Вы здесь

Первые памятники в честь павших героев

22.04.2004 07:45
Просмотров: 5 556
Версия для печати

Решением правительства БССР от 14 мая 1946 г. на областные, районные и городские комитеты была возложена обязанность благоустроить могилы воинов Красной Армии и партизан, павших в Великой Отечественной войне, а также возвести на их могилах памятники, а на зданиях, где размещалось командование 1, 2 и 3-го Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов, установить мемориальные доски.

Во исполнение этого решения Управлением по делам архитектуры при Совете Министров Белорусской ССР (начальник отдела охраны памятников в то время — известный исследователь древнего зодчества И.М. Хозеров) были проведены открытые конкурсы на составление эскизных проектов намогильных памятников и мемориальных досок. Тематика мемориальных сооружений значительно расширилась. Стало очевидным, что невозможно оставить без внимания могилы мирных жителей, погибших в эти годы. Посчитали нужным отметить памятными знаками въезды в города и села в бывших партизанских зонах. Победители в конкурсах не определялись, но лучшие работы были взяты за основу рекомендаций, которые направлялись в исполнительные комитеты на местах. Эти предложения архитекторов были подготовлены к печати и опубликованы в 1946 г. в специальном издании “Альбом эскизных проектов намогильных памятников воинам Красной Армии, партизанам и мирному населению, погибшим в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., и мемориальных досок”.

В качестве рекомендованных в альбом вошли 4 варианта памятников, устанавливаемых на братских могилах, 11 вариантов памятников для индивидуальных могил, 6 вариантов памятников, устанавливаемых при въездах в города и села в бывших партизанских зонах, и 2 варианта мемориальных досок. Их авторами были М.К. Бакланов, И.И. Володько, И.К. Елисеев, В.И. Добрецов, Г.В. Заборский, В.Н. Казимиров, В.А. Король, Н.М. Курочкин, К.К. Лагутин, Л.П. Мацкевич, С.Б. Сперанский, И.Н. Руденко, И.М. Хозеров, Т.В. Шестакова и П.Е. Ябров.

Известно, что первые проработки идей по созданию монументов воинской славы начались белорусскими архитекторами еще до завершения войны. Подготовительную работу начал проводить Союз архитекторов БССР, находясь в эвакуации. А данный альбом стал первой работой, давшей конкретный результат, который мог быть использован для практических действий. Это был серьезный, профессиональный подход к теме высокого гражданского и патриотического звучания, к теме, которая волновала всех. Глубокое и вдумчивое проникновение в героику и трагизм прошедших событий потребовало от авторов достаточно точного поиска соответствующих форм — простых, но одновременно монументальных и торжественных. Большинство авторов остановились на развитии форм мемориальных обелисков и памятников, традиционных для культуры белорусского народа (И.К. Елисеев, С.Б. Сперанский, Г.В. Заборский, М.К. Бакланов, Л.П. Мацкевич, И.М. Хозеров и др.). И.Н. Руденко обратился к естественному материалу — колотому камню. Интересны были предложения архитекторов Н.М. Курочкина и особенно В.А. Короля использовать, как отмечалось в пояснительной записке, твердые породы древесины — традиционного в республике материала — для сооружения временных памятников. Проекты, разработанные И.И. Володько, в какой-то мере были сложны для производственной базы республики тех лет, но они весьма интересны с художественно-выразительной точки зрения и давали своеобразные ориентиры на будущее.

Неслучайно, пожалуй, то, что многие из участников тех конкурсов потом стали авторами известных мемориалов в память героев жертв Великой Отечественной войны, а трое из них — Г.В. Заборский, В.А. Король и С.Б. Сперанский впоследствии заслуженно были отмечены званием “Народный архитектор СССР”.

Экономические трудности восстановительного периода (недостаток средств, разрушенные предприятия строительной отрасли, а то и вовсе их отсутствие в некоторых районах, нехватка квалифицированных кадров, как архитектурных, так и строительных), безусловно, сказывались и на работах по увековечиванию событий прошедшей войны. Но данные эскизные решения, имевшие достаточно подробные чертежи и конкретные рекомендации, например по сооружению фундаментов, послужили хорошими образцами, ориентируясь на которые органы советской власти и местные строители могли начать работу по сооружению памятников.

Обследование с обязательным фотографированием памятников и мемориальных знаков, сооруженных на местах захоронений, проведенное в конце 1940-х годов, стало своеобразным смотром итогов выполненной работы. Частично эти негативы сохранились и свидетельствуют о том, что формы и образное решение многих возведенных в тот период памятников развивали традиционные решения мемориальных сооружений. Варьирование сочетаний простейших геометрических форм (четырехгранная призма, пирамида, усеченная пирамида, реже куб) стало основой для формирования художественного образа. Создатели монументов, безусловно, пользовались альбомом и за счет пропорциональных соотношений и выразительности силуэта старались добиться определенной статичности, устойчивости, основательности сооружений, считая, что это каким- то образом отразит серьезное отношение к прошедшим событиям и скорбь о павших героях и безвинных жертвах.

Правда, многие из памятников уже тогда трактовались как временные, впоследствии их заменили сооружения из более прочных материалов, разнообразные скульптурные композиции. Нехватка капитальных материалов (бетон, кирпич, металл) и проблемы, связанные с их доставкой в отдаленные районы, становились причиной того, что создатели монументов порой обращались к материалу, хорошо знакомому и имевшемуся повсеместно, — дереву. Но такие монументы уже существенно отличались от традиционных намогильных деревянных сооружений, обычно вырубавшихся из цельных стволов деревьев. Здесь был другой масштаб, что требовало иных художественных приемов. Поэтому происходило своеобразное копирование форм каменных монументов, хотя особенности дерева, конечно же, сказывались на общем решении. Сегодня воспринимается в какой-то мере наивной и роспись штукатурки на некоторых монументах “под искусственный мрамор”. Но использование этого приема также свидетельствует не столько об отсутствии достаточных материальных средств, сколько о понимании того, что память о героях и безвинно погибших людях должна быть увековечена достойно. Слишком свежи были в памяти людей дни и годы минувшей войны, героизм воинов, партизан и подпольщиков. Конечно, встречались и примеры помпезности, преувеличения материальных возможностей. Особенно это часто происходило с монументами, которые ставили вблизи административных зданий. Но все же везде преобладало присущее белорусскому народу чувство реальности, искренности и простоты.

Практически все фотографии показывают ухоженность могил, наличие оград. Многие монументы украшены гирляндами и венками из цветов — глубокая народная традиция, свидетельствующая о том, что оставшиеся в живых помнят об ушедших из этой жизни. Сегодня эти фотографии — свидетельство искреннего, уважительного и неформального отношения белорусского народа к героям и безвинным жертвам, павшим за честь и свободу своей Родины. Поэтому неслучайно, что многие памятники, возведенные в конце 1940-х годов, стоят до сих пор, в полной мере выполняя свою мемориальную функцию, являясь одновременно важными факторами истории, эстетики, воспитания.


comments powered by HyperComments
Читайте также
04.03.2004 / просмотров: 15 470
Ранее действовавшие нормативно-технические документы рекомендовали применять в качестве крупного заполнителя для бетонов марок до М 200 щебень из...
21.04.2004 / просмотров: 4 763
С начала строительства Минского тракторного завода мои воспоминания перекликаются с записками Натальи Николаевны. Мне было 9 лет, когда 7 августа...
13.07.2004 / просмотров: 5 520
Реконструкция главного корпуса спортивной базы “Космос” Проектирование — ОАО “Институт “Могилевгражданпроект”,...