Вы здесь

Шаг к интеграции профессионального сознания в пространство европейских стандартов

Версия для печати

Министерство архитектуры и строительства “с целью интенсификации освоения передовых зарубежных методов и технологий в области организации и управления проектированием, строительством и производством строительных материалов на базе внедрения европейских норм и стандартов, заимствования европейского опыта энергоэффективного строительства и организации работ на строительных площадках, способов экономического регулирования ценообразованием строительной продукции” возобновило проведение краткосрочных стажировок отечественных специалистов в Международном центре новых технологий в строительстве.

В конце сентября – начале октября группа руководителей и ведущих специалистов проектных институтов и организаций Главгосстройэкспертизы изучала тему “Формы, методы и принципы обеспечения требований евронорм и евростандартов при проектировании объектов в Германии. Организация деятельности архитектурно-проектных бюро”. Предлагаем отчет нашего корреспондента, побывавшего в рамках стажировки в рабочей командировке.

В Беларуси запущен механизм перехода на европейский порядок проектирования и строительства. Процесс получил неоднозначное отношение в профессиональной среде. Но движение вперед необходимо, и происходит оно тогда, когда перед людьми ставятся задачи сложнее тех, которые они сегодня решают.

Совершенно очевидно, что модернизация градостроительного и архитектурного проектирования, его адаптация в европейский нормативный контекст – не единовременный акт, а эволюционный процесс, который едва ли завершится приобретением лицензионного программного обеспечения. По всей вероятности, понадобится длительное время для интеграции профессионального сознания в пространство общеевропейских стандартов. Ведь, как известно, труднее и дольше всего меняется психология человека.

Но в целом профессиональному сообществу это на пользу. Очевидно, что современные зарубежные реалии плохо корреспондируются с устоявшимися методами работы на отечественном архитектурно-строительном рынке. Его субъектам придется это признать, а признав, начать оперативно подтягиваться к высокой планке, используя в числе прочих и такой инструмент, как обучение в зарубежных центрах, а лучше всего – совместную работу на своем либо на их поле. Ведь, по сути, белорусский рынок широко открывается для деятельности зарубежных производителей строительной продукции, проектных и строительных услуг.

Сегодня архитектуру и строительство, как, впрочем, и другие виды человеческой деятельности, накрыло волной глобализации. Взаимное сближение профессионального сознания и образование взаимосвязей приобрело общемировые масштабы. Зодчие разных стран завоевывают крупные города силой таланта, а не оружия, и создают в них основную часть проектов. Благодаря распространению практики тендеров и открытых конкурсов на проектирование значимых объектов иностранные архитекторы успешно закрепились в России. Здесь сегодня творят не только звезды архитектуры мирового масштаба, но и крупные проектные бюро со всего мира, а совместные фирмы выпускают интернациональные проектные разработки.

Объяснение этому кроется не столько в экономических причинах, кризисных явлениях или перенасыщенности архитектурных рынков тех или иных стран, сколько в стремлении инвесторов и застройщиков к качественной архитектуре – реализации технически совершенных и экономически выгодных проектов, в которых идеи интереснее, концепции смелее, знание современных технологий и материалов лучше. Преимущество современной западной архитектурной традиции, где стилеобразующими факторами выступают новейшие технологические решения, бесспорно. А роль архитектора гораздо значимее и выше по сравнению с нашей действительностью. И с этим, как говорится, надо что-то делать…

Архитектор в Германии – больше чем архитектор

Оценить достоинства специфики решения архитектурно-строительных проблем по-немецки удалось на первом же объекте в Берлине, который стал отправной точкой программы.

Глава архитектурного бюро Eller + Eller Architekten Эразмус Эллер встретил группу белорусских специалистов в фойе нового здания, соавтором которого является, немецкого исторического музея. Современное крыло музейного комплекса – 4-этажная треугольная пристройка со стеклянной лестничной клеткой в форме спирали – органично примкнуло к одному из красивейших зданий восточной части Берлина, постройке XVII в. в стиле барокко – Цейгхаусу (Арсеналу) на Унтер-ден-Линден вблизи знаменитого Острова музеев. Оба здания образовали единый оригинальный комплекс.

Интересна предыстория его возникновения, в том числе своей нетипичностью для немецкой практики. В свое время федеральный канцлер Хельмут Коль мечтал построить музей немецкой истории в Западной Германии. После объединения встал вопрос о пристройке к зданию Арсенала, где уже находился немецкий исторический музей. Коль пожелал, чтобы новое здание проектировал архитектор, создавший один из символов Парижа, – стеклянную пирамиду во дворе Наполеона в Лувре. Немецкие архитекторы, по словам г-на Эллера, были шокированы тем, что музей немецкой истории будет проектировать иностранец – американец китайского происхождения Йо Минг Пэй, причем без конкурсной борьбы. Обычно в Германии, если объект строится за средства госбюджета, тендеры особенно прозрачны и все фирмы обязаны принимать в них участие. Но решение федерального канцлера возымело силу закона. Стать партнером американского архитектора в реализации проекта было поручено архитектурному бюро Eller + Eller Architekten.

Как рассказал его руководитель, Й.М. Пэй представил только эскизы, что в традициях американской архитектуры. Расчеты и весь объем рабочей документации делали немецкие специалисты. Они до мельчайших деталей прорабатывали каждый уголок, сделали множество образцов различных строительных деталей и конструкций, предварительно их протестировали и руководили стройкой вплоть до сдачи объекта.

Главной задачей в этом проекте было найти такую архитектуру, которая бы гармонично объединила столь разные по стилю сооружения в единый ансамбль и не подойти вплотную к постройке XVII в. Поэтому пристраиваемое крыло выдвинуто несколько вперед и соединено со зданием Арсенала подземным переходом и пологим стеклянным куполом. Треугольная пристройка состоит из 2 частей: монолитного здания для размещения экспозиции и просторного высотой в 4 этажа застекленного холла, который объединяет обе части при помощи различных переходов, платформ и роскошной спиральной лестницы, эффектно выделяющейся на фоне стекла.

– Мы стремились воплотить в этом объекте современную философию, некую внутреннюю связь города и того, что происходит в музее, отражающем его историю, – говорит Эллер. – Обычно музей представляется чем-то камерным и закрытым. Мы пошли от обратного и открыли его наружу: переходы с этажа на этаж, лестничные марши находятся как бы в одном большом пространстве, здесь много воздуха, великолепный обзор. Осматривающий экспозицию человек, переходя с этажа на этаж, немного отвлекается, а потом снова готов воспринимать информацию. И проходящие мимо люди наблюдают движение посетителей, видят, что музей наполнен жизнью…

В новом здании использованы четыре основных материала: стальные конструкции, стекло и объединенные в единое целое теплым медовым оттенком камень (песчаник из Франции) и бетон. В то, что это чистый и без окраски бетон, поверить было трудно. Для того чтобы цвет его стал таким, как у песчаника, использовали крошку этого камня и белый цемент, а добиться однородности цветового решения удалось благодаря применению деревянной опалубки, пропитанной водой и поэтому не оставляющей пятен. Помимо того что поверхность бетона очень хорошо обработана по особой технологии, на ней специальным инструментом воспроизведена структура дерева – американской сосны.

– Правда, строители, – с улыбкой признается архитектор, – поначалу крутили пальцем у виска за моей спиной, но в итоге удалось добиться прекрасного эффекта.

Eller + Eller Architekten – архитектурное бюро с главным офисом в Дюссельдорфе и филиалами в Берлине, Москве, Киеве, Саудовской Аравии общей численностью около 60 человек. Еще в 1993 г., когда главной архитектурной площадкой мира считался Берлин, Эллер основал филиал в Москве, где спроектировал и построил штаб-квартиры Daimler-Chrysler, Metro Cash и Carry, Siemens AG и Henkel AG, жилой и деловой комплекс Международного центра на Кутузовском проспекте Мirax Plaza, элитный жилой квартал Park-City, Каспий Плаза и др., а также объекты в Киеве и Риге.

Эразмус Эллер обратил внимание, что почти 70% всех элементов здания – специальные конструкции. Например, очень сложно было не только рассчитать и сделать стабильным уникальный спиралевидный лестничный марш (вес 7,5 т) с точки зрения статики, но и банально доставить его от производителя. Поэтому сначала его отлили на производстве, затем разрезали на 4 части и уже на месте производили сварку. Что касается остекления, применены 12 разных толщин стекла со специальным покрытием, окна в основном 2-камерные, на крыше 3-камерные, изогнутые стекла и те, что установлены в тоннеле – 4-камерные. Архитекторы долго и упорно добивались одинаковой светопроницаемости и тональности как горизонтальных, так и вертикальных стекол по всей площади. Чтобы получить нужный эффект, в ходе проектирования пробовали разные виды стекла – в общей сложности были сделаны 42 образца по 1 м2 каждый. Кстати, изогнутые стекла большой площади – эксклюзив, никто в мире не брался за этот заказ. И только одна фирма в Финляндии взялась их изготовить, специально для этого построив печь. Но не рискнула дать гарантию безопасности, и тогда, по словам Эллера, он всю ответственность взял на себя. В здании использованы только негорючие материалы, инженерные коммуникации, выполняющие функции жизнеобеспечения, искусно спрятаны. Кроме напольного отопления, тонкие ребристые элементы системы отопления проложены вдоль фасадов и между стеклами, а также по периметру потолка.

Барочный внутренний двор Арсенала накрыт пологим стеклянным куполом, объединившим новое и старое здание. Сейчас под этими сводами в историческом окружении проходят различные мероприятия – приемы, балы, корпоративные праздники. Поскольку для остекления (пролет 40х40 м) не разрешалось использовать никаких колонн, нижних связей и опор, предложена уникальная конструкция, в которой 3600 сварочных швов, тщательно проверенных рентгеном. По признанию архитектора, монтировать ее по разным причинам пришлось трижды. И тем не менее на объекте удалось сэкономить 5% средств, что считается большим достижением.

Работа только над проектом длилась 2 года, проведено было 35 тендеров. На строительство здания с объемными подземными хранилищами ушло 3 года, поскольку велось оно в окружении старинных построек и требовало большой осторожности и ответственности.

– Мы всегда готовы встречаться, обмениваться информацией и, возможно, совместно с вами будем когда-либо строить и в Минске, – отметил Эллер. – В России, где большинство проектов реализовали “под ключ”, многому научились и воспользовались полезным опытом. Но на постсоветском пространстве чаще всего сталкиваемся с вопросом ответственности. Немецкий архитектор уже на фазе эскиза четко представляет, как реализовать свои идеи на строительном объекте, и такое базовое понятие, как коэффициент эффективности, ему знакомо со студенческой скамьи.

Итак, архитектор в Германии не только автор проекта, тщательно просчитывающий, как его инженерно воплотить, но и управляющий стройкой. Он держит все бразды правления в своих руках и руководит ею таким образом, чтобы замысел воплощался качественно и до мельчайших деталей, проект оказался рентабельным, а объект надежным и имеющим все основания им гордиться.

Компетентная архитектура

Компетентная архитектура – девиз небольшого (8 чел.) архитектурного бюро Dr. Will & Partner GbR (Потсдам), а принцип его работы – все из одних рук.

– Набросать красивый эскиз может любой архитектор, – говорит его руководитель д-р Вилл (архитектор и независимый специалист-эксперт по обследованию и выявлению дефектов зданий), – но действительно востребованным он станет лишь тогда, когда будет готов на полное авторское сопровождение проекта и сможет квалифицированно и точно систематизировать все виды работ, которые должны быть выполнены в его рамках. Техническое оснащение, стройматериалы, технологии, словом, все, что необходимо для строительства здания вплоть до сдачи “под ключ”, архитектор должен знать и учитывать. В противном случае строительство может выйти за пределы установленной стоимости, а это риск больше никогда не получить госзаказ.

Действующий в Германии документ о тарифах за услуги архитекторов (Honorarоordnung) – HOAI (версия 2008–2009 гг.) предусматривает выполнение проектировщиком 9 фаз и видов проектных работ и услуг с разбивкой относительной стоимости выполнения работ по каждой фазе:

1. Выбор земельного участка для строительства – получение основных данных (3%).

2. Эскиз образа проекта – предварительный план проекта (7%).

3. Разработка эскизного проекта – план проекта (11%).

4. Получение разрешения на строительство – согласование и утверждение плана (15%).

5. Разработка строительного проекта – план выполнения работ (25%).

6. Организация проведения тендера на строительство (10%).

7. Оценка результатов тендера – участие в сдаче подряда (4%).

8. Надзор за строительством (31%).

9. Разработка исполнительной документации и гарантий обслуживания объекта (2%).

Как прокомментировал глава потсдамского бюро, 2/3 времени уходит не на проектирование. Хотя на практике многие ограничиваются только 1–4 фазами, из которых, “чтобы не платить архитекторам деньги”, порой исключаются и первые две. В этих случаях после согласования проекта на авансцену выходит генподрядчик, который, имея в своем составе проектно-конструкторское бюро, делает рабочие чертежи под собственную технологию производства. Но, как правило, именно в таких ситуациях, иронично заметил д-р Вилл, появляется много работы для экспертов, выявляющих дефекты…

Потсдамское бюро, начиная с первых консультаций, разработки эскизного, а затем детального проекта, включающих техническое оснащение здания, предпочитает ответственность за его реализацию брать на себя, выполняя все стадии создания объекта.

Важнейшей из них является надзор за строительством. В отличие от наших реалий, где авторский надзор с мизерным стоимостным показателем на его ведение как бы и существует, но сводится в большинстве своем к формальному исполнению функций. В Германии данная фаза реализации проекта является наиболее весомой, сопоставимой со стоимостью проектирования. Осуществляя надзор, архитектор, по словам д-ра Вилла, как генералиссимус, следит за тем, чтобы не возникало отклонений от проекта во время строительства, контролирует все сметы и счета, которые выставляет строительная фирма, отвечает за технику безопасности.

Немецкие архитектурные бюро в основном имеют в своем составе только архитекторов и в процессе проектирования тесно сотрудничают с инженерными бюро, конструкторами, специалистами по ландшафтному дизайну. Как утверждают сотрудники дрезденского филиала крупной архитектурной компании Heinle, Wischer und Partner (с отделениями в Берлине, Штутгарте, Кельне, Вроцлаве (Польша) и численностью 260 чел.), гораздо эффективнее привлекать в зависимости от сложности объекта хороших смежников – узких специалистов с постоянным и нередко международным опытом работы в своей области, нежели содержать таких профи в своем составе. Тем более что институт инженерных бюро, причем узкопрофильных и такого же статуса, как архитектурные, в Германии развит очень хорошо.

У нас, для сравнения, инженерных фирм единицы. Архитектурные мастерские, которых значительно больше, основной своей задачей считают создание облика здания. Привлечь же к сотрудничеству узких специалистов из крупных проектных организаций, занятых собственными проектами, очень сложно. Поэтому, по отзывам специалистов, осуществляющих научное и экспертное сопровождение объектов, так много у нас сегодня труднореализуемых на практике, в том числе и из-за “сжатых” сроков выдачи, проектов.

На актуальный для сотрудников проектных организаций вопрос, какому программному обеспечению отдают предпочтение немецкие коллеги, однозначного ответа не последовало: идеальных программ нет, каждая имеет свои плюсы и минусы, а выбор осуществляется в зависимости от выполняемых задач. Так, Eller + Eller Architekten давно используют ArchiCAD. Правда, если бы решение принималось сейчас, то, по мнению главы бюро, приобрели бы АutoCAD. С данным программным продуктом, считая его интернациональным, работает, в частности, компания Heinle, Wischer und Partner. Потсдамское бюро предпочло программное обеспечение Allplan, являющееся, по выражению д-ра Вилла, “мерседесом” среди программ.

На встрече с исполнительным директором Объединения строительной промышленности земли Берлин-Бранденбург г-ном Вунфельдом белорусские специалисты, ознакомившись с его организационной структурой и задачами, тенденциями развития строительного рынка Германии, подробно интересовались системой контроля качества строительства. Эта тема, безусловно, требует отдельного изучения. Потому что, пояснил немецкий коллега, есть различные формы в зависимости от вида строительной деятельности и пр., например страховые общества контролируют безопасность. В конце концов подытожил: “Существуют нормы, гарантирующие качество, и фирма, которая строит объект, обязана обеспечить их соблюдение”.

Входной билет в профессиональный мир

Тема ответственности архитекторов, к профессионализму которых в Германии предъявляются особые требования, звучала на встрече, состоявшейся в палате архитекторов Берлина. Так, заявку на строительство объекта имеет право подать только член палаты, а чтобы получить заветное свидетельство, нужно доказать квалификацию. Обязательными для вступления являются 5-летнее высшее образование и 2 года практического опыта по сопровождению и реализации собственных проектов.

В основном члены палаты – “свободные архитекторы”, т.е. самостоятельные предприниматели, имеющие собственные бюро. Высокопрофессиональные сотрудники этих бюро при соблюдении определенных требований также могут вступить в ее состав и обрести право подавать заявку в муниципалитет на самостоятельное ведение объекта.

Палаты архитекторов существуют в Берлине и в каждой из 16 земель Германии и имеют одинаковую организационную структуру с федеральной палатой, которая защищает интересы архитекторов всей страны.

Профессия считается престижной, на рынке переизбыток архитекторов, и конкуренция среди них очень большая. Поэтому члены палаты строго придерживаются кодекса чести, в котором зафиксированы профессиональные обязанности, четко отрегулированы отношения с заказчиками и коллегами. Палата следит за их соблюдением, а соответствие ее работы законодательству контролируют наблюдательные советы земельных министерств.

Как отмечалось на этой встрече, и с профессиональной, и с юридической точки зрения ответственность на архитекторе в Германии лежит гораздо большая, чем в странах Восточной Европы. Именно он заключает с заказчиком договор, включающий очень большой комплекс работ, и полностью отвечает за его выполнение. Их взаимоотношения строятся на безоговорочном доверии друг к другу. Архитектор не имеет права действовать в интересах фирм-производителей стройматериалов с целью получения вознаграждения. В Германии это невозможно, поэтому и труд его оплачивается достойно, чтобы спокойно работать, надежно и безопасно проектировать. Положение о гонораре четко регламентирует, за какие услуги и сколько архитектор должен получать – по принципу: чем сложнее работа, тем больше оплата.

Частно-государственное партнерство

Уникальность небольшого города Пирна, расположенного в живописной долине Эльбы в Саксонской Швейцарии и известного с 1233 г., – отреставрированный средневековый центр со старинными постройками, сохранившими характер зданий эпохи Возрождения. Рыночная площадь с ратушей выглядит сегодня точно такой, какой ее в 1753 г. изобразил венецианский художник Бернардо Беллото, известный под именем Каналетто. На фасаде ратуши, в которой и сейчас располагается городская администрация, – старинные часы с гербом Пирны, показывающие фазы Луны. Вход в здание свободный, любой житель может прийти сюда со своими предложениями.

– Мы особенно гордимся тем, что за 20 лет великолепно восстановили исторический центр Пирны, – сказал, приветствуя белорусских специалистов в одном из залов ратуши, бургомистр города, – и будем рады, если вам окажется полезным наш опыт. К моменту объединения практически все старинные здания были в плачевном состоянии, а на их месте в социалистические времена планировалось строить панельные дома. К счастью, этого не произошло, главным образом благодаря инициативе горожан, проголосовавших за восстановление и реконструкцию старых зданий и активно содействовавших этому процессу.

В Германии существует законодательная база по сохранению памятников архитектуры. Конечно, санация исторического центра стала возможной благодаря дотациям правительства Германии, земельного правительства, муниципальным средствам. Большую роль сыграли частные инвесторы, которых государство стимулирует к участию в дорогостоящих процессах реконструкции. Апробируются различные модели сотрудничества. К примеру, восстановление бывшей резиденции богемских королей замка Солнечный камень стоимостью 35 млн евро крупная строительная фирма ведет за свой счет. Более того, обязуется поддерживать техническое состояние всего комплекса 25 последующих лет, в течение которых ей будут возвращаться суммы, потраченные на реконструкцию. Фактически город в рассрочку получит отреставрированный исторический объект.

Глава архитектурного бюро Architektengemeinschaft Milde + Moser, рассказывая о программе санации и собственном опыте реконструкции исторических объектов города, особенно подчеркивал, что главная цель, которую они преследовали, – соответствие исторической правде, восстановление не только аутентичного образа, но и хотя бы частичное сохранение конструкций.

В том, как бережно сохранены, укреплены и работают (!) старые детали стропильной системы в городской библиотеке, строительные конструкции в здании ратуши, восстановлены алтарь эпохи Возрождения и роспись купола церкви Св. Марии XVI в., можно было убедиться во время экскурсии по городу. Ее провел вдохновенный знаток истории, энтузиаст реконструкции и всесторонне образованный человек д-р Шмидт.

День стажировки в Пирне завершился посещением жилого микрорайона. Длинные панельные дома, которыми был застроен массив, по словам представителя жилищного объединения, давили и заслоняли пространство. Для того чтобы здесь появился простор, три подъезда в прямом смысле “отрезаются” от здания, а плиты поступают на переработку и используются для устройства подушки при прокладке автобанов. После сноса ландшафтные архитекторы преображают среду обитания, устраивают рекреационные и спортивные площадки. На финансирование этих преобразований 80% средств идет из бюджета земли, 20% направляет жилищное объединение.

Еще один пример выстраивания плодотворного взаимодействия на основе законодательной базы между властью, общественностью и бизнесом в деле сохранения исторического наследия – деревня Хинтерхермсдорф в Саксонской Швейцарии. Здесь с XIX в. сохранились деревянные постройки со старинной, характерной только для этой местности архитектурой. Они мирно сосуществуют с фахверковыми домами, образуя интересный архитектурный облик. Начиная с 1990 г. власти прилагают немало усилий, чтобы население деревни не уменьшалось: выделяют финансовые средства на развитие инфраструктуры, стимулируют частных инвесторов, которые берутся за реконструкцию отдельных сооружений. Важно, что жители активно участвуют в этих процессах, гордятся домами, в которых живут, заботятся о них и берегут. Как следует из немецкого опыта, успешная работа над восстановлением исторических памятников невозможна без привлечения общественности.

….Насколько полезной и применимой к нашим реалиям окажется информация, которую отечественные специалисты получили в ходе зарубежной стажировки, насколько она соответствовала заявленной теме, оценивать им. Несомненно одно: сделан еще один шаг к проникновению профессионального сознания в пространство европейских стандартов.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 098
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 821
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 578
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...