Вы здесь

Машина времени, или Уроки реставрации

Версия для печати

Проектная концепция

 

Предпосылки

Проблемы, связанные с реставрацией Мирского замка, с самого начала представляли крайне запутанный клубок противоречий. В обществе сформировался "запрос" на восстановление объекта "таким, каким он был". При этом каждый проецировал на развалины свое представление о прошлом памятника, предполагая, что его воссоздание никак не должно затронуть романтического вида руин. Исследования же свидетельствовали о многочисленных стилистических наслоениях, следы которых обнажились в самораскрытиях, вызванных разрушениями. Всякое восстановление на любой период привело бы к их утрате. "Продвинутые" ценители призывали руководствоваться наиболее поэтичными фразами международных конвенций, например "…реставрация должна кончаться там, где начинается гипотеза…", так же буквально, как правилами дорожного движения.

илл.1 Схема методического зонирования Мирского замка.

Авт. колл.: О.Ю. Аттас, С.И. Веремейчик, В.В. Калнин, О.А. Трусов. Исполнитель – С.И. Веремейчик. 1980 г.

Для возрождения Мирского замка прежде всего нужна была идея его дальнейшего использования, поиском которой озаботились в основном исследователи и проектировщики-реставраторы. Надо сказать, их деятельность в советский период не была востребована, следовательно, не было и связи их умозаключений с реальностью. Оторванное от практики теоретизирование в условиях извращенной идеологии конца 1970-х гг. вызвало к жизни предложение по приспособлению Мирского замка для размещения… ПТУ реставраторов.

Какой бы ни была идея, с ее появлением началось реальное проектирование реставрации памятника. Было предложено изящное методическое решение всех перечисленных проблем путем разделения объекта на три зоны: возрождения, адаптации и трансформации (илл. 1).

В первой зоне фрагменты замка предполагалось реставрировать на определенные периоды. Помещения во второй – приспособить для организации части учебного процесса (устроить в них мастерские для обучения традиционному ремеслу). Третью зону – наиболее разрушенные к началу реставрации северный дворцовый корпус и примыкающие к нему башни – предполагалось трансформировать в будущее "…как некий зондаж, не тронутый рукой реставратора…". Здесь планировалось разместить многоцелевой зал и музей училища (илл. 2).

илл.2  Образцы решения интерьеров разных зон. Автор – С.И. Веремейчик. 1980 г.

 

 

 

 

 

 

К сожалению, эти оригинальные и перспективные методические разработки не компенсировали порочности самой идеи радикального изменения характера использования Мирского замка по отношению к целям его создания. Первые результаты работ на объекте явно показали полную неприемлемость такого отношения к историко-культурной ценности. К середине 1980-х гг. проектные и реставрационные работы на Мирском замке зашли в тупик (илл. 3, 4).

Аналитический подход

илл.3 Методический тупик – результат неверного решения вопроса приспособления

Официальное изменение в 1986 г. характера дальнейшего использования Мирского замка позволило задаться вопросом: что мы обязаны сделать для выдающейся культурной ценности, вместо того чтобы определять, что можем получить от ее использования? Из всего многообразия проблем "в сухом остатке" выделены три цели:

  • обеспечение безусловной долгосрочной сохранности объекта;
  • обеспечение доступности каждого из его фрагментов для осмотра;
  • обеспечение читаемости объекта (возможности "прочтения" истории его формирования посредством восприятия следов многочисленных стилистических наслоений).
                                                                      илл.4  Практические итоги абстрактного теоретизирования

Цель 1. Обеспечение сохранности (илл. 5)

Во время археологических раскопок на территории Мирского замка в 1977 г. один местный житель, узнав о том, что мы озабочены проблемой сохранения памятника, сразу заявил: "вокруг замка установить опалубку и все забетонировать". При безусловной эффективности такого подхода (в буквальном прочтении главной цели) он исключает всякий смысл предпринимаемых действий.

Формально утерянный смысл можно было бы вернуть, заменив бетон инертным газом и защитив Мирский замок стеклянным куполом. Несбыточность такого решения очевидна – в отличие от еще более фантастичного варианта обеспечения надежной сохранности замка посредством тотальной консервации его руин. В наших природных условиях (в отличие от Средиземноморья, Балкан и Северной Африки) этот метод приемлем только для самоуспокоения, создания иллюзии исполненного долга.

Иллюзорны также цели, которых можно достичь методом временной консервации. Заявления о том, что она позволит дождаться более благоприятных экономических условий и появления более квалифицированных специалистов, – по сути, призыв к дезертирству. Без практики квалификации не прибавится.

Даже романтичная руина в наших широтах – это разлагающийся архитектурный объект. Любование ею сродни удовольствию некрофила. Показателен также и эпитет "романтичный". Романтизм сориентирован на уход от реальности, жертву вплоть до самопожертвования. В целом подобным воспеванием закладывается "программирование на смерть".

Таким образом, обеспечение надежной сохранности Мирского замка возможно только с возвращением его к жизни. Это сопряжено с необходимостью воссоздания утраченных и/или устройства новых конструкций, что в свою очередь требует решения методических вопросов допустимой степени гипотетичности реставрации (воссоздания), введения новых элементов, а также технических проблем функционального использования и инженерного обеспечения объекта.

Цель 2. Обеспечение доступности (илл. 6)

илл.6

Доступность руинированного объекта для осмотра может быть обеспечена и методом бездействия. Время и природные факторы сделают свое дело. Жаль, что смысл осмотра безвозвратно теряется по мере предоставляемых таким образом возможностей.

Если продолжать тему сохранения Мирского замка под куполом, то попытка решения проблемы доступности доводит ситуацию до абсурда. "Отключение" гравитации невозможно.

Доступности объекта для осмотра можно достичь только таким же образом, как и сохранности.

 

Цель 3. Читаемость объекта (илл. 7)                                                                                       илл.7

На каждом из этапов существования облик Мирского замка представлял значительную ценность и как произведение искусства, и как иллюстрация определенной вехи развития материальной культуры Беларуси. В идеале ощутить это можно было бы, воссоздав замок на каждый из периодов существования. Реализация такой идеи на одном-единственном объекте сродни "отключению" гравитации. Недопустимо также выбрать для воссоздания один из этапов, так как это сопряжено с разрушением либо сокрытием следов иных эпох. Ограничиться графическими реконструкциями по сути равносильно тому, как если бы в ресторанах предлагать посетителям одно только меню.

Читаемость Мирского замка зиждется на следах и свидетельствах стилистических наслоений на самом объекте. Их выявление, сохранение, фрагментарная реставрация и воссоздание обеспечивают максимальное раскрытие тех качеств памятника, которые придают ему статус выдающейся универсальной культурной ценности.

При безусловном тяготении к методам выявления и консервации поставленная цель в полной мере может быть достигнута только при их сочетании с реставрацией и фрагментарным воссозданием. Без этой составляющей невозможно ощутить эмоциональное воздействие замка как произведения искусства.

илл.8 Схема комплексного достижения целей реставрационных работ

Итак, все реальные пути достижения каждой из намеченных целей сводятся к возвращению Мирского замка к жизни и поиску разумного, гармоничного сочетания приемов консервации, реставрации, воссоздания сохранившихся и утраченных конструкций, а также введения новых элементов (илл. 8). И радикальным односложным декларациям, сколь бы поэтично они ни звучали, в этом процессе нет места.

Кроме того, сами цели предполагают интуитивно нащупанный ранее принцип зонирования объекта и дифференцированного отношения к его фрагментам в пределах каждой из зон.

Опыт прежних реконструкций

На нынешней отроческой стадии развития реставрационной науки (особенно критики) велик соблазн признать деятельность предыдущих поколений сермяжным прагматизмом, а всякую осмысленную деятельность, относящуюся к культурным ценностям, – амбициозными попытками самореализации, не освященными методическим познанием. А зря. Жизнеспособная методика возрождения нашего наследия без практики, на пустом месте не появится. Не в полной мере подходит нам и копирование опыта Средиземноморья, Балкан и Северной Африки.

К тому же у нас самих место это не пустое (илл. 9). Нынешний этап работ на Мирском замке – не первая, а третья по счету комплексная реконструкция. Первой была перестройка в 1569–1594 гг. недостроенного укрепления в престижную резиденцию, второй – попытка возродить безжизненный со времени Наполеоновской кампании замок. Каждый раз масштаб проблем был не меньшим, чем тот, который выпал на нашу долю.

Как и сейчас, основная задача в обоих случаях – необходимость вдохнуть в реконструируемый объект новую жизнь. Пути решения связанных с ней конкретных вопросов со временем менялись.

В конце XVI в. к оборонительным стенам замка пристроили новый дворец. Его архитектурный облик сформирован по канонам нового стиля – "ренессанс", отличного от самобытной белорусской готики. Тем не менее выразительность первоначального замысла была сохранена и дополнена, а изначальная идея местами завершена. Все это весьма созвучно современным методическим выкладкам о необходимости отличия восприятия и узнаваемости нововведений и дополнений.

При второй попытке возрождения, в 20-е годы прошлого века, к Мирскому замку относились как к бесспорной культурной ценности. Ремесленные приемы восстановления конструкций были доведены до совершенства. Тем не менее их использование для устройства нововведений привело к "размыванию" основы и наслоений предыдущих эпох.

Таким образом, главенствующие методические принципы реставрации Мирского замка, такие как:

  • отношение к объекту как к историко-культурной ценности;
  • изучение ремесленных приемов, примененных при его создании, и их использование при реставрации;
  • автономность дополнений;
  • узнаваемость всех нововведений, позаимствованных из истории развития самого объекта.

Дополнив их общепринятыми требованиями обеспечить отличие восприятия аутентичных фрагментов памятника от всякого рода дополнений, мы получили естественный для замка методически обоснованный концептуальный подход к решению вопросов его возрождения.

Эстетика нововведений

илл.10 Унифицированный подход к дизайну нововведений
Общепринятые требования и принцип узнаваемости нововведений подводят к вопросу об унификации эстетического решения всех вновь вводимых элементов либо их обобщения единым дизайнерским подходом (илл. 10). Использование таких принципов в 1569–1594 гг. выдержало проверку временем. На нынешнем этапе узнаваемость нововведений (при большом их разнообразии) обеспечена применением сечений с фасками (чаще всего спаренных). То, что этот прием созвучен архитектурному декору часовни-усыпальницы Святополк-Мирских, сглаживает нежелательную контрастность и позволяет воспринимать весь комплекс как одно целое.

                           илл.11  Отступления от принципов унифицированного подхода к дизайну нововведений


К сожалению, данный принцип не соблюдается в музейной части замка. По непонятным причинам бывший заказчик (Национальный художественный музей Республики Беларусь) в 2007 г. решил изменить утвержденную Коллегией Министерства культуры научную концепцию и тематико-экспозиционный план музеефикации замкового комплекса "Мир". Время, потраченное на их переработку, было безвозвратно потеряно для проектирования интерьеров и экспозиционной мебели, которая по замыслу должна была стать естественным продолжением архитектурного решения. Проектирование музейной экспозиции было поручено ОО "Белорусский комитет ИКОМОС" (оно же – субподрядчик по проектированию интерьеров музейных помещений и ряда гидротехнических сооружений). Пользуясь особой протекцией заказчика, организация, проигнорировав мнение и задания генпроектировщика, реализовала свой собственный подход к проблеме эстетического решения нововведений (илл. 11.). Принятые таким образом решения можно расценить как результат проектирования "от имени идеи", попытку подняться над временем, над национальными традициями и даже над нормативными требованиями. В итоге появились технократичные формы, не читаемые там, где нужно дополнить композицию, и дисгармонично контрастные, когда их лучше не замечать.

Считать результаты работы нашего поколения вершиной методической мысли всех времен и народов было бы проявлением гордыни. Со временем все, что нами сделано, станет очередным стилистическим наслоением, по которому будут судить о том, чем мы жили в наше время в нашей стране. Стоит ли скрывать это за маской бесплотной идеи? Эстетические решения не должны быть анонимными.


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 9 991
В ряде стран Западной и Центральной Европы формируются природные парки регионального и местного значения, аналогов которым в Беларуси пока нет. Так...
23.07.2003 / просмотров: 5 742
Экотуризм уже завоевал популярность во многих странах мира, хотя что понимать под этим противоречивым понятием, еще до конца не выяснено. Прежде...
23.07.2003 / просмотров: 5 697
Съезд — это всегда событие, определенный рубеж, когда подводятся итоги и намечаются планы. А еще съезд — это творческий праздник, это...