Вы здесь

Духовное и утилитарное в формировании открытых городских пространств

Версия для печати

Мы попытались прибегнуть к одной из уловок, вынуждающих читать тексты статей, а не только просматривать иллюстрации. Возможно, “обратным” изложением результатов наших изысканий мы добьемся желаемого.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. На современном уровне развития цивилизации любое формируемое человеком открытое пространство обладает как утилитарными (функционально-потребительскими), так и духовными (в том числе и визуально-эстетическими) свойствами. В зависимости от типа архитектурно-градостроительного пространства эти две ипостаси сочетаются в разной мере и различными способами, что оказывает существенное влияние на проектную и строительную деятельность, на уровень комфортности городской среды в целом.

2. Исходя из поставленной цели, определены следующие типы открытых городских пространств:

Дифференцированное пространство, где духовные и утилитарные свойства достаточно четко разграничены. В западноевропейской архитектурной и теологической литературе для определения этих типов пространств используют парное понятие “сакрум-профанум”. К этому типу пространств относятся не только открытые внешние пространства культовых и мемориальных комплексов, но и памятные места, объекты историко-культурного наследия. Формирование открытых городских пространств сакрального и символически сакрального типа требует организации специальной адаптационной зоны, позволяющей человеку эмоционально и духовно настроиться на восприятие сакрума. Геометрические параметры главных пространств и адаптационных путей регламентируются в зависимости от назначения пространства, что позволит обеспечить визуальный и психологический комфорт посетителям.

Интегрированное пространство с равномерным распределением, наложением и взаимодополнением функционально-потребительских и визуально-эстетических свойств — центральные городские улицы, площади, жилые дворы и др. Здесь возможны очаговые всплески тех или иных свойств, что подчинено технологии деятельности на отдельных участках пространства.

Перетекающее пространство с постепенным наращиванием одних свойств при убывании или сохранении других. Примером может служить система озеленения города, объединяющая пригородную зеленую зону, лесопарки, городские парки, скверы, бульвары, или коммуникационная городская система, постепенно переходящая от скоростных и обходных дорог к главным городским улицам и пешеходным путям.

Иерархически преобразующиеся пространства — такие крупные градостроительные образования, как город-пригород, где городской центр является сакральным пространством по отношению ко всему городскому организму, а сам город обладает сакральными свойствами по сравнению с его окружением.

3. Каждый тип открытых городских пространств требует разработки своих принципов и методов планирования, проектирования, строительства и эксплуатации. При этом необходим системный подход, т.е. взаимосвязанное рассмотрение всех типов пространств для установления разумных пропорций утилитарного и духовного в каждом.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Эмпирическим материалом для изучения и обобщенного описания важнейших свойств открытых городских пространств явились доступные авторам объекты различных городов. Характерные типы пространств иллюстрированы на примерах города Белостока (Польша).

1. Духовное очищение и возвышение

Наиболее высокодуховным (не в смысле визуального постижения прекрасного, а внутреннего очищения и возвышения человека) следует считать пространство перед храмом. Такие пространства относят к сакральным по сравнению со светским окружением, причисленным к профанным пространствам.
Понятие сакрума исходит из того времени, когда к сакральным относили святые места, которые человек не выбирает, а только открывает для себя (они ему являются в конкретной форме). Затем к символически святым местам стали причислять храмы. В последние годы специалисты, в том числе архитекторы и теологи, признают, что понятие сакрума из внутреннего объема храма и его самой святой части — алтаря распространяется не только на внешнее окружение храмов, но и на наиболее духовно высокие светские пространства — памятные места, мемориальные комплексы, уникальные памятники истории и культуры и др. Сакральный характер открытого пространства, как правило, определяется сооружениями, относящимися к высокой духовной функции.

Выделение человеком духовно значимых пространств в своей среде обитания вполне объяснимо. Принято считать, что человек испытывает постоянную потребность ощущать себя частицей космоса [3]. Находясь под влиянием ностальгии по трансцендентным формам, он в то же время неосознанно стремится найти дорогу к “центру” своей собственной сущности. По мнению теологов [2], и в одном и в другом человек находит успокоение в обращении к Богу, Всемирному Разуму, Светлым силам или еще к кому-то, названия которому нет. Здесь неважно, является человек глубоко религиозным или не считает себя таковым. Сакральные места, пусть даже символически сакральные (рукотворные), помогают людям отойти от повседневной суеты, от тягот жизни и соприкоснуться с вечностью, которая очищает уже тем, что здесь царит мифически-религиозное время [2].
Отсюда следует, что, формируя открытые городские пространства, архитектор обязан осознавать важность и значимость обеспечения разнообразия типов пространств и в первую очередь сохранения сущности сакральных свойств пространств. В силу того что в этих типах открытых пространств высокодуховное достаточно четко отделено от профанного (условно утилитарного), в реальных условиях возникает резкий переход от времени светского к мифическому. Это вызывает определенные трудности в перестройке внутреннего состояния человека. Установлено, что время мифическое может наступить под воздействием каких-либо ритуалов, под влиянием определенным образом организованного пространства, а также одного и другого вместе [3].

При формировании сакральных и символически сакральных пространств часто прибегают к созданию специальной адаптационной зоны — определенного отрезка пути, ведущего к сакральному пространству и самому объекту [1]. На замыкании визуальной оси такого пути может располагаться значимый элемент сакрального объекта или главное сакральное сооружение (входные ворота в ограждении храма или, например, трансформированная звезда перед входом в мемориал “Брестская крепость”). Оборудование адаптационного пути повторяющимися архетипами (колонны, плиты, деревья, мощение) усиливает отвлечение от светской реальности, обеспечивает быстрое погружение в себя [3]. Само сакральное пространство, в пределах которого расположено сакральное сооружение (храм, мемориал, комплекс ценных исторических зданий и др.), должно быть отделено от светского (профанного) пространства оградой, условной границей в виде мощения, зеленых насаждений, охранной зоны и др. [2]. Влияние сакрального объекта зачастую выходит за названные границы. Сакральный центр способен распространить свое влияние на прилегающую зону, формирует вокруг себя сакральное поле, обладающее своим набором кодов. Важными среди них являются форма и цвет [8].

С целью установления критериев оценки оптимальности сложившихся сакральных пространств, выработки рекомендаций для формирования новых следует обратиться к понятиям теории восприятия пространства, которые разработаны архитекторами и психологами.

Оптимальная длина адаптационного пути, по нашим сведениям, не установлена. Минимально необходимый отрезок этого пути зависит не только от начального психического состояния человека, но и от кинестезического ощущения. Так, подъем по ступеням лестницы усиливает адаптационный эффект. Что касается верхнего предела длины адаптационного пути, то здесь целесообразно принять установку психологов, которые утверждают, что чувство утомления от однообразия, т. е. потеря чувства внутренней сосредоточенности из-за информационной недогрузки, может наступить за пределами 60 м пути и достигнет опасного рубежа при длине пути около 90 м [5].

Усиление перехода из светского времени в мифическое, для чего и предназначен адаптационный путь, обеспечивается воздействием на человека самого сакрального объекта (здания, комплекса) или его “предвестника” — элемента, символизирующего предстоящий контакт с сакрумом. Ограниченность функций зрения человека оказывает большое влияние на характер восприятия сакрального объекта или его значительного элемента. Большую роль здесь играет угол зрения визуального воздействия [1, 5, 6]. Примеры описанного типа открытых пространств приведены на фото 1.

 

Тип-1. Пространственная дифференциация духовного и утилитарного.
Определенный эффект в формировании сакрального пространства достигнут в костеле Святого Роха в Белостоке (построен в начале ХХ в.). Несмотря на то что в настоящее время костел с трех сторон окружен городскими улицами с интенсивным движением транспорта, размещение его на возвышенном участке, ограждение участка достаточно высокой стеной с акцентированным аркой главным входом, наличие адаптационного пути в виде длинной и сложной по конфигурации лестницы, а также устремленные ввысь и раскрывающиеся в разных ракурсах архитектурные формы костела — все это оказывает сильное эмоциональное воздействие на человека, подготавливает его к встрече с сакрумом. Адаптационный путь к пространству перед церковью св. Марии-Магдалены (вторая половина XVIII в.) сформирован монотонностью ступеней лестницы и рядами деревьев вдоль нее. Черты сакральности присущи и мемориальным комплексам, что видно на примере памятника защитникам Белостока.

2. Наш двор — наша крепость

Наиболее ярким представителем открытых городских пространств с высоким уровнем интеграции утилитарных и духовных свойств является жилой двор.

Любое дворовое пространство всегда воспринималось и воспринимается его жильцами как “свое”. Но сегодня в архитектурной практике мы сталкиваемся со случаями, когда вынесенная в подзаголовок и несколько измененная формула средневековой Англии реализуется в полной мере. Жилые комплексы-кондоминимумы все чаще “запирают” от посторонних “свое” дворовое пространство. Само “тело” домов превращается в крепостные стены, входы контролируются с помощью кодовых замков либо привратников. Пространство перестает быть транзитным для жителей окружающих домов, но оно ограничивает свободу и самих жильцов дома-крепости, поскольку все богатство антропогенной и природной среды города сжимается до ограниченного объема — микропространства. Визуальные связи с внешним миром резко ограничиваются. Зато жители кондоминимума более спокойны за сохранность элементов благоустройства своих дворов, а это стимулирует к воплощению разнообразных и уникальных решений. Дихотомия “утилитарное — духовное” здесь реализуется через трактовку территории стоянок, гаражей, проездов, хозяйственных площадок как пространства утилитарного. Зато места отдыха, общения, медитации берут на себя функцию духовно обогащенного пространства (фото 2).

 

Тип-2. Пространственная интеграция духовного и утилитарного.
Дворовое пространство кондоминимума в одном из жилых образований Белостока является весьма наглядным примером согласования утилитарных и духовных свойств открытых пространств, хорошо организованных видовых точек, тонко продуманных архитектурно-ландшафтных композиций.

В этих условиях вступает в действие глобальная программа сакрализации, когда средствами предметного и пространственного дизайна создается миниатюрная модель Природы. С ее реками и озерами, мостами и островками, тропами и дорогами, зарослями кустарников, деревьев, цветов, валунами и камерной скульптурой. И в этом случае композиционную идею такого пространства можно сформулировать как идею поэтизации природы, использование ее очищающей роли в жизни человека.

Чередование утилитарных и духовно обогащенных зон позволяет закольцевать внутренние маршруты, запрограммировать смену видовых кадров, наметив остановки с помощью скамеек, ввести зеленые экраны, подчеркивающие ближние и дальние планы, установить беседки, архитектурные детали которых служат рамами для видовых кадров.

Повышение духовности придомового пространства происходит и в том случае, когда создаются зоны занятий для детей разного возраста, причем каждая из них имеет свое дизайнерское решение; когда территория двора превращается в безбарьерную среду для физически ослабленных людей; когда дворовое пространство приобретает цветовое своеобразие. И если архитектору удается одухотворить названными способами среду обитания для своих сограждан — он может считаться счастливым человеком.

3. Возьмемся за руки, друзья!

Характерным приемом распределения в пределах открытых пространств утилитарных и духовных свойств является постепенный переход от преобладания одних к преобладанию других. При этом меняется не только интенсивность, но и значимость ведущих свойств пространств. Этот прием характерен для природно-ландшафтной системы “город-пригород”. Отдаленные от города озелененные территории, выполняющие в основном утилитарно-экологическую и спонтанно рекреационную роль, переходят в пригородные лесопарки, где природно-экологические функции сочетаются с организованной рекреационной деятельностью. Появляются элементы внешнего благоустройства, задуманные композиции зеленых насаждений. Войдя в город озелененными клиньями водно-зеленых образований с парками, садами и бульварами, открытые пространства, не теряя, а преобразуя и расширяя свои функционально-утилитарные свойства, значительно обогащаются визуально-эстетическими характеристиками. Появляются эстетически оригинальные сооружения — альпийские горки, каскады, мостики, различного вида павильоны и др. Система зеленых насаждений в большей мере ориентирована на создание определенных визуальных эффектов. Воссоздание естественно- природных композиций ландшафта преследует одну цель — усладить человека, раскрепостить его, отвлечь от повседневной суеты и забот.

Подобное перераспределение, или перетекание, утилитарных и духовных свойств пространств можно наблюдать и в системе городских путей сообщения. Здесь прослеживается переход от технически оснащенных периферийных транспортных магистралей к пешеходным улицам и площадям в центре города, благоустроенным соответствующим образом с введением разнообразных малых архитектурных форм (фото 3).

 

Тип-3. Перетекающее пространство.
К Белостоку примыкают лесные массивы, которые на границе городской черты представляют собой лесопарки, переходящие в парковые зоны города. Благоустройство территории повышается по мере продвижения к городскому центру. В концептуальной схеме развития города предусматривается объединение пригородных и городских ландшафтно- рекреационных образований в единую систему с различной степенью насыщения духовно-культурными и утилитарными свойствами. В иллюстрациях представлены примеры пригородного пейзажного парка, расположенного вблизи городского центра регулярного классического парка дворца Браницких (ХVIII в.), фрагменты благоустройства и озеленения центра города.

Именно такая связность пространств одного назначения и постепенное изменение интенсивности основных свойств обеспечивают комфортные условия проживания человека в городе при соблюдении требуемого равновесия утилитарного и духовного. Установление количественных и качественных характеристик в системном соотношении этих свойств требует специальных обоснований.

4. Прошлое — дорога в будущее

Особым типом открытых пространств, включающих духовные и утилитарные свойства, являются иерархически соподчиненные пространства, где в зависимости от рассматриваемого уровня определенное пространственное образование может выступать как в роли символически сакрального, так и в роли условно профанного. Так, общегородской центр является высокодуховным пространственным образованием по отношению к территории всего города и в то же время городское поселение несет на себе сакральные свойства по отношению к профанному окружению, обладающему, как правило, гораздо меньшим духовно-культурным потенциалом. В каждом случае пространство выполняет свою роль в формировании функционально полноценной и духовно обогащенной жизненной среды, что требует от ее созидателей четкого представления о необходимой степени концентрации тех или иных функций.

Так, выполнение общегородским центром (в компактном или системном его выражении) генерирующей роли в общественном прогрессе требует создания среды с высокой концентрацией и интеграцией общественных функций, способствующих высокой социальной активности населения. А осознанно разумное размещение на региональном или национальном уровне городских поселений с разным социально-культурным потенциалом обеспечивает устойчивость развития всей системы расселения. Иллюстрация данного типа открытых пространств представлена на фото 4.

 

Тип-4. Иерархически преобразующиеся пространства.
Фотографии центральной и периферийной частей городского пространства Белостока, а также территории на стыке освоенной территории и пригородной зоны наглядно иллюстрируют изменяющийся характер значимости духовных и утилитарных свойств. Сакральность городского центра явно ощутима по сравнению с единообразием утилитарной окраинной застройки, также как и город в целом являет собой социально-духовное начало в системе расселения прилегающего района.

Весьма кратко изложенные представления о системе пространств, обладающих духовными и утилитарными свойствами, грешат, естественно, как и все теоретические обобщения, рядом допущений. Однако нам представляется важным заострить внимание на существовании проблемы в целом, на необходимости формировать открытые пространства в зависимости от их роли в продвижении цивилизации, не забывая при этом, что наша среда обитания неразрывная и целостная. Это мы, архитекторы, разрываем ее на отдельные фрагменты, или объекты проектирования, и иногда не видим того, что находится за пределами этих фрагментов.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Известно, что человечество всегда стремилось не только к утилитарному комфорту, но и к созданию эстетически привлекательной среды обитания. Правда, одна из притч повествует о том, что не всегда человек использовал эти важные свойства формируемого им пространства в единстве. В далеком прошлом люди прятались от опасностей на деревьях и в пещерах и покидали свое укрытие в поисках пропитания. Когда им приходилось уходить далеко, они научились сооружать временные укрытия в виде плоского камня, стоящего на опорах — других камнях. Тогда, как свидетельствует притча, и появилось строительное ремесло. А вот когда человек стал подбирать опоры определенной формы и, возможно, цвета, возникла архитектура как единство пользы, прочности и красоты.

С тех пор человечество добилось значительных успехов в создании функционально и эстетически комфортных пространств. В настоящем мы с уверенностью можем сказать, что каждый объект архитектуры способен освящать и духовно обогащать человеческую деятельность, будь то культовый, мемориальный или спортивный комплекс, парк, городской центр, жилой двор. Способен… Но это не значит, что в реальности так оно и есть. Не будем приводить тривиальные примеры функционально ущербных и эстетически убогих или, напротив, неоправданно перенасыщенных элементами декора фасадов зданий, интерьеров, открытых городских пространств. Важно, что служители ее величеству Архитектуре стремятся к совершенству, проходя через аскетический функционализм или бездумное украшательство.

Нельзя сказать, что архитекторы- практики и ученые не ищут пути уравновешивания таких важных свойств объектов архитектуры, как духовные и утилитарные. Мы же попытались в ином ракурсе посмотреть на эту проблему. Точнее, на системной основе проследить совокупную необходимость и достаточность духовных и утилитарных свойств в разных видах открытых городских пространств, что может стать исходным материалом для последующих более глубоких изысканий. Возможно, это, в конечном счете, позволит подняться еще на одну ступеньку в поиске всеобщей гармонии.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 089
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 793
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 458
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...