали политически неверным шагом. Поэтому с целью зримого утверждения проводимой политики в 1873–1876 гг. барочное здание было достроено 12 куполами (луковицами) в соответствии с правилами придуманного незадолго до того “псевдорусского” стиля. Такой “лес” луковиц значительно исказил первоначально единый художественный образ не только храма, но и всего монастырского комплекса, придав ему значительную эклектичность и ненатуральность (фото 3).

Во время военных лихолетий XX в. храм опекался как православными, так и католическими верующими. В неповрежденном виде он пережил последнюю войну, но в 1958 г. по приказу мест­­ного председателя колхоза его начали разбирать на кирпич. Были уничтожены крыша, пол, стена правого нефа, щипец фронтона, завершения башен. До недавнего времени сохранялась значительная часть перекрытий центрального нефа, но без крыши в конце концов обрушились и они. Кирпичи с остатков перекрытий продолжают падать и сейчас (фото 4). В здании коллегиума размещался дом­интернат для детей­инвалидов, что уберегло его от разрушения.

Из монастырского комплекса XVIII в. сегодня хорошо сохранились двухэтажный П­образный в плане корпус коллегиума (с двумя трехъярусными башнями на углах), южная и западная часть стены, две из восьми цилиндрических башен с бойницами, въездная брама (ворота) (фото 5).

Храм

Главное художественное достоинство храма в Юровичах кроется в архитектурном декоре его экстерьера (фото 6). К сожалению, после многочисленных разрушений декор интерьера сохранился значительно меньше (от амвона, например, лишь верхняя часть, от резных алтарей – вообще никаких следов). При этом нужно учесть, что юровичский архитектурный декор (как внутренний, так и внешний) – это не гипсовая лепка, а выложенный еще при возведении стен специально формованным фигурным кирпичом объемный рисунок. Именно это позволило ему сохраниться до наших дней в достаточно неплохом виде, несмотря на прямое атмосферное воздействие (что было бы невозможно при использовании гипса).

Почти все оконные проемы как изнутри, так и снаружи, а также входы на главном фасаде размещены в своеобразных фигурных нишах и оформлены развитыми наличниками, украшены в большинстве своем барочными S?, С?образными и спиральными завитками, а также другими растительными мотивами. Арочные проемы внутри и снаружи оформлены развитыми архивольтами со скульптурными замковыми камнями. Пучки пилястр первого яруса фасада и интерьера имеют ионические капители в барочной интерпретации (фото 7), пилястры второго яруса – в виде некоего стилизованного скрученного рулона со свисающими трехнитевыми аксельбантами (фото 8). Из христианской символики широко представлены кресты над окнами второго яруса башен, шестилучевая звезда на фронтончике окна в центре фасада. К сожалению, щипец фасада – наивысшая точка в декоративной системе – был разрушен, и его убранство можно реконструировать, только опираясь на архивные чертежи. Интересно, что структуру украшения щипца в основном виде повторяет фронтон главного въезда – брамы, расположенной по оси храма.

В размещении архитектурного декора на фасадах храма выдерживается принцип, при котором сверху находятся более украшенные элементы, а вся композиция построена так, что верхние декоративные элементы зрительно как бы “вырастают” из нижних, являются их продолжением. Это хорошо заметно в характере распределения декора на башнях (в конечном итоге переходящего в фигурные купола) и в центре главного фасада (где декор дверного и оконного проемов “перетекает” в высокий пластичный щипец, в центре которого овальное окно – главный акцент всего фасада). При этом высотное нарастание насыщенности декоративных масс сопровождается поярусным уменьшением высоты масс архитектурных.

Высокий уровень художественно­декоративного оформления храма в Юровичах ставит его в один ряд с признанными “жемчужинами” архитектуры Беларуси XVIII в., сооружениями “виленского барокко” – полоцким Софийским собором, храмами в Березвечье, Слониме, Будславе и др. Только в последних художественно­эстетическое воздействие достигается в основном за счет пластически­объемного решения фасадов, башен, очертаний проемов и т. п., в то время как в Юровичах – за счет обилия архитектурного декора, продуманно расположенного, подчеркивающего нарастание напряженного движения снизу вверх, к щипцу и завершениям башен.

Архитектура собора – образец для подражания

В 1998 г. во время сбора фотоматериалов по теме “Декоративная архитектурная резьба Гомельщины” один из авторов статьи обратил внимание, что в декоре оконных наличников калинковичско­мозырского Полесья чрезвычайно широко представлен специфический тип завершения (короны). В наиболее общем виде его можно описать следующим образом: корона, выполненная в технике краевой резьбы, изображает небольшой двухскатный фронтончик, по сторонам от которого располагались 1–2 пары птиц, растительные волнистые мотивы и т. д. (фото 9–11). Этот сюжет географически распространен достаточно компактно, но внутри региона применяется широко и имеет огромное количество разнообразных вариантов, органично перетекающих в другие типы корон. Все это указывало на его мест­ное, автохтонное происхождение. Однако не представлялось возможным хотя бы гипотетически обозначить некий источник происхождения этого устойчивого сюжета домовой резьбы, так как чрезмерная локальность сужала круг поиска возможных вариантов.

Более подробное знакомство с архитектурным декором храма и монастырского комплекса в Юровичах позволило идентифицировать его как наиболее вероятный источник происхождения названного сюжета деревянной домовой резьбы. Это открытие дало возможность обозначить и глубинный уровень культурного влияния юровичского монастыря на окружающее население.

Основываясь на сравнительном анализе двух декоративных систем (юровичский храм и барочные храмы в Мозыре), а также на совпадении территории их размещения, авторы данной статьи пришли к выводу, что декоративное оформление окон и проемов комплекса в Юровичах, в первую очередь окна в центре фасада храма, на уровне второго яруса, и стало тем прообразом, архетипом, на который ориентировались в украшении окон своих домов мозырско­калинковичские плотники (фото 12). Фактически указанное окно является главным на всем фасаде, и его декоративное украшение представляет собой невысокий двухскатный фронтончик, разорванный по сторонам С­образными прогибами. Верхние углы наличника оформлены в виде растительных S?образных завитков, закрученных на концах в спирали. Углы нижней его части – в виде больших растительных спиралей. но такой вид украшения, вероятно, из­за своей непрактичности в изготовлении, не получил развития в регионе.

Названный барочный мотив – стилизованный центральный фронтон, боковыми разрывами отделенный от растительных завитков по сторонам от него, обыгрывается и в оформлении других проемов. В чуть упрощенной форме он применен в обрамлении 18  ниш, расположенных по сторонам от главного входа (брамы) на внутренней стороне окружающей монастырь стены (фото 13). В более измененном виде (отсутствует ясно читаемый фронтон) этот мотив многократно употребляется в других проемах. В оформлении проема главного входа фронтон заменен на горизонтальную полочку для поддержки окна с образом (фото 14). В окнах второго яруса башен использован мотив прорастающего вверх пышного букета (фото 15). На горизонтальную полочку с овалом или прорастающими вверх завитками заменен фронтончик окон верхнего света центрального нефа (фото 16) и над дверями корпуса коллегиума (фото 17).

Во всех этих обрамлениях постоянно обыгрывается один и тот же мотив: если есть ярко выраженный фронтон, то обязательно упрощены разрывы и завитки по бокам от него, а если вместо фронтона применены растительные мотивы, то С­, S­образные завитки отчетливо отделяют центральную фигуру от краев композиции. Так что декоративный барочный мотив представлен в юровичском храме в большом разнообразии вариантов, и это уже изначально позволяло местным мастерам творчески отнестись к его использованию в поисках подходящей архитектурно­декоративной формы для своих сооружений.

Однако народные мастера­плотники не повторяли некие непонятные и абстрактные мотивы “чистого стиля”. Прототипную барочную форму, популярную, но строгую и холодноватую для обывателя, они творчески наполняют новым содержанием. Фронтон как таковой сохраняется, а строгие барочные завитки получают плавные очертания птиц, растений и др., в которых читается и форма “модного” в свое время барочного прототипа, и понятный, близкий и знакомый каждому с детства сюжет с изображением живущих на крыше дома голубей – птиц, которые, по народным поверьям, приносят в дом семейное благополучие.

Факт влияния архитектуры юровичского собора на развитие архитектуры всего региона представляется абсолютно закономерным. Как свидетельствуют современники, богомольцы тысячами стекались к храму поклониться чудотворной иконе Божьей Матери, а сам собор мог вместить до полутора тысяч человек [4]. Поэтому неудивительно, что в небогатом на каменные барочные памятники восточном Полесье именно архитектурный декор юровичского храма стал тем прообазом, который обозначил одно из направлений развития деревянной домовой резьбы целого региона.

Современное состояние

В 1993 г. комплекс был передан в ведение Туровской епархии под монастырь. Сегодня православному монастырю принадлежит корпус коллегиума и несколько домиков на территории комплекса. Разрушенный собор и ограда с воротами (брамой) находятся в ведении государства. У епархии нет средств на восстановление комплекса, и государство взяло под свою опеку этот памятник архитектуры [7].

Решением Белорусского республиканского Совета по вопросам историко­культурного наследия при Министерстве культуры Республики Беларусь № 64 от 27.03.2001 г. комплексу бывшего коллегиума иезуитов в д. Юровичи Калинковичского района придан статус 2­й категории историко­культурной ценности. Постановлением № 11 Министерства культуры от 10 апреля 2003 г. он включен в Государственный список недвижимых историко­культурных ценностей. Комплекс коллегиума вместе со стоянкой первобытного человека и городищем X–XII вв. входит в туристический маршрут “Золотое кольцо Гомельщины”. Для восстановления комплекса из республиканского инвестиционного фонда выделено девять миллиардов рублей, и сейчас УП “Проект­реставрация” (г. Минск) разрабатывает проект реставрации (научный руководитель объекта – В.И. Мелех).

На первоначальном этапе создания проекта реставрации возник вопрос: в каком виде следует восстанавливать памятник – таким, каким он был в XVIII в., или с перестройками XIX в.? Правила современной реставрационной науки требуют восстанавливать памятники архитектуры, освобождая их от позднейших наслоений, не имеющих историко­художественной ценности и искажающих их восприятие [5]. Поэтому компетентная комиссия приняла решение восстанавливать храм в том виде, в каком он был возведен изначально, т.е. без “псевдорусских” достроек XIX в. Так что в скором времени список действующих барочных храмов Беларуси пополнится еще одним – храмом Рождества Пресвятой Богородицы в д. Юровичи Калинковичского района.

Чудотворная икона

Ключевым элементом духовной культуры Юровичей является чудотворный образ Матери Божьей Юровичской (фото 18). Этот образ почитался во все времена как католиками, так и православными. По своему исполнению икона относится к так называемому типу “Богоматерь Одигитрия” и написана, как предполагают искусствоведы, в начале или первой половине XVII в. на территории Речи Посполитой. Создана она согласно православной традиции, но под сильным барочным влиянием, вероятно, в одном из крупных культурных православных братских центров востока Речи Посполитой (Вильня, Львов, Могилев, Орша, Киев).

Неким образом икона попала к коронному гетману войск Речи Посполитой (1591–1646 гг.), краковскому каштеляну Станиславу Конецпольскому и сопровождала его в походах на Москву и на казаков. В середине XVII в. внук гетмана передал священный образ иезуитам (по другой версии, иезуиты нашли образ среди вещей Станислава Конецпольского, отданных им на хранение). В 1673 г. монах­иезуит Мартин Туровский основал в Юровичах миссию для службы у чудотворного образа Матери Божьей. По легенде, Богоматерь сама выбрала место своего нахождения, остановив телегу, на которой ехал монах с иконой.

Первоначально для иконы был сооружен деревянный костел, позже – каменный, в который она и была торжественно перенесена 5 сентября 1758 г. при огромном стечении народа. Новый каменный барочный храм стал достойным обрамлением и вместилищем барочной чудотворной иконы, которая находилась тут до середины XIX в. В 1855 г. Ядвига Кинивичевна (судя по всему – здешняя художница) сделала хорошую копию святого образа, а несколько позже этой копией был заменен оригинал [2]. Видимо, предчувствуя грядущие события, местная помещица Габриэлла Горват тайно вывезла чудотворную икону в Краков и отдала на сохранение в костел Святой Варвары, но не навечно, а с условием: “Икона будет возвращена в когда­нибудь обновленный, восстановленный Юровичский костел…” [1].

Возможно, придание храму первоначального вида, даже при условии использования его православной конфессией, позволит обоснованно поставить вопрос перед польской стороной о возвращении в Беларусь древней христианской святыни. Такой шаг стал бы ярким примером мирного диалога культур и христианских конфессий в современном неспокойном мире.

 

 

Литература

1. Бут­Гусаим Ирина. Заступница Полесья белорусского. Чудотворная икона ждет своего возвращения // Белорусская деловая газета. 2000. № 7.
8 июля. С. 11.

2. Ісаенка У.Ф. Юравічы над Прыпяццю. Мн., 2000.

3. Каталіцкія храмы Беларусі. Мн., 2000. С. 157–158.

4. Памяць. Калінкавіцкі раён. Мн., 1999. С. 35–95.

5. Подъяпольский С.С., Бессонов Г.Б. и др. Реставрация памятников архитектуры. М., 2000. С. 43.

6. Филист Е.М. История “преступлений” Святополка Окаянного. Мн., 1990.

7. Юровичский листок. Печатное издание Свято­Рождество­Богородичного мужского монастыря. № 1 (1). Август, 2006 г.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 714
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 016
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 443
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...