Вы здесь

К 60-летию освобождения Беларуси: Итоги и факторы градостроительного развития Минска

Версия для печати

Освобожденный 3 июля 1944 г. Минск представлял страшную картину. Был разрушен центр города, железнодорожный узел, уничтожено 313 предприятий, 80% жилого фонда, 78 школ, техникумов, институтов. Казалось, потребуются многие десятилетия для того, чтобы возродить город, чтобы в новых квартирах минчан вечером зажглись огни. Однако действительность превзошла все оптимистические прогнозы. За невиданно короткий срок белорусская столица, словно Феникс, возродилась из пепла и руин. Более того, превратилась в один из крупнейших и красивейших городов Европы.

Минск — город древний. Перед началом войны численность населения города составляла 270 тыс. жителей. После освобождения в нем проживало примерно 50 тыс., а сейчас, спустя 60 лет, — 1,7 млн. Такой рост населения стал возможным благодаря бурному развитию градообразующей базы, главным образом промышленности, валовой объем производства которой превысил довоенный уровень в 60 (!) раз. Современный жилой фонд Минска составляет около 32 млн кв. м, что в 8 раз превышает довоенный. Значительное развитие получила вся социальная инфраструктура, хотя уровень обслуживания по сравнению с западными странами еще довольно скромен и требует существенного роста.

Характерной особенностью градостроительного развития послевоенного Минска является планомерность его формирования на основе генеральных планов. Непременный принцип преемственности при развитии прогрессивных черт архитектурно-планировочной структуры города с учетом его роста позволил избежать существенной реконструкции этой структуры застройки на каждом из последующих этапов формирования столицы.

Достаточно наглядно об этом свидетельствуют все послевоенные генеральные планы города.

Эскиз-идея планировки освобожденного Минска (1944 г.) являлся развитием основного направления генерального плана 1938 г. В его разработке принимали участие выдающиеся московские архитекторы А. Щусев, Н. Колли, В. Семенов, А. Мордвинов, Б. Рубаненко и белорусский архитектор Н. Трахтенберг. Этот эскиз послужил базой для нового генерального плана. Он был разработан в 1946 г. Белгоспроектом (архит. М. Андросов, Н. Трахтенберг, инж. К. Иванов, Р. Образцова, В. Толмачев, консультанты-профессора В. Семенов, Н. Поляков) и предусматривал развитие Минска как крупного индустриального и культурного центра. Проектная численность населения на ближайшие 20 лет составила 500 тыс. человек, хотя в те годы такие масштабы развития разрушенного города казались нереальными, фантастическими.

Главная задача реконструкции города состояла в упорядочении его планировочной структуры, придании четкого функционального зонирования его территории, развитии общегородского центра с созданием двух взаимно перпендикулярных городских диаметров — костяка архитектурно-пространственной организации города с формированием вдоль первого диаметра нового, достаточно развитого центра. Помимо этого предусматривалось преобразование природных условий, закладка парков, расширение и благоустройство русла реки. Исключительное значение приобретало строительство новых крупных предприятий, расположенных в наиболее благоприятной для этих целей юго-восточной части города, и проектирование вокруг города зеленого пояса.

На основании материалов Всесоюзного конкурса и последующих проработок был составлен проект застройки центра (архит. Г. Баданов, В. Король, М. Осмоловский, М. Парусников). Основой селитебной зоны стали укрупненные кварталы.

Генплан 1946 г. дважды корректировался Белгоспроектом — в 1952 и 1958 гг. В последнем проекте (архит. Г. Парсаданов, М. Кудинов, инж. Р. Образцова, А. Тишкевич и др.) расчетная численность населения уже составила 800 тыс. человек. Задачи интенсивного решения жилищной проблемы при возможном сохранении существующего фонда диктовали необходимость изыскания для новой застройки свободных территорий и более эффективного их использования.

Город получил развитие главным образом в южном, юго-восточном и северо-восточном направлениях. Оптимально решалась задача приближения жилья к местам приложения труда. Основным структурным элементом жилой зоны стал микрорайон. Впервые город и его окружение в радиусе до 30 км рассматривались как единое целое. Появились дополнительные радиальные магистрали, полукольца и внешнее городское кольцо. Получила дальнейшее развитие система озеленения и обводнения.

Спустя 7 лет, в 1965 г., вследствие значительного превышения предусмотренных генпланом 1958 г. параметров развития градообразующих отраслей народного хозяйства и наметившихся новых прогрессивных тенденций градостроительства был утвержден разработанный уже Минскпроектом новый генеральный план Минска (архит. Н. Трахтенберг, И. Люблинский, А. Наконечный, Е. Заславский, М. Кудинов, Л. Гафо, инж. Л. Канторович, Д. Кравцов и др.). Он ознаменовал переход белорусской столицы в разряд крупнейших городов страны с перспективной численностью населения в 1 млн жителей. По нашим расчетам, она за 20 лет должна была достигнуть 1 млн 200 тыс. жителей, однако Госплан СССР при согласовании генплана счел необоснованным такой рост. А в начале 1972 г. (за 8 лет до проектного срока) в Минске уже появился миллионный житель.

В основу генерального плана 1965 г. одновременно с развитием основных положений предшествующих генпланов легли принципиально новые положения. Так, технико-экономические основы развития Минска определялись в соответствии с разработанной Белгоспроектом схемой районной планировки Минского промышленного района. Основным структурным элементом жилой зоны принимался жилой район, состоявший из микрорайонов. В промышленной зоне заложены основы упорядочения существующих и организация новых промышленных районов. Жилые и промышленные районы, водно-парковые рекреационные территории объединялись в планировочные районы. Развивалась система городских магистралей, по-новому устанавливалась их классификация, в частности, были выделены специальные городские дороги со скоростным движением. Формировались полицентрическая структура общегородского центра — ядро, центры планировочных районов и связывающие их радиальные магистрали. При основной массе 5-этажной жилой застройки планировалось строительство 9-, 16-этажных зданий. Малоэтажная и индивидуальная усадебная застройка, занимавшая значительное место в предыдущих генпланах, исключалась.

В связи с ускоренным ростом градообразующей базы Минска, необходимостью учета проекта скоростного транспорта (метро), планами развития водно-зеленой системы в 1973 г. Минскпроектом был разработан проект корректуры генплана (архит. Е. Дятлов, Е. Заславский, Н. Трахтенберг, Л. Гафо, Л. Есьман, Н. Афанасьева, инж.-экон. Л. Канторович, А. Стазаева, инж. Д. Кравцов, В. Вараксин, Ю. Айзенштадт и др.).

На 1980 г. численность населения города планировалась в 1 млн 300 тыс. человек, а основные направления развития столицы были определены до 2000 г. В соответствии с функциональным зонированием предусматривались производственно-селитебные районы, научно-производственные комплексы. Планировочные районы впервые сгруппировались в 6 планировочных зон с центрами в местах пересечения радиальных магистралей с открытыми пространствами проектируемого водно-зеленого кольца.

Одновременно с генпланом, учитывая итоги Всесоюзного конкурса, был разработан новый проект детальной планировки центра города (архит. Ю. Градов, Л. Левин, Е. Дятлов, Е. Заславский, В. Серегина, Г. Горина, Н. Афанасьева, В. Аникин, А. Брегман, В. Король, Н. Лецко при участии Г. Булдова, Ю. Глинки; инж. Д. Кравцов, В. Толстикова, Л. Канторович, Р. Головнева и др.).

Устройство внутри компактного города водно-зеленого кольца в сочетании с водно-зеленым диаметром, планировочно-композиционная связь общегородского центра с проектируемой системой озеленения и обводнения значительно обогатили пространственную структуру генерального плана, создали условия для формирования новых архитектурных ансамблей.

В 1982 г. с учетом долгосрочных социально-экономических прогнозов развития столицы, а также схемы развития сети населенных мест утверждается очередной генеральный план (архит. Ю. Пурецкий, В. Король, Ю. Григорьев, Я. Линевич, Н. Гордиенко, И. Левко, Д. Гришин, Е. Дятлов, Г. Беликов, Г. Фадеева, В. Шильниковская, Л. Гафо, Л. Есьман, Э. Светлова, Н. Афанасьева, В. Чеснов, Л. Ларина, Д. Журавлева, Н. Соколовский, А. Стазаева, Г. Вараксин и др.). Он последовательно развивал идеи генплана 1965 г. и его корректуры 1973 г. Глубоко проработанные перспективы развития столицы обеспечивали возможность дальнейшего совершенствования планировки и застройки города. Концепция регулирования развития Минска решалась на трех уровнях:

— региональном в масштабе республики;

— субрегиональном на базе развития предприятий, дополняющих минский промышленный комплекс с развитием центров групповых поселений (Борисов, Молодечно, Солигорск, Бобруйск, Барановичи);

— групповой системы расселения как территориально-производственного комплекса столицы и ее пригородной зоны.

При рассмотрении и согласовании проекта особый интерес вызвала именно эта органическая взаимосвязь развития столицы с формированием субрегиональной системы, впервые предложенная БелНИИПГрадостроительства (архит. Е. Заславский, Т. Каманина, И. Сенкевич; инж. О. Базакуца, Ю. Тяпкин и др.).

На практике такой подход позволил эффективнее управлять и регулировать развитие столицы.

В соответствии с новым генпланом территория города увеличивалась с 17,7 до 26 тыс. га. Минск развивался в юго-западном и западном направлениях в границах внешней кольцевой автомагистрали и в северо-восточном направлении — к Уручью за пределами кольца. Новое жилищное строительство предусматривалось как на свободных территориях, так и частично на участках, занятых малоценной одноэтажной застройкой. Селитебная территория формировалась в виде 22 планировочных районов, а вся территория города разделялась на три укрупненные планировочные зоны (вместо 6 в предыдущих генпланах) со своими общественными центрами. Однако такое укрупнение планировочных зон и их центров себя не оправдало и до конца реализовано так и не было.

Значительное развитие получили все виды городского транспорта, в том числе метрополитен, запроектированный в виде трех пересекающих город диаметров. Существующий в городе аэропорт предлагалось закрыть, а его территорию использовать для строительства. Однако это принципиально верное решение осталось нереализованным. Численность населения города не достигла прогнозных показателей — 1 млн 900 тыс.– 2 млн человек. Главная причина — резкое снижение темпов роста градообразующей базы столицы после распада СССР.

Тем не менее благодаря последовательной реализации основных положений генеральных планов были достигнуты значительные результаты в формировании планировочной и пространственной структуры города. Прежде всего следует отметить его компактность, не имеющую аналогов среди равноценных по масштабам городов, а также последовательное совершенствование функционального зонирования территории. За пределы города был вынесен ряд вредных в санитарном отношении предприятий, складов и баз многих производств (пригородные поселки Колядичи, Колодищи, Фаниполь и др.). В основном обеспечена комплексность застройки и внешнего благоустройства.

Разумеется, далеко не все задачи планировки, застройки и благоустройства города решены. Более того, в новых социально-экономических условиях развития суверенной Беларуси возникли и новые проблемы в градостроительстве и архитектуре, что потребовало пересмотра ряда ранее принятых направлений градостроительного развития Минска. На разрешение этих проблем нацелен новый генплан Минска, разработанный институтом “Минскградо” и утвержденный Президентом Республики Беларусь в 2003 г. С его принципиальными положениями журнал уже знакомил своих читателей. Здесь необходимо лишь отметить, что и в новых условиях ценный послевоенный опыт формирования столицы и, прежде всего, глубокое градостроительное обоснование принимаемых решений до сих пор полезны, не потеряли своего значения и творчески должны быть использованы. Следует признать, что недооценка этого опыта, выборочная застройка не позволили за последние десятилетия создать ни одного выдающегося архитектурного ансамбля, равного историческому ансамблю проспекта Скорины или проспекта Машерова.

Достигнутые уникальные результаты в восстановлении, реконструкции и развитии Минска стали возможными благодаря ряду благоприятных факторов: гармоничному взаимодействию архитектуры и власти, братской помощи выдающихся зодчих Москвы, Ленинграда. После войны выпускники ведущих архитектурных учебных заведений этих и других городов приехали восстанавливать, преобразовывать Минск. В свою очередь, в нем кропотливо создается белорусская архитектурная школа, развивается архитектурная и инженерная наука, строительная индустрия.

Все это сочеталось с огромным творческим, патриотическим порывом, подлинным трудовым героизмом, особенно в первые послевоенные годы. Мне и моим тогда еще молодым коллегам, прибывшим в Минск в конце 1940-х — начале 1950-х годов, посчастливилось быть свидетелями и в определенной мере участниками формирования столицы на всех этапах послевоенного градостроительства.

Нам, белорусским архитекторам, очень повезло, что в послевоенные годы первые лица республики активно и плодотворно влияли на развитие градостроительства и архитектуры, прислушивались к мнению зодчих. Следует особо упомянуть П.К. Пономаренко, П.М. Машерова, а также Н.М. Патоличева, Т.Я. Киселева, П.А. Абросимова, Д.Ф. Филимонова.

При рассмотрении у Пономаренко предложений по коренной реконструкции Ленинского проспекта предлагалось, как нежелательный минимум, его расширение до 24 м, хотя оптимальными считались 48 м (разрушенный проспект имел ширину всего-то 14 м). Несмотря на огромные трудности и средства, необходимые для столь грандиозной реконструкции, Пономаренко принимает оптимальное, поистине историческое решение для центра столицы, и главная улица расширяется до 48 м.

Петр Миронович особое внимание уделял застройке второго композиционного диаметра столицы — Парковой магистрали, впоследствии переименованной в проспект Машерова.

Впервые в истории республик СССР в Беларуси в 1972 г. вышло специальное постановление ЦК КПБ и СМ БССР “О серьезных недостатках в застройке Парковой магистрали Минска”, в подготовке которого принимали участие видные архитекторы. Это постановление сыграло огромную роль в улучшении последующей застройки магистрали.

В зале бывшей электростанции (возле нынешнего цирка) мы ежегодно устраивали выставки проектов. В их обсуждении активное участие принимали руководители городских и республиканских органов. Во главе с Машеровым они посещали проектные организации, знакомились с ходом проектных работ.

Многим архитекторам, в том числе и мне, приходилось неоднократно встречаться с руководством республики по вопросам проектирования и застройки Минска. Об отношении первых лиц страны и столицы к архитекторам, их творчеству может свидетельствовать один лишь пример из личного опыта. В 1953 г. Н.М. Патоличев, первый секретарь ЦК КПБ, пригласил нас с В. Королем для ознакомления с проектом реконструкции Центрального сквера с комплексом гранитных архитектурных форм входов в сквер, спуска на площадь со стороны Дома офицеров. Проекты ему понравились, и он спросил, есть ли у меня к нему просьбы. Я попросил до начала дорогостоящей гранитной облицовки спуска на площадь выполнить проект в кирпиче со штукатуркой, расшитой по размерам гранитной облицовки. Просьба была удовлетворена и позволила внести в проект отдельные коррективы. А спустя 35 лет при строительстве метрополитена упомянутый спуск на площадь, как и вход в сквер со стороны ул. Энгельса, по указанию городских властей, согласованному с Комитетом архитектуры, бездумно, без уведомления и согласования с автором проекта, были варварски разрушены. Многие гранитные изделия разбиты, а полированные гранитные вазы оказались в г. Березино, где украсили вход в райисполком. В последующем потребовались огромные усилия и большие средства для частичного воссоздания разрушенного ансамбля — прежний спуск уже не удалось восстановить.

В последние годы усилилось внимание Президента Беларуси к вопросам градостроительства, благоустройства населенных мест республики, ее столицы. Вновь стали разрабатываться генеральные планы городов областных центров, столицы. Вместо утвержденного в 2000 г. Минским горисполкомом генплана функционального зонирования, заимствованного из западных образцов, чуждых нашей градостроительной практике, Минск получил новый генплан, утвержденный Президентом республики. Но, к сожалению, немало проблем государственного управления архитектурой еще не разрешено.

Важнейшим государственным органом власти, оказавшим огромное влияние на развитие архитектуры и градостроительства в 1940–1980-е гг., являлся Комитет по делам архитектуры при СМ БССР, преобразованный затем в Госстрой БССР. Для этой инстанции руководство архитектурой, градостроительством было основным видом деятельности. М.С. Осмоловский, возглавлявший комитет до 1952 г., сумел привлечь для разработки проектов реконструкции и развития Минска уже упомянутых выдающихся зодчих Москвы. В короткие сроки они совместно с известными белорусскими архитекторами А. Воиновым, В. Королем, Г. Заборским, В. Гусевым, М. Баклановым и другими выполнили в Белгоспроекте огромный объем работ, оказавших определяющее влияние на формирование архитектурно-художественного облика столицы.

После отъезда Осмоловского в Москву Комитет по делам архитектуры при СМ БССР, а затем Госстрой БССР в течение 25 лет возглавлял В. Король. Его огромная творческая, организационная роль в развитии белорусской архитектуры, градостроительства известна и не требует особых комментариев. В. Король, окончивший Ленинградскую академию, привлек для работы в Минск ряд известных архитекторов, а также многих талантливых выпускников архитектурных институтов Москвы, Ленинграда, а затем Киева, Львова и других союзных городов. Он сыграл большую роль в становлении, развитии белорусской архитектурной школы, лучшие представители которой со временем заняли ведущие позиции в развитии белорусской архитектуры и градостроительства. Активную позицию в руководстве застройкой столицы занимали заместители председателя Госстроя Ю. Шпит и Л. Москалевич.

Трудно переоценить вклад в архитектурное преобразование послевоенного Минска его мэров, особенно В.И. Шарапова, М.В. Ковалева, В.В. Ермошина. Велика была роль главных архитекторов города — Л. Мацкевича, Е. Дятлова, Ю. Григорьева, Я. Линевича, А. Чадовича, их заместителей. Разумеется, не всегда отношения архитектуры и городских властей, органов архитектуры были безоблачными. Последний мэр города Павлов, очень активно занимающийся вопросами застройки и благоустройства столицы, не имеет должных контактов с архитектурной общественностью, что, несомненно, влияет на качество отдельных решений.

В рамках статьи не представляется возможным осветить все аспекты послевоенного развития нашего зодчества, назвать и определить роль всех руководителей города, перечислить всех архитекторов, инженеров, внесших значительный творческий вклад в развитие белорусской столицы. С ними я еще познакомлю читателей журнала. Наиболее обстоятельно об этом будет рассказано в коллективной монографии — первом томе книги “Минск. К 60-летию освобождения столицы от немецко-фашистских захватчиков”, который сейчас готовится к печати.

 



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 21 740
Давайте попутешествуем во времени, «пробежимся» по разным уголкам Земли и пристально вглядимся в свои родные места, полюбуемся и восхитимся...
23.07.2003 / просмотров: 15 765
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 991
В ряде стран Западной и Центральной Европы формируются природные парки регионального и местного значения, аналогов которым в Беларуси пока нет. Так...