Вы здесь

Коссовский ансамбль: дорога к осознанию…

Где кончается прошлое и начинается современность?

Где та дорога, та тропа, которая приведет нас в мир одухотворенности, спокойствия, осознания того, ЧЕМ мы владеем?

Остановимся в одном таком месте, где действительно испытываешь чувство гордости, где присутствует своя, особая аура...

Коссово – небольшой город в Ивацевичском районе Брестской области.

Поблизости от него, в так называемом урочище Меречевщина (Mereczowszczyzna), в середине ХIХ в. был возведен величественный дворец в неоготическом стиле. Вокруг него располагался живописный парк – один из крупнейших террасных парков Беларуси.

До настоящего времени сохранились лишь стены этого уникального памятника.

История и хронология. Коссов известен с 1494 г., когда великий князь литовский Александр Ягелончик подарил местечко с прилегающими к нему окрестностями князю Яну Хрептовичу, маршалку литовскому.

В 1510 г. “надание” это было подтверждено королем Жыгмунтом I. В 1570 г. коссовские земли перешли к Сандушкам Каширским, а от них в 1611 г. – Льву Сапеге. Затем их купил Ержи Флемминг, подскарбий великий литовский, и передал по наследству своей дочери Изабелле Чарторыйской.

В 1821 г. Коссов купил у Софьи Чарторыйской Войцех Пусловский, маршалок слонимский. После его смерти (1833) имение было разделено между его пятью сыновьями: Франтишком, Владиславом, Тытушем, Ксаверием и Вандалином.

Войцех Пусловский (1762–1833). Владелец местечка Коссов,
а также ключей Пески, Нивы, Шидловичи, Девятковичи, Меречевщина и др. Был женат на Иозефе, княгине Друцкой-Любецкой. Выстроил и отреставрировал около 60 церквей и костелов. В Коссове основал ковровую фабрику.

Вандалин Пусловский выстраивает в 1838–1843 гг. в Меречевщине великолепный неоготический дворец.

Меречевщина – небольшой фольварок, располагавшийся в 1,5 км на запад от местечка Коссов. В актах 1529 г. упоминается как собственность Хрептовичей. В ХVIII в. владельцем являлся Людвиг Костюшко. В 1746 г. там родился Тадеуш Костюшко, руководитель национального освободительного движения 60-х гг. ХVIII в. После смерти Людвига Костюшко фольварок перешел к его жене, которая продала Меречевщину в 1764 г. Флеммингу, являвшемуся владельцем Коссова. Таким образом, Меречевщина становится неотъемлемой частью Коссовского имения. Имя Тадеуша Костюшко связано с историей Беларуси, Польши, Соединенных Штатов Америки, Австралии, но прежде всего неотделимо от его родительского дома, места, где он родился, – урочища Меречевщина, фольварка на окраине теперешнего города Коссово.

На рубеже ХIХ и ХХ вв. Коссов переходит из рук в руки. Последний его владелец из рода Пусловских Леон в конце ХIХ в. продал имение за 700 тыс. рублей князю Александрову из Москвы. От Александрова оно перешло к княгине Анне Трубецкой, которая в 1898 г. заложила его в Государственном дворянском земельном банке в Петербурге. В том же году имение выкупил принц Константин Петрович Ольденбургский, но уже через четыре года и он заложил его в том же банке.

В конечном итоге Коссовский дворец приобретает ведомство русского царя Николая II. С этого времени здесь размещаются различные учреждения России и Польши.

В годы Первой мировой войны Коссовский замок сильно пострадал. В 1915 г. при отступлении русской армии все его ценности были вывезены за границу.

История дворца в 20–30-е гг. прошлого столетия нашла отражение в документах, хранящихся в фондах Государственного исторического архива Брестской области. В списках имений, составленных в 1921 г., владельцами Коссовского дворца значатся некие братья Жарнекау, а уже в 1929 г. в нем размещалась сельскохозяйственная школа.

В годы Второй мировой войны на территории Коссовского дворца находилась немецкая комендатура, поскольку здесь проходила граница с Восточной Пруссией. Недалеко располагалось гетто.

В 1944 г. при отступлении немцев дворец был сожжен партизанами. За две недели он выгорел полностью.

Историко-искусствоведческий анализ. Сделаем небольшое отступление, с тем чтобы проследить появление и развитие на территории Польши и западных земель Беларуси неоготического стиля.

Первая половина XIX в. привнесла в архитектуру новые течения. А как известно, в переходные периоды зависимость между стилем и жанром особенно велика.

Готические формы в храмовом зодчестве ряда стран Европы сохранили жизнеспособность не только в XVI, но и XVII в. Готику, как правило, сменяет барокко. Нередко они образуют оригинальный сплав, рождая своеобразный феномен – барочную готику (хорошо прослеживается в Чехии и Западной Польше). За барокко нередко следует неоготика.

Как отмечает известный польский ученый, исследователь этого стиля Т. Ярошевский, первые неоготические памятники в Польше появились уже в 60-х гг. ХVIII в., что было вызвано “модой на Англию”, где “готика никогда не исчезала”. В 1812–1870 гг. она достигает в Польше бурного расцвета.

Наиболее яркое выражение неоготический стиль получил в дворцовой архитектуре. На протяжении всего ХIХ, а также в начале ХХ в. дворцы являлись особенно популярным видом польской резиденции наряду с усадьбами и виллами. Основное количество дворцовых ансамблей в неоготическом стиле на территории Польши было построено именно в этот период.

Как правило, дворец представлял собой вытянутую в плане постройку с тяготеющим к горизонтальности объемом, иногда дополненную башней. Т. Ярошевский отмечает два типа дворцов: “регулярный”, т.е. геометрически правильной формы (башня в этом случае – необязательный элемент), и “нерегулярный”, т.е. более свободной формы. Последний тип наиболее многочислен.

Дворец в Коссове относится к “регулярным”, поскольку имеет симметричную композицию. Надо сказать, что этот памятник – яркий пример соединения классических приемов в планировке и композиции с элементами неоготики в архитектурном оформлении. Он был возведен по проекту архитектора Франтишка Ящольда (начало строительства – 1838 г.).

Франтишек Ящольд (1808–1873) – сын Войцеха, архитектора, маляра-декоратора и резчика, состоявшего на службе у Чарторыйских и Замойских. Закончил курсы архитекторов при Варшавском университете.

Еще один значимый объект в неоготическом стиле в Беларуси на территории Брестской области – каплица в д. Закозель Дрогичинского района.

Польский исследователь Ст. Лоза указывает на то, что в строительстве дворца принимал участие Владислав Маркони. Но поскольку Маркони начал свою архитектурную деятельность только в 70-х гг. ХIХ ст., то он мог либо достраивать дворец, либо реконструировать его.

Владислав Маркони (1848–1915) – сын Генрика Маркони, известного польского архитектора. После окончания средней школы в Варшаве учился в студии Императорской Академии изящных искусств в Петербурге, закончил ее в 1874 г., получив степень архитектора III класса.

Аналог Коссовскому дворцу трудно отыскать в польской или белорусской архитектуре. По свидетельству современников, он напоминал знаменитый замок архитектора Шинкеля в Каменьце Зомбковицком (Силезия), возведенный также в 1838 г.

Т. Ярошевский, сравнивая эти два памятника, отмечает, что схожесть их проявляется лишь в симметричности обоих композиций. Что касается декоративного оформления, то обрамление оконных проемов выступающим из кладки стен кирпичем, интерпретация готических форм у обоих авторов различна. Кроме того, учитывая одновременность строительства замков, говорить о какой-либо связи между ними нельзя.

Дворец в Коссове-Меречевщине – одна из красивейших неоготических “регулярных” резиденций, единственный памятник данного типа, сохранившийся на территории Беларуси до настоящего времени. Он был возведен вблизи усадебного дома Тадеуша Костюшко. Следует отметить, что до приобретения фольварка Меречевщина Пусловскими домик Костюшко и двор находились в полуразрушенном состоянии. Но в 1857 г. на средства Вандалина Пусловского дом был отреставрирован и приобрел свой первоначальный вид, приведен в порядок двор.

Таким образом, с этого времени можно говорить о дворцово-парковом ансамбле. Домик Костюшко, который постоянно поддерживался владельцами замка в надлежащем виде, составлял его неотъемлемую часть, придавая ему особую колоритность.

Наполеон Орда (1807–1883) – выдающийся белорусский график, музыкант.
Оставил после себя огромную коллекцию гравюр (более 1000) и акварельных рисунков с видами местечек, усадеб, исторических мест Беларуси, Польши, Литвы.

Центром ансамбля, его ядром являлся замок (дворец), который располагался на небольшом возвышенном плато и был окружен живописным парком, заложенным на основе хвойного лесного массива. Он состоял из трех объемов: центрального (главного) корпуса и двух боковых крыльев, расположенных несколько ниже.

Несмотря на то что дворец построен в неоготическом стиле, в его объемно-
пространственном решении можно увидеть четко прослеживаемое слияние, смешение стилей. И в этом усматриваются тенденции реализации архитектурного замысла не в “чистом” стилевом единстве.

Функционирование эклектики как самостоятельной системы имеет принципиальное значение для наших представлений о ходе развития отечественной архитектуры XIX в. Последовательные смены стилей существуют как идеальная схема. На самом деле сменяющиеся одна за другой фазы не следуют в хронологической последовательности, а как бы накладываются друг на друга.

Подобное смешение стилей произошло в нашем случае, где неоготика проявилась в образе, деталях, форме окон и дверей.

Дворцово-парковое искусство. Выбор места для строительства Коссовского дворца весьма удачен: на небольшой возвышенности, окруженной хвойным массивом и водоемами. Примерно в то же время, когда началось возведение дворца, или чуть позднее перед ним разбили парк (с юго-западной стороны дворца). Польский исследователь датирует его серединой ХIХ в. и называет имена создателей – Елена Потворовская и Войцех Квятковский. До настоящего времени парк не сохранился, хотя на его территории остались некоторые экзоты.

Коссовский парк, отмечает в своей работе “Садово-парковое искусство Белоруссии” А.Т. Федорук, является крупнейшим террасным парком на территории нашей республики. Террасирование как способ обработки рельефов, позволяющий раскрыть наиболее полно композицию парка, пришло на наши западные земли еще во 2-й половине XVI в. из Италии и использовалось до конца ХIХ в. Чаще всего на нескольких уровнях оформлялись в виде нешироких полос речные террасы различной степени крутизны. Дворец или усадьба находились у гребня верхней террасы.

Учитывая, что период формирования ансамбля – 40-е гг. XIX в., можно обозначить стиль партеров и террас как “романтический”, хотя сам дворец выполнен в неоготике.

Дворец и “регулярно-романтический” партер с террасами окружал естественный смешанный лес. Такое соседство способствовало созданию пейзажной части парка, перетекающей в открытый ландшафт с глубокой воздушной перспективой.

Некоторые исследователи, например Г. Цёлек (G. Ciolek), рассматривают Коссовский парк как возврат к итальянскому барокко. Восточный склон холма, на вершине которого находился дворец, был обработан в виде террас, расположенных амфитеатром и усиливающих таким образом величие здания. Перепад между первой и второй террасами достигал 5 м. На них функционировали фонтаны. От подножья второй террасы в сторону города был высажен хвойный лес.

С юго-запада перед дворцом располагался небольшой партер (парадная часть парка), имевший симметрично-осевое построение и регулярную планировку. Он был оформлен декоративными кустами и окружен полукольцевой дорожкой. По оси дворца к партеру вела подъездная дорога. Окружение центральной композиции парка (и партера перед ним) было пейзажным – в нем использовалось около 150 видов различных деревьев. Вьющиеся растения украшали каменные стены здания. По свидетельству старожилов Коссова, парк выглядел весьма живописно: на склонах росли розы, тюльпаны, кусты сирени. Здесь была построена оранжерея, в которой выращивались экзотические растения: виноград, фиги, финики и др.

Украшением парка являлись статуи, выполненные из мрамора и гипса в античном стиле. На одной из фотографий 1930-х гг. изображена статуя Евы в саду.

В северо-восточной части усадьбы на р. Коссовке имелась водная система из двух водоемов, разделенных дамбой и обсаженных белыми плакучими ивами, с большим островом округлой формы. Неподалеку в тени деревьев и в зелени цветочных клумб стоял домик Костюшко.

Весь замок и частично парк были обнесены каменной трехметровой стеной с въездной брамой. В ее композиционном построении, в решении фасадов использованы те же приемы, что и при построении дворца. Можно предполагать, что автором ее проекта также был Ф. Ящольд. Брама состояла из трех объемов: центрального двухъярусного корпуса и двух боковых крыльев. Нижний ярус центральной части брамы представлял собой въездную арку. Верхнее, квадратное в плане помещение, по-видимому, использовалось в качестве смотровой площадки. Боковые крылья, так же как и верхний ярус центральной части, декорированы широким карнизом. Зубцы, венчающие его, оформление оконных проемов и арки кирпичом, выступающим за пределы кладки стен, окна, сделанные в виде витражей, – все эти приемы, как уже отмечалось, присутствуют в декоративном оформлении фасадов дворца.

Коссовский дворцово-парковый ансамбль являет собой один из уникальных примеров синтеза прекрасной архитектуры здания и не менее уникального приспособления существующего и грамотно созданного искусственного ландшафта, который возвеличивает архитектуру. К сожалению, время в значительной степени затронуло внешний облик дворца и изменило территорию парка.

На процессе формирования ландшафта отразились исторические события. Развитие техники сказалось на трассировке дорожечной сети – увеличилась ширина, радиусы поворотов, направление. Отпечаток своей деятельности на ландшафте оставили также различные хозяева территории.

В 1920-е гг. началось активное членение имения на мелкие участки. Урбанизация не обошла местечко Коссов и окрестности. Миграционные процессы увеличили численность населения города и его территорию. Некоторые фольварки перестали существовать. Произошло укрупнение населенных мест. На территории дворца разместили сельскохозяйственную школу, и сразу же активизировались работы по организации водной системы на речке Коссовке с целью создания прудов для разведения рыбы.

После Второй мировой войны территория дворца Пусловских стала собственностью Гослесфонда. В этот период произошло особенно резкое вмешательство в ландшафт. Великолепные террасы с северо-востока и с южной – юго-западной стороны (парковой части) засаживались рядами сосен. Вырубались ценные породы деревьев. Фольварок – место рождения Т. Костюшко – выпахан. Озера обезвожены. Ущерб, причиненный парку во время войны, нарушение режима водной системы, отсутствие должного ухода за насаждениями привели к разрушению многих интересных древесно-кустарниковых композиций.

Вновь внести жизнь в этот ансамбль – это то, чего желает каждый, кто хоть раз увидел такое прекрасное воплощение гармонии. Воссоздать дворцово-парковый ансамбль – значит включить в ландшафтно-средовый образ мемориальную зону (домик Т. Костюшко), дворец Пусловских и окружающий ландшафт, воссоздать и сохранить планировочно-пространственную композицию, сохранить ценные образцы садово-паркового искусства, ландшафта, архитектурных сооружений и малых архитектурных форм.

Естественный ландшафт, сформировавшийся с развитием и ростом местечка Коссов со всеми прилегающими к нему фольварками, способствовал созданию именно здесь, в урочище Меречевщина, столь значительного ансамбля. Самая высокая точка, на которой сооружен дворец-замок, давала возможность обозревать окружающий ландшафт, окинуть взглядом ниспадающие террасы, уютный домик Т. Костюшко с красивыми прудами, а также глубокую перспективу дальнего лесного массива. Мягкий ландшафт способствовал одухотворенности, возвышенности, придавал значимость дворцу.

Ландшафно-пространственная композиция. Анализируя визуальные связи с видовых точек, наиболее характерных для дворцово-паркового ансамбля, определилась визуальная доминанта.

Движение по дороге Ружаны – Коссово – это движение на дворец. Здание словно надвигается на вас своим грандиозным и величественным видом, неожиданным в стилевом решении. Со всех дорог, ведущих в сторону Коссова, видно это великолепное сооружение. Учитывая, что оно расположено на высоте до 18 м от уровня г. Коссова, ландшафт подчинялся ему, создавая организованно-логическое завершение среды, соподчиняясь с террасно-пейзажным парком, плавно перетекающим в окружающий ландшафт.

Объемно-пространственная композиция территории и построение основаны на теории пропорционирования – “золотого сечения” с включением композиционного начала самого здания.

Основной модуль построения паркового ансамбля – это высота здания, две высоты – дополнительный модуль. Главные элементы, вошедшие в композицию, – дворец, три въездные брамы, оранжерея, мемориальная зона (домик Т. Костюшко).

Активное присоединение созданных террас включает в пространственную композицию не только горизонтальный модуль пропорционирования, но и высотный. Узловые точки композиции создают пространственную “ткань-сетку” всего дворцово-паркового ансамбля.

С позиции визуального “комфорта” определилась графически “безопасная” высота окружающего ландшафта.

Сравнивая фотографии 1920-х гг. и современные, видно, как деревья и кустарник “спрятали” здание, сместили видовые точки, закрыли перспективу окружающего пространства.

Более детальный анализ отражен на двух графических схемах:

1. Схема визуального “комфорта” “безопасной” высоты.

На схему территории дворцово-паркового ансамбля наложена дорожная сеть 1920-х годов. При этом отражено состояние парковой территории. Видовые точки расположены на основных артериях-дорогах: Ружаны – Коссово; Коссово – Ружаны; Милейки – Коссово; Рацковичи – Коссово. Существующее состояние древостоя значительно приблизило картинную плоскость, в большой степени закрыв перспективу. То есть весь ансамбль замкнут сам в себе. Высокие сосны, ели, достигающие высоты 20–23 м, создают живой занавес. Террасы не работают. Ландшафт закрыт. Визуальный “комфорт” приравнен к “0”. Визуальная связь и композиционные оси утрачены. Сдвинуть визуальную “кулису” ближе к центру композиции за счет уменьшения высоты древостоя, раскрытия видовых акцентов, создания возможности панорамного восприятия открывающегося ландшафта с террас – вот условие, которое приведет к жизни ландшафт и парковую зону.

2. График высотного “климата” ландшафта. На нем определены визуальные зоны:

– визуально-опасная, при которой нарушена визуально-средовая связь;

– условно-безопасная – “шум”, в которой высота деревьев и кустарника условно допустима. При этом раскрыта видовая перспектива, ландшафт включен в общую композиционную систему;

– безопасная – когда растительность соподчинена ландшафту, композиционной структуре и раскрывает основные принципы построения парковой композиции. Вся структура деревьев, кустарника, цветов – единый организм дворцово-паркового ансамбля.

Каково нынешнее состояние объекта и что можно предпринять?

Инвентаризация выявила мощные элементы сохранившейся структуры:

– верхнюю и нижнюю террасы вдоль склона держали кусты боярышника;

– на верхней террасе сбоку фланкировали кусты сирени – такая композиция была характерна для формирования партерной части террас;

– здесь росли кусты ирги, также свойственные этому периоду садово-паркового формирования. Мощные, старые кусты боярышника подчеркивают ранее существовавшую ограду и дорожку вдоль забора.

В нижней части плато красивые лиственницы также поддерживают пространственную композицию и симметричное построение, выделяют осевое построение ансамбля. Высота деревьев достигает 20–22 м, кустарника – 4–8 м.

Сосновая посадка по террасам по высоте одинакова, что говорит об одновременной посадке и росте.

Мероприятия по восстановлению. Характер построения ландшафтно-пространственной композиции основан на анализе композиционного состояния дворцово-паркового ансамбля. Для взаимосвязи дворцово-парковой и мемориальной зон выполнены мероприятия по раскрытию террас от посаженных сосен – это те визуальные связи, которые должны быть созданы первостепенно.

Воссоздать утраченную планировочную систему и растительный ассортимент в парке без точного анализа, без аналогов и документальных материалов практически невозможно. Чтобы не навредить парковой композиции и с достаточной точностью восстановить прекрасные парковые элементы, при определении проводимых работ и мероприятий мы руководствовались основополагающими принципами сохранения историко-культурного наследия.

Исходя из них, ключевое место в программе занимает блок охраны архитектурных объектов, парка, их реставрации и приспособления к современному использованию. Для обеспечения этой цели и задачи должны быть выполнены следующие мероприятия:

– природоохранные и правовые мероприятия по сохранению и восстановлению дворцово-паркового ансамбля;

– определение и закрепление зон охраны:

  • зона охраны ландшафта – ограничить влияние и видоизменение элементов ландшафта;
  • охранная зона;

– воспроизводство планировочной системы парка;

– визуальная санация ландшафта;

– воссоздание водной системы;

– реставрация и приспособление дворца.

Это дает возможность поэтапно осуществить восстановление дворцово-паркового ансамбля.

Идеология культурно-средового подхода вызвала к жизни вполне пригодное для применения в архитектурно-ландшафтной работе понятие комплексной реставрации (ревалоризации) как целостного процесса, включающего сохранение, реставрацию, консервацию всего дворцово-паркового ансамбля. При этом необходимо восстановить культурные ценности и привести комплекс в сочетание с ландшафтно-визуальным образом, к условиям, обеспечивающим его нормальное существование и функционирование.

Ансамбль – прежде всего средоточие ценнейшего исторического, культурного, архитектурного и градостроительного наследия, но в то же время это часть пространства, выполняющая множество функций жизнедеятельности и подчиненная ландшафтному строю данного места.

На первый план выходит задача выявить, сохранить и “раскрыть” соответствующими архитектурно-планировочными средствами традиционные ценности и характеристики, а также распространить наиболее существенные из них на весь ландшафтный организм, что подчеркивало бы его индивидуальность и своеобразие.

Одним из основных компонентов воссоздания ансамбля является приспособление его под современную функцию. Работы распределены на несколько этапов:

1-й этап – “поднять”, вернуть из небытия мемориальную зону – домик Т. Костюшко и создать музей – выполнен. 23 сентября 2004 г. состоялось открытие дома, и в настоящее время здесь уже принимают туристов из Республики Беларусь и из-за рубежа.

2-й этап – реставрационно-восстановительные работы на дворце и приспособление его под общественно-культурно-туристический центр.

3-й этап – восстановление парка и инфраструктуры.

Выполнена (частично) проектная документация на реставрацию дворца, продолжается разработка проектной документации на приспособление его под общественно-культурно-туристический центр (исполнитель – проектная организация филиал “Брестреставрацияпроект” ОАО “Брестреставрация”).

Работы на объекте начались в 2008 г., с нынешнего года идет реализация 2-го этапа. Исполнитель – ОАО “Брестреставрация” – имеет большой опыт реставрационных работ на объектах историко-культурной ценности на территории Брестской области, Могилева, Несвижа, Мира.

Прежде всего приступили к гидроизоляции фундаментов, расчистке завалов 1940-х гг., которые выполнялись с археологическим сопровождением ведущего археолога ОАО “Брестреставрация” А.А. Башкова. Были обнаружены уникальные находки, что заставило и строителей внимательно и бережно относиться к объекту как к “предмету старины”. Например, существует обычай – он не обошел и наше здание – под угол строящегося дома класть монеты-“обереги”. При производстве работ под подошвой фундамента были обнаружены монеты, которые подтвердили дату строительства дворца – 1838–1843 гг.

Археологические раскопки явились логическим продолжением начатых в 1989 г. исследований и важной составляющей комплексных работ по реставрации дворца на сегодняшний день. Был собран значительный материал, который отражает повседневную жизнь дворца Пусловских в разные периоды его существования.

Археологический сбор содержит богатую нумизматическую коллекцию, в составе которой имеется монетный клад 1-й половины XIХ в. Среди предметов внутреннего интерьера выделяется значительная коллекция поливных и терракотовых изразцов и гипсовой лепнины. На основе идентифицированных клейм на изразцах установили, что поставщиком данной продукции было австрийское предприятие. Важным в реконструкции элементов внутренних сооружений являются находки останков печи и ванны в восточной части центрального корпуса. Особенная конструкция выявилась у топочной в восточном флигеле и останках кирпичных каналов для подогрева пола. Данные материалы позволили понять и реконструировать систему отопления дворца наряду с фиксированными ранее каналами для теплого воздуха в толще самих дворцовых стен (фрагмент этой печи мы сохраним и введем в экспозицию). Кроме того, благодаря находке производственного клейма на печной детали удалось установить одного, а возможно и единственного, поставщика отопительных систем для парового отопления дворца – предприятие в местечке Стапорков (Польша).

Все полученные в ходе археологического изучения материалы могут быть активно использованы в дальнейших реставрационных работах по воссозданию внутреннего интерьера и внешнего облика дворца.

Сегодня работы продолжаются по всему дворцу: и в центральном блоке, и в западном флигеле. Выполняются перекрытия, возводятся внутренние стены и перегородки, усиливаются существующие стены и простенки. С целью соблюдения технологии выполнения реставрационных работ в производстве применяются сухие смеси “Пралеска” на основе извести. Хотелось бы особо отметить сотрудничество с фирмами “Пралеска” и “Caparol” в вопросах отработки методики выполнения санирования стен подвала здания.

На объекте используется также аутентичный кирпич, полученный от разборок, и кирпич реставрационный большеразмерный (140х290х65 мм). Все лекальные детали, воссоздаваемые по фасадам, исполняются методом тески кирпича по месту.

Работы по восточному флигелю входят в фазу отделки. Сделаны все внутренние стены и перегородки, возведена стропильная система, полностью покрыты крыша, пинакли и башня, возведены вентиляционные трубы. В процессе изготовления окна, двери, индивидуальные скобяные изделия. После установки окон начнется внутренняя отделка.

На объекте хорошо организована работа, высококвалифицированный коллектив участка, что позволяет в довольно сжатые сроки качественно проводить реставрационно-восстановительные работы.

Еще много предстоит сделать, просмотреть доступные аналоги, чтобы выполненные интерьеры соответствовали оформлению и декору 40-х гг. XIX в. Представленные здесь фрагменты – лишь первые прикидочные подходы.

P.S. Коссовский ансамбль входит в список приоритетных объектов области и всей страны, в чем можно видеть внимание и заботу руководства Брестской области о еще сохранившихся и несущих в себе историко-культурную ценность зданиях.

Но это достояние выходит за рамки области: оно – достояние республики! Это частица утраченного историко-культурного наследия Беларуси. И проведя работы по ревалоризации, восстановлению дворцово-паркового ансамбля, мы придем к намеченной цели – сохранить и восстановить дворцово-парковое искусство Коссовского дворца, стать преемниками высокой культуры и мастерства создателя такого шедевра.

P.P.S. С дворцом связано много легенд: и о стеклянном перекрытии, в толщине которого плавали чудные рыбы, и о льве, живущем на 2-м этаже, и о подземном ходе шириной в тройку лошадей и высотой в добрую карету от дворца до Ружан… Мое отношение к ним? К легендам надо относиться как к красивым преданиям – и только. Пусть они остаются за границами реальности…

Литература

1. S?ownik geograficzny królewstwa Polskego i innych krajów S?owian´skich. – W-wa, 1883. – T. IY.

2. Balin´ski, M., Lipin´ski, T. Staroz•ytna Polska. – W-wa, 1886. – T. 4.

3. Mar?ak, M. Przewodnik po Polesiu. – Br. n/B., 1935.

4. Aftanazy, R. Materia?y do dziejów Rezidencji. – W-wa, 1986. – T. II.

5. Rouba, N. Przewodnik po Litwe i Bia?ejwesi. – Wilno, 1908.

6. Янчанка, Я.Ф. Замак у Мерачоўшчыне.

7. ГА Брестской области.

8. Jaroszewski, T.S. O sedzibah neogotyckich w Polsce. – W-wa, 1981.

9. Loza, St. Architekti i budowniczowie w Polsce. – W-wa, 1954.

10. Ciolek, G. Ogrody Polskie. – W-wa, 1978.

11. Федорук, А.Т. Садово-парковое искусство Белоруссии. – Мн., 1989.

Использованы материалы архивов: ЦГИА в г. Гродно, ЦГАОР в г. Минске, ЦГИА в г. Вильнюсе; Фундаментальной библиотеки АН в г. Вильнюсе; архива Белорусского реставрационно-проектного института, архива ОАО “Брестреставрация” филиал “Брестреставрацияпроект”.

 

 

 

 

Читайте также
22.04.2004 / просмотров: [totalcount]
Заказчик: Дирекция строящегося метрополитена Проектная организация: ОАО “Минскметропроект” ГАП — В. Телепнев Архитекторы...
23.04.2004 / просмотров: [totalcount]
Любая качественная выставка в той или иной степени отражает ситуацию в отрасли. Экспозиция одного из наиболее успешных международных выставочных...
28.12.2005 / просмотров: [totalcount]
Работа Валерия и Елены Шурухо “Интерьер коттеджа в поселке Валерьяново “Сосновые сны” отмечена 1-й премией на 1-м Минском...