Вы здесь

Слово за "Слово"

Версия для печати

Как-то, совсем недавно я делился своими первыми соображениями относительно организационных моментов, как мне показалось, тематически знаменательного конкурса на памятник «Слово о полку Игореве». Тогда я пожелал, дабы сделали  его публичным, показали выставку всем желающим - живьем и с помощью СМИ. Во имя пропаганды подобных неординарных событий, во благо развития общенационального художественного процесса.

Свою лепту в это дело задумал и пообещал внести и я. И как только работы были сданы в оргкомитет, я от имени редакции нашего, надеюсь, уважаемого журнала, обратился к одному из непосредственных организаторов конкурса. Сначала ответственное (судя по занимаемой должности лицо) сказало, что до решения жюри никаких просмотров и тем более комментариев не будет, дабы на это самое жюри не было давления. Дождался, когда жюри закончило работу, то же лицо: выставку мне не покажут, поскольку на то нет согласия его участников. Предлагалось связаться с ними (их имена-координаты по условиям конкурса не должны  разглашаться) и получить персональные разрешения на публикацию их работ… Или обратиться к еще более ответственному лицу. Я пошел и на это. И прошел не один круг. На одном из витков даже иронично поинтересовался: может, это конкурс секретного оружия для того же войска Игорева? На другом конце провода, кажется, даже и не улыбнулись.

А последнее, что я услышал по без толку натруженному телефону: «Оставьте, пожалуйста, ваш номер телефона, Имярек сейчас закончит важный разговор и через двадцать мы соединим его с вами». Оставил с уже также без толку натруженной надеждой. Для приличия прождал час двадцать…

Принцип одного наглухо заколоченного окна.

Хотя, по логике, меня должны были благодарить и всячески споспешествовать моей инициативе - ознакомить общественность с априори интересным конкурсом и общегородским мероприятием в целом. Например, раз уж так считают необходимым, связаться с авторами проектов, ведь все их координаты мне не доступны, и убедиться, что они, по той же логике, должны быть только признательны, потому как их опубликованные идеи становятся их интеллектуальной собственностью.   Но, очевидно, здесь берет верх совсем другая логика.

Не так давно участвовал  в престижном республиканском конкурсе в Могилеве. Не спросив меня, как и других его участников, повезли наши работы по городу, в различные учреждения и организации - в люди. Ведь памятник, по порядочной сути дела,  создается для них. И, как говорится, на века. При этом жюри не то, что не боялось «давления извне», но напротив, стремилось его нейтрализовать общественным мнением. Если это делается грамотно, целенаправленно, с добротным анализом, то нечего здесь бояться торжества некомпетентности и безвкусицы…

Словом, не знаю, не уверен, будет ли что ни будь сказано о работах конкурса в других изданиях, но я, все ж таки, попробую и в таких условиях выполнить свое обещания.

Насколько известно, наибольшие шансы для реализации имеет «конный всадник» и огромный «меч». (Работ сам, как уже известно, не видел, поэтому об их сугубо художественных качествах судить не берусь).

Кого нам представит минский «медный всадник»? По всей видимости - князя Игоря.

Тогда кратка историческая справка и информация к размышлению.

Игорь - князь черниговский. В связях себя порочащих замечен не был. По крайней мере, об этой его летописцы стараются не вспоминать. Потому как знали, что за это может с ними приключится. Ведь характер у Игоря был, видать, вполне «нордический».  За то и погиб он отнюдь не геройским образом - за нестерпимую алчность, самоуверенность и даже наглость. А дело было, согласно летописи, так. Не удовольствовавшись положенной договором данью с древлян, Игорь с небольшой частью дружины вернулся к ним за новою добычей. Древляне, естественно, возмутились вероломному нарушению многолетней традиции, да так, что убили Игоря. Тут же после этого, в отместку, древляне, почитай, пращуры наших Припятьских полешуков были покорены иноземной для них силой.   

Непредвзятый историк даже сможет провести параллель между великокняжеской экспансий Игоря и имперской волей, исполняемой Суворовым. А ему, я думаю, больше памятников на белорусской земле не будет.

Более того Игорь-князь никакого отношения не имеет к Беларуси и Минску, в частности. И «дорогая» нам битва на Немиге происходила более чем через столетие после его позорной гибели.

Тогда в конике, может, будет воплощен другой князь - Всеслав, действительного причастный к исторической битве?

 Историческая справка.

 «В год 6575 (1067). Поднял рать в Полоцке Всеслав, сын Врячислава, и занял город Новгород. Трое же Ярославичей, Изяслав, Святослав, Всеволод, собрав воинов, пошли на Всеслава в сильный мороз. И подошли к Минску, и минчане затворились в городе. Братья же эти взяли Минск и перебили всех мужей, а жен и детей захватили в плен и пошли к Немиге, и Всеслав пошел против них. И встретились противники на Немиге месяца марта в 3-й день; и был снег велик, и пошли друг на друга. И была сеча жестокая, и многие пали в ней, и одолели Изяслав, Святослав, Всеслав же бежал» («Повесть временных лет»).

 Информация к размышлению.

Ничего выдающегося для Минска Всеслав, как оказывается, не совершил, сбежав с поля брани. Если уж ставить памятник Всеславу, упомянутому в «Слове», то в Полоцке, за сохранение самостоятельности которого князь действительно упорно боролся.

«Слово» же дает совсем не лестную характеристику и той битве и самому Всеславу:

…А на речке, братья, на Немиге

Княжью честь в обиду не дают —

День и ночь снопы кладут на риге,

Не снопы, а головы кладут.

Не цепом — мечом своим булатным

В том краю молотит земледел,

И кладет он жизнь на поле ратном,

Веет душу из кровавых тел.

Берега Немиги той проклятой

Почернели от кровавых трав:

Не добром засеял их оратай,

А костями русскими — Всеслав. 

Кстати, где приключилась легендарная битва «на Немизе», как близко-далеко от сожженного и разоренного городища Минска? Та же летопись свидетельствует, что, перебив минчан, пошли полки к Немиге. Значит, легендарная битва «на  Немизе» отнюдь не под Минском была. Более того, достаточно далеко от него, не на один день пути, коль шествие туда от головешек Минска растянулось от «сильного мороза» до «великого снега» в начале марта.

Парадоксален и такой факт, о котором мы даже и не задумываемся - дата основания Минска, что мы торжественно, празднично отмечаем,  есть  дата уничтожения города и полного истребления  минчан. Кто-то скажет, так повелось - с первых летописных упоминаний берется летоисчисление. Тем не менее, сегодня, выйдя на простор национальной идентичности, мы должны быть более чуткими и разборчивыми к историческим событиям, их времени-пространству, а главное их духу. Особенно, если мы увековечиваем их в камне-бронзе, то есть, предполагаем, что они будут доносить правду и тем учить-воспитывать.

…Не к «Слову» будет сказано. Ради интереса, точнее, подтверждения собственных умозаключений, спросил у заведомо грамотных, образованных минчан: с каким историческим событием ассоциируется у них мемориальный знак «Река памяти» и бронзовые робкие и пустынные волны, изображенные на нем. Некто назвал Березину, видимо, под влиянием двухсотлетия разгрома войск Наполеона. Однако когда я уточнил, что это касается Минска, то он примкнул к большинству, указавшему на «Немигу». Каково же было их удивление, когда они узнали, что это образное решение траурного знака в память жертв, погибших при взрыве на станции метро «Октябрьская», победившее на аналогичном конкурсе. Будь то станция «Немига», и то, по-моему, эта совсем другая тема. Впрочем, там уже есть своя траурная «река».

Для подобных конкурсов, на мой взгляд, важно проводить предварительную идейно-художественную концептуальную проработку: что, кто и за какие заслуги предстает к увековечению. А потом уже разрабатывать условие конкурсов и последовательно придерживаться их буквы и духа при определении лучшей художественной находки для их воплощения. При этом не помешает обратиться к независимой, возможно, анонимной экспертизе за рецензией.  

Из условий настоящего конкурса:

«По содержанию и образному решению скульптурная композиция посвящается известному памятнику славянской культуры "Слово о полку Игореве", где нашло отражение историческое событие 1067 года - битва на Немиге, с которой связано первое упоминание о Минске».

Следовательно, предполагался памятник выдающемуся литературно-художественному творению, мировому культурному достоянию. А лейтмотив его глубоко человечен и миролюбив - отчаянный протест  против позорных братоубийственных войн, и алчного насилия, за единение и добронравие. Не оттого ли и князь Игорь терпит в «Слове» жестокое поражение и унизительное пленение. Если уж на то пошло, то главной, достойной уважения героиней «Слова», многозначительным символом служит, конечно же, Ярославна. Хотя, опять-таки «Слово» не о ней.

Все это о том, что у нас есть замечательный шанс сделать памятник  не былому жестокому ратнику и не братоубийственному ристалищу. Ведь  в нем, по современному разумению, не бывает победителей, А здесь на проспекте Победителей…

  Это шанс - создать и гордиться памятником  великому гуманистическому и художественному таланту наших пращуров, который исстари сплачивал, давал возможность выжить благодаря своей светлой поэтичности и бескорыстной доброте. И тем мы можем продемонстрировать не ментальный «бронепоезд на запасном пути», а то, что мы искренне мирные люди. Ведь  если памятник - значит, по традиции, к нему должны возлагать цветы. Может, клятву какую, давать при этом. Не пора ли перековывать буланые «мечи» на орало своим «земледелов»…

В любом случае я и, думается, многие и другие будут признательны всем участникам этого конкурса и просто желающим, имеющим, что сказать на заданную тему, показать свои предложения. Милости просим.

На данный момент у меня есть возможность познакомить наших читателей с одним лишь проектом. О нем без опасливых обиняков поведала молодой дизайнер Анна Кузьмич. Ее творческий коллектив исходил из непосредственного понимания темы конкурса - на памятник выдающемуся, уникальному шедевру славянской письменности и общечеловеческой культуры. Девизом работы взяли строки из «Слова»: «Светлое и тресветлое солнце!» в которых видится и любовь к родному краю, и стремление ко всему светлому, благородному, жизнеутверждающему. В любом случае авторам показалось, что трагизма и ристалищности на этом небольшом, пока еще живописном центральном уголке Минска достаточно - это и «Остров слез», и мемориал жертвах стихийного недоразумения на станции метро «Немига». (Так и хочется сказать со «Слова» - «та проклятая»).

Короче говоря, поэтому и памятник сделали в духе и даже буквально в букве «Слова» - стеклянные, словно колышущиеся на ветру и светящиеся на солнце (вечером - при искусственном освещении) страницы книги с полным оригинальным текстом «Слова». Уникальный музей-читальня под открытым небом. (Почему бы хоть здесь не приобщиться к небольшому по форме, но неувядаемому по поэтической силе, поучительному по содержанию, глубоко символичному на все времена творению). Здесь же графические иллюстрации в летописном стиле. (Сегодня для этого есть впечатляющие лазерные технологии). А еще порхающие, легкие, «нематериальные» страницы могут напоминать лучи мифического солнца, исходящие из сферы в центре, где задумано место для романтических свиданий и всевозможных бесед и мечтаний без оглядки на мрачное прошлое. Пусть его облюбует молодежь с ее светлым оптимизмом и гордостью за свое отнюдь не только боевое прошлое.

…Наконец, уж точно не к «Слову» будет сказано.

Цитирую еле подоспевший к данной публикации итоговый «протокол жюри открытого конкурса на создание скульптурной композиции «Слово о полку Игореве»». (здесь и далее подчеркнуто мною): «По итогам  обсуждения и голосования… определить три работы… для дальнейшей доработки художественного решения скульптурных композиций, посвященных историческому событию 1067 года - битве на Немиге, с которой связано первое упоминание о Минске в памятнике славянской культуры «Слово о полку Игореве»…» Вот, оказывается, откуда «всадники» и «меч» - со сменой условий во время непонятной игры. Пригласили на «музыкальный ринг», а попали на «бой без правил». Подобного я, пожалуй, не припомню. Здесь же и наше знание истории, ибо первое, причем, датированное упоминание Минска (см. выше) нам дает «Повесть временных лет». Иначе говоря, «Слово» вообще остается ни при чем.

Впрочем, это не мешает нам рассуждать о памятнике все ж таки «Слову», которого он, бесспорно заслуживает. Авось…

Читать ]]>блог]]> Игоря Морозова.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 100
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 826
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 597
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...