Вы здесь

Архитектор и педагог: К творческому портрету Н.Н. Маклецовой

23.05.2008 09:41
Просмотров: 155
Версия для печати

Проектная документация, которая оказалась в моих руках после долгих архивных поисков, на мой взгляд, – живая история белорусской советской архитектуры 1930-х гг., ее первые крупные успехи. Проекты выполнены моим наставником Н.Н. Маклецовой, которая много лет назад воспитала в нас, в то время делавших первые шаги к постижению профессии, чувство величайшей ответственности к Архитектуре. Они позволяют воскресить “запах времени”, ощутить связь с жизнью, а также проследить новаторство в решении специфичных архитектурно-типологических тем.

 

Имя Натальи Николаевны Маклецовой (1909–1993) золотыми буквами вписано в историю высшей архитектурной школы Беларуси. Великолепный педагог, она взрастила не одно поколение белорусских зодчих, привила своим воспитанникам любовь к архитектуре, с ее помощью у молодежи вырабатывались новые методы художественного мышления. Этому дорогому для нее делу она посвятила свыше четверти века. Стремление выявить и развить у каждого своего ученика чувство индивидуального творческого почерка было главенствующим в ее педагогической методе.

Неслучайно на 2-м Всебелорусском съезде Союза архитекторов (1941 г.) председатель правления А. Брегман в отчетном докладе отмечал, что архитектура Белоруссии, с одной стороны, “потеряла талантливого архитектора Н. Маклецову”, с другой – “в лице Н. Маклецовой республика приобрела великолепного педагога”. Начиная с 1940 г. Наталья Николаевна практически оставила проектную деятельность и посвятила себя педагогической работе на архитектурном факультете Минского архитектурно-строительного техникума. С образованием архитектурного отделения на строительном факультете БПИ в 1952 г. она стала преподавателем, а затем доцентом кафедры “Архитектура”.

К сожалению, до сих пор нет монографического издания о творческой и педагогической деятельности Н. Маклецовой. Имеются лишь отрывочные сведения в работах А. Воинова, А. Шамрук и в книге “Архитектура во имя жизни”, изданной Белорусским государственным архивом научно-технической документации в 2007 г. Вот почему любая информация, проливающая свет на творчество Натальи Николаевны Маклецовой, представляет особую ценность.

 

В Национальном архиве Республики Беларусь мне удалось обнаружить выполненные для Могилева эскизный проект здания Центрального архива БССР (1938 г.) и технический проект Центрального архива Октябрьской революции (1939 г.). Сохранившаяся документация представляет собой огромную историческую и архитектурно-художественную ценность.

Во-первых, не только в Беларуси, но и в Советском Союзе впервые была раскрыта тема специализированного архитектурного сооружения – государственного архива.

Во-вторых, она позволяет увидеть истинный масштаб творческой фигуры Н. Маклецовой как одного из представителей белорусской архитектуры первой трети XX века.

В-третьих, любое крупное общественное сооружение 1930-х гг., включая и проектную документацию, – наше общее достояние, которое и сегодня вызывает повышенный интерес не только у историков-исследователей, но и архитекторов-практиков.

Известно, что до настоящего времени многие государственные архивы размещаются в приспосабливаемых зданиях. Если бы не война, эту практику нарушило бы творение Н. Маклецовой, которое, к сожалению, так и не было реализовано. Однако сохранившийся уникальный материал позволяет сделать архитектурно-художественный анализ этих проектов, увидеть общие направления в архитектуре и сугубо индивидуальные качества творческого почерка автора, а также те новации, которые, по сути, стали архитектурным прорывом мастера в проектировании специализированных зданий архивов и которые не потеряли своей актуальности и в наше время.

Архитектурно-художественный облик государственного архива задуман автором в виде монументального, романтико-
символического архитектурного объема. Во внешней трактовке здания четко прочитывается строгость форм, унаследованных от конструктивизма, однако налицо и нововведения, вызванные призывом идеологического руководства страны к советским зодчим осва-
ивать историческое архитектурное наследие. Естественно, что архитектурно-художественные искания Натальи Николаевны были неразрывно связаны с общими тенденциями, характерными для советской архитектуры в 1930-е гг. Поэтому отнести образные решения фасадов к неоклассицизму будет не совсем правильно. Скорее здесь проявился постконструктивизм с элементами классики как дань уважения времени. И заметно перекликание с ее предыдущей работой – проектом “Радиодома” для Минска, исполненным в соавторстве в 1935 г.

Определяющим методом архитектора при создании этих проектов является рациональность мотивации с логической обоснованностью каждого элемента, каждой детали. Обращает на себя внимание авторская манера решения крупных объемных масс, прорисованных в четких пропорциях, где нет ничего лишнего, отвлекающего. Логично выстроен вертикальный ритмический строй: в эскизном проекте государственного архива он двухъярусный, в техническом – одноярусный. Горизонтальный ритмический строй достигался за счет развитых карнизных тяг, всевозможных горизонтальных поясов, аттика, которые способствовали уравновешиванию всей объемно-пространственной композиции. В связи с повышенной нагрузкой стеллажей на перекрытия хранилищ по периметру наружных стен были предусмотрены монолитные пояса, следовательно, горизонтальные тяги, выявленные на фасаде в виде горизонтальных карнизов, отражали конструктивную тектонику сооружения. Лаконизм и сдержанность декора говорят о стремлении автора к экономии архитектурно-композиционных средств, что было характерной чертой белорусского зодчества в предвоенный период.

По замыслу автора проекта здание архива должно было представлять собой сложный высотный 9-этажный объем из двух блоков. Главный – прямоугольный в плане (44,2x15,8 м), состоящий из трех изолированных по вертикали камер (архивных хранилищ), где должны были храниться архивные документы. К нему под углом примыкал меньший, трехэтажный, размером 27,1x15,8 м, в котором должны были размещаться администрация архива, библиотека, красный уголок, реставрационные отделы, читальные залы для исследователей.

В эскизном проекте центральный объем фланкировался трехчетвертными колоннами, между которыми располагались скульптурные композиции. Здесь налицо приметы неоклассицизма с его атрибутами (симметрией, колоннами, аттиком, скульптурой и т.п.). Однако в техническом проекте все это упростилось, исчезли колонны, их заменил излюбленный Н. Маклецовой прием оформления углов с использованием мелкого руста. Вертикально стройные глухие рустованные пилоны четко расчертили главный фасад на три равные части, что соответствовало трехступенчатости внутренней структуры главного объема здания. В том же техническом проекте более развитое архитектурно-художественное оформление получил аттик благодаря использованию изобразительных средств (рельефная скульптурная эмблематика). В том числе и советского знака-эмблемы, что в ту эпоху становится важным идейно-образным мотивом формообразования и эстетики в целом.

В качестве архитектурной “цитаты”, а главное, отдавая должное общей направленности советской архитектуры конца 1930-х гг., на глухом торцевом фасаде 9-этажного объема, выходящего на ул. Буденного, использован портик ионического ордера. Этот элемент классики изящно прорисован и гармонично вписан в общий композиционный строй бокового фасада. Он стал художественным украшением, внес лирическую ноту в это строгое по теме и архитектуре здание.

Центрально расположенный прямоугольный портал главного входа, несколько вытянутый по горизонтали, своими четкими линиями резко контрастирует с рустованной поверхностью цокольной части здания, усиливая парадную торжественность главного фасада.

Каждая эпоха создает свои художественные и архитектурные образы. В творческих работах Н. Маклецовой она отражена по-своему. Эстетические и этические идеи, заложенные в проекты, сегодня побуждают исследователей к дальнейшему, более глубокому изучению архитектурно-художественного наследия Натальи Николаевны, этого многогранно одаренного белорусского зодчего.

 

 

Литература

Архитектура во имя жизни: сб. биогр. очерков и док. извест. деятелей белорус. архитектуры / Белорус. гос. архив науч.-техн. документации; сост.
Г.И. Шостак. – Минск, 2007. – 151 с.

Воинов, А.А. История архитектуры Белоруссии (Советский период) / А.А. Воинов. – Минск, 1987. – 293 с.

НАРБ, ф. 249, оп. 1, ед. хр. 1259.

НАРБ, ф. 249, оп. 1, ед. хр. 1261.

Шамрук, А.С. Архитектура Беларуси ХХ – начала XXI в. / А.С. Шамрук. – Минск, 2007. – 333 с.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 708
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...
23.07.2003 / просмотров: 12 011
Один из древнейших городов Беларуси – Заславль – уже давно приковывает внимание специалистов из разных областей науки – археологии...
23.07.2003 / просмотров: 10 433
Одесса… Удивительный город! Даже не знаю, с чего начать рассказ о нем… С того, что почти вся его старая часть построена 160—200...