Вы здесь

Когда города были малыми...

Версия для печати

Ни одно групповое сообщество белорусских городов не привлекало внимание специалистов и в целом общественности так, как малые городские поселения. Можно подумать, это из-за их множества (168 единиц, или 81% от общего количества городских населенных мест), или потому, что они так равномерно расположены на территории страны и “держат” сельскую местность, или потому, что здесь в естественном окружении сохранилась память о нашем далеком прошлом. Отчасти все это так.
И все же главное, что беспокоит всех нас, – нарастающая физическая и моральная деградация этих поселений, особенно заметная на фоне процветания крупных городов. Вероятна даже потеря со временем части их навсегда. Ведь уже в последней редакции Государственной схемы комплексной территориальной организации Республики Беларусь (схема была утверждена 12 января 2007 г., указ № 19) предлагается 5 малых городских поселков перевести в статус сел. И это только начало всемирного процесса субурбанизации, т.е. стягивания населения к сгусткам накопленного обществом экономического потенциала, к крупным городам, с которыми связывается повышение уровня жизни во всех ее сферах.
Таким образом, в условиях сложившейся в стране демографической ситуации появляются и, очевидно, будут набирать силу процессы перераспределения населения в основном между городами. Одни будут продолжать терять численность жителей, и никакие программы не в силах повернуть вспять этот процесс. Другие же, подчиняясь инерции урбанизационных процессов и благодаря тем же государственным программам, будут умеренными темпами количественно расти и качественно преобразовываться. Следовательно, не может быть тотального однообразного подхода к спасению малых городов, как не может быть траурных песнопений по их судьбе.
В этой связи представляется целесообразным глубже разобраться в инерционных процессах перераспределения городского населения как объективной тенденции, чтобы просчитать все трудности, с которыми придется столкнуться.
Несмотря на все пессимистические прогнозы, в ближайшее и в отдаленное будущее, как и в давние времена, избранные малые города будут вырастать до уровня средних, а затем, возможно, и больших. Средние же города при определенных условиях могут стать большими и даже крупными. Это достаточно вероятный прогноз. Ведь все города были когда-то малыми и в силу исторической самобытности и пространственной уникальности росли, имели свое неповторимое лицо, которое не всегда могли сохранить впоследствии.
Мы гордимся благоустроенными, упорядоченно застроенными современными архитектурными формами больших городов. Но что-то мы потеряли, что-то ушло безвозвратно и унесло наше духовное наследство, которое обитало в масштабных пространствах, улочках и тупичках, живописно неупорядоченной застройке.
“Торговля готовыми “стравамі” составляла монополию городских кашеваров…”
г. Витебск, 2-я половина XIX в.
“С башни последовательно раздавались звуки, напоминающие витеблянам о суетном времени и безмятежной вечности. Приходившаяся прямо на восток от Замковой вышки башня составляла часть величественных зданий Николаевского кафедрального собора и архиерейского дома при нем. Во все памятные сроки это здание настолько было популярно в городе, что служило одним из показателей разыскиваемого места, если такое приходилось в районе этой части города”.
“Обилие площадей, как и незанятых плацев вблизи бойких улиц, обращало внимание посетителей Витебска, так как многие соседские губернские города не могли похвастаться соответственным количеством городского простора. Все тогдашние площади могут рассматриваться как торговые и окопные, т.е. приходящиеся по окраинным частям города, и только благоустроенная Дворцовая площадь в 1602 квадратные сажени не подходила к типу и состоянию остальных, служа излюбленным местом публики исключительно для гуляний, изредка – для акробатических и скороходных сеансов.
Первой по величине торговой площадью считался Смоленский рынок, за ним следовал “Могилевский рынок”; последним по величине считался заречный “Полоцкий рынок”. Здесь, в трех раздельных частях города, по воскресным дням, реже по средам и пятницам, кипела торговая жизнь… Но лучше всего то, что в так называемых “обжорных рядах” можно было получать и тут же потреблять готовые жаркие кушанья, доставляемые городскими кашеварами. Торговля готовыми “стравамі” происходила на видных местах площадей и только на случай возможного прибытия сюда начальства временно переносилась на второстепенные места” [6, с. 32, 50].
 
“На холме у крутого обрыва высился… княжеский двор. Вокруг него раскинулся город…”
г. Пинск, ХI в.
“Пинск состоял из двух частей: детинца – княжеского двора и окольного города, охватывавшего полукольцом детинец, концы которого упирались в реку Пину. Пина в этом месте делала крутой изгиб к северу, образуя излучину. На юго-восточном краю излучины, на холме, у крутого обрыва высился обнесенный валом и деревянными стенами княжеский двор. Вокруг него раскинулся город, укрывшийся за мощным земляным валом, увенчанным крепостной стеной. Городские укрепления дополнял глубокий, наполненный водой ров, который опоясывал валы.
Вдоль вала с внутренней стороны шла улица. От нее разбегались в глубь города узенькие улочки и переулки, вдоль которых, тесно прижавшись друг к другу, ютились деревянные постройки горожан”.
“В конце ХVI – начале XVII в. на территории Белоруссии основывается много римско-католических монастырей… Строительные мероприятия иезуитов в Пинске привели к тому, что в XVII?в. центр города переместился на восток и своеобразным фокусом городских улиц стал не замок, как прежде, а иезуитский монастырь, активно вторгшийся в городскую планировку и изменивший ее. Это был один из крупнейших в Беларуси иезуитский коллегиум, уступавший по размерам лишь полоцкому. Кроме костела святого Станислава, силуэт которого акцентировался двумя башнями и ажурной аркадой главного фасада, в панораме города выделялся трехэтажный с высокой крышей жилой и учебный корпус в стиле барокко” [3,
с.?5, 6; 8, с. 74].
 
 
“В 1897 г. в Орше, крупном на тот момент железнодорожном узле, проживало 13 161 человек…”
г. Орша, ХI в.
“Это было укрепленное поселение у слияния Днепра с рекой Оршицей, возникшее в целях защиты границы Полоцкого княжества и для контроля над водным путем, который позволял развивать торговлю. Система рек и волоков позволяла активно развивать торговлю с крупными русскими городами”.
XVII в. “Орша – довольно крупный по тем временам город. Его население составляло около 5 тысяч человек.
Через Днепр ходил паром, берега Оршицы соединял мост. Орша известна как один из важнейших культурных центров Белоруссии. Здесь действовала крупнейшая в крае типография, печатавшая книги кириллицей.
Частые войны разоряли город, тормозили его развитие, и к середине XVIII?в. он приходит в упадок”.
 
 
“На пороге ХХ в. Орша по существу оставалась захолустным городом, несмотря на то что к этому времени превратилась в крупный железнодорожный узел и значительный речной порт. В городской застройке преобладали деревянные дома. Керосиновые фонари освещали только центральные улицы, остальные с сумерками погружались в темноту. От железнодорожной станции к центру вела булыжная мостовая. Был заложен парк…” [5, с. 8,10,12].
 
 
“Борисов – место деревянное…”
г. Борисов, XII в.
“Борисов был расположен на самом коротком пути к Москве и в средние века нередко служил опорным пунктом для России и ее западных соседей, часто воевавших между собой.
Природные богатства, удобное географическое положение на перекрестке водных и сухопутных путей и как следствие – рост экономико-географических связей с другими поселениями делали этой край все более значимым и… привлекательным для чужеземцев”.
XVI в. “Борисов – место деревянное. Замок сделан из дубовых деревьев и самым лучшим способом укреплен башнями и деревянными четырехрядными стенами, которые внутри заполнены землей и камнями. Замок выгодно окружен судоходной рекой Березиной. Вокруг – довольно обширный город, но с очень маленькими зданиями, как обычно в Польше и Литве”.
XIX в. “В начале века расширение торговых связей повлекло изменение облика города. В центре образовалась большая торговая площадь, на которой находилось несколько десятков магазинов. К рынку сходились все главные улицы – Минская, Московская, Лепельская, Полоцкая. В рубленом издревле городе стали появляться первые кирпичные здания…” [2, с. 4, 5].
 
 
“Мозырь, хотя и небольшой город, но застроен столь широко, что с одного конца нельзя видеть другого…”
г. Мозырь, 1812 г.
“Мозырь, хотя и небольшой город, но застроен столь широко, что с одного конца нельзя видеть другого, ибо вмещает в себе поляны, холмы, пустыри и сады; можно бы разделить оный на две части: на часть, лежащую выше Припяти, и на часть, лежащую ниже оной же. Сии две части в нарочитом отдалении находятся одна от другой. В первой?– дома деревянные, низкие, брусчатые; улицы довольно широкие, частью прямые, частью кривые, и то на вершине холмов расположенные, то к подошве оной уклоняющиеся. В сей части лавки из дерева рубленные три русские церкви и каменный двухэтажный бернардинский монастырь, которого стены еще не выбелены”.
“Центром Мозыря была городская торговая площадь, от которой в радиальных направлениях расходились улицы Свидовка, Замковая, Киевская и Слуцкая. В южной части площади находился деревянный дом городничего; в северной части, примыкающей к реке, в два ряда располагались двадцать две торговые лавки. Берег напротив реки был занят городской пристанью” [7, с. 14, 15].
“Рынак быў не толькі месцам куплі-продажу...”
г. Молодечно
XIV – нач. XV в. “У канцы стагоддзя тут быў закладзены феадальны замак. Узведзеная ў пойме забалочанай Ушы астраўная крэпасць мела абарончае значэнне. Яе недаступнасць забяспечвалася магутным земляным валам больш чым у тры метры вышынёй і абвадным глыбокім ровам з вадой. Акружаў замак і другі вал, толькі меншых памераў, у аснову якога закладвалі валуны. За землянымі валамі iшла цэлая сістэма мацаванняў з драўляных паляў і насціла бярвенняў. Словам, замак адпавядаў бастыённым забудовам”.
Нач. XIX в. “Маладзечна той пары ўяўляла сабой невялікае мястэчка з чатырох вуліц, якія крыжападобна разыходзіліся на Мінск, Вілейку, Вільню, Гарадок. У самым цэнтры знаходзілася гандлёвая плошча – Места з царквой пасярэдзіне, вакол радком стаялі крамы. Недалёка ад плошчы было ўзведзена неабходнае для праезджых людзей станцыйнае памяшканне, дзе меліся пакоі для гасцей і наглядчыкаў.
Драўлянае Маладзечна па сваёй забудове было аднастайным, без адзінай архітэктурнай планіроўкі. Цэнтральнае месца на плошчы займала Свята-Пакроўская царква… Бойкае месца на рагу Віленскай вуліцы і гандлёвай плошчы займаў двухпавярховы будынак сінагогі з уласнай школай моцнага талмудзісцкага напрамку.
Два разы на тыдзень гандлёвая плошча збірала народ: ішоў бойкі гандаль. Рынак быў тады не толькі месцам куплі і продажу. Сюды цягнуліся і розныя гастралёры…”[4, с. 7, 21, 28].
 
1908 г. “З правага боку на Вілейку каля Маладзечна стаяла высокая каменная старажытная сцяна даўжынёй з паўкіламетра. У ёй было трое варот…
Ад сярэдніх варот ішла кароткая дарога, абсаджаная акацыяй. Яна вяла да вялікага двухпавярховага старажытнага цаглянага будынка, да пярэдняй сцяны якога прымыкалі два крылы.
За будынкам семінарыі раскінуўся стары парк. З двух бакоў цаглянай семінарыі размяшчаўся драўляны пасёлак, дзе жылі настаўнікі і выхаванцы.
У семінарыі была свая царква. Займала яна два паверхі левага крыла. Над царквой узвышалася высокая звонніца, з якой у святочныя дні даносіўся магутны перазвон”[9].
Возможно, размышления, приведенные из разных источников, для всех не новость. Мы лишь хотели напомнить, что:
– города во все времена росли, теряли население, снова росли… так будет еще долго;
– городам можно помочь в их росте, но лучше при этом не идти в разрез с объективными процессами всемирной урбанизации;
– в архитектуре городов должна сохраниться духовность далекого и недалекого прошлого, настоящего и должно остаться место для будущего.
Города, как и люди, потерявшие связь с прошлым, становятся духовно все более нищими и убогими.
 
 
 
 
Литература
1. ГСКТО Основные направления государственной политики Республики Беларусь на 2007–2010 гг. Мн.: Минсктиппроект, 2007. 120 с.
2. Ерусалимчик Л.Ф., Гилевич Ж.В. Борисов: Историко-экономический очерк. Мн.: Полымя, 1987. 80 с.: ил. (Города Беларуси).
3. Дунец А., Миролюбов Б. Пинск: Историко-экономический очерк. Мн.: Беларусь, 1977. 96 с.: ил. (Города Беларуси).
4. Каханоўскі Г.А. Маладзечна: Гістарычна-эканамічны нарыс. Мн.: Полымя, 1988. 120 с.: іл. (Гарады Беларусі).
5. Петрушин В.И. Орша: Города-побратимы. Мн.: Полымя, 1988. 80 с.
6. Никифоровский Н.Я. Странички из недавней старины города Витебска: Воспоминания старожила. Мн.: Полымя, 1995. 149 с.: ил. (Лит. памятники Беларуси).
7. Лякин В. Мозырь в 1812 году: Историческая хроника. Мн.: БелСоЭС” Чернобыль”, 2005. 210 с.;?ил.
8. Чантурия Ю.В. Градостроительное искусство Беларуси второй половины XVI – первой половины XIX в.: Средневековое наследие, Ренессанс, барокко, классицизм / Ю.В. Чантурия. Мн.: Бел. наука, 2005. 375 с.
9. Материалы Минского областного краеведческого музея.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 690
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 001
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 425
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...