Вы здесь

Особенности регулярного градостроительства Приднепровья XVI- XVII вв. (на примере Орши)

Версия для печати

УДК [711.424] (476)

Планировочная организация Орши показывает, что одним из принципов средневекового градостроения была связан­ность с ландшафтными рубежами, попытка избежать ожидаемого от регулярности противопоставления геометриче­ски четкой схемы и холмистого рельефа местности. Эта черта отличает рассматриваемую градостроительную куль­туру от просторных геометризованных планировочных построений классицизма, появившихся в белорусских городах и, в частности, на правобережье Орши, спустя двести лет.

The planning structure of Orsha allows to assert that one of the principles of the medieval town building was connected with landscaped borders, trying to avoid the expected opposition from regular geometrically clear lines and hilly terrain. This feature distinguishes the considered urban planning culture from spacious geometrized planning constructions classicism appeared in Belarusian cities and, in particular, on the right bank of Orsha, after two hundred years.

Введение

Расцвет экономики и культуры, развитие демократических отношений в XV-XVI вв. способствовали градостроительным процессам, связанным с перепланировкой на регулярной ос­нове старых городов или их центров, строительством новых поселений. Система форм, композиционные характеристики этой планировки получили название готических. Вероятно, появление термина обусловилось единовременностью воз­никновения в Европе рассматриваемой пространственной организации города с периодом расцвета готического стиля в архитектуре сооружений [1, с. 98].

Впервые распространение на белорусских землях регуляр­ного средневекового градостроительного мышления отмечено В. Ревеньской, но только в отношении их небольшой северо-за­падной части [2, s. 63-69]. Она излагает общие для различных стран признаки готической планировки: прямоугольный или квадратный рынок с восемью отходящими от углов прямоли­нейными улицами - продолжениями сторон площади; примы­кание двух улиц к углу не всей своей шириной, а лишь частью, для максимального увеличения занятой застройкой стороны площади; размещение ратуши, храмов, торговых лавок и даже жилых зданий в срединной части пространства.

Важным наблюдением В. Ревеньской явилось установле­ние связей между конфессиональностью храма и стереотипом окружающего его городского пространства Православные церкви с планом в виде равноконечного креста размещались посередине площади, либо в застройке улицы. Фасады храма центричной композиции незначительно отличались между со­бой, а при «островном» положении на площади обеспечивалась органично необходимая круговая обозреваемость сооружения. Отказывая местным церквам в признании художественных до­стоинств главного фасада, В. Ревеньска считала это одной из причин их постановки на линии уличной застройки, что не обе­спечивало благоприятного восприятия главного фасада в связи с преобладанием его ракурсного обозрения. В костелах с ка­ноническим планом в форме латинского креста этот фасад ло­гично трактовался как основной носитель средств выразитель­ности, поле для развертывания профессиональных ордерных композиций и скульптурных сюжетов. Это качество и опре­делило размещение храмов в завершение видовых перспектив прямоугольных площадей [2, с. 47-49].

Основная часть

Города с геометризованной средневековой уличной сетью условно можно разделить на три группы. К первой группе относятся поселения, которые ранее обладали нерегулярной структурой эпох Киевской Руси или феодальной раздроблен­ности, но в итоге преобразования ее утратили и приобрели на всей территории новый регулярный план. Во вторую груп­пу следует включить города, получившие готическую схему плана сразу при своей закладке и строительстве по единому, заранее задуманному замыслу.

Выделение второй группы и отнесение к ней поселений предположительно в связи с отсутствием документов. Нет возможности, во-первых, точно установить дату создания ре­гулярной сети, во-вторых, достоверно утверждать о времени возникновения самого населенного места, так как первое упо­минание о нем в летописях еще не говорит о годе его появле­ния, а археологические данные нередко отсутствуют.

Третья группа - города, где реконструкция проведена фраг­ментарно. Была создана геометрически правильная планировка торговой площади и прилегающих отрезков улиц или какой- либо иной зоны поселения, а на остальной территории осталась нерегулярная средневековая уличная сеть [1, с. 100, 102].

Примером реконструкции части городской территории является Орша (Рис.1). Этот город при впадении в Днепр р. Оршицы впервые упоминается в «Повести временных лет» под 1067 г. как «Ръша». В начале 12 в. вошла в состав Витеб­ского княжества, с 1320 г. - в ВКЛ. С 1392 г. центр наместни­чества, с 16 в. - повета. В 1398-1407 гг. по приказу великого князя ВКЛ Витовта возведён Оршанский замок [3, с. 231]. За­мок располагался на месте более древнего укрепления, кото­рое было расширено. У его подножия вместо первоначального выкопан новый ров, окаймлявший территорию площадью 3,1 га. Замок являлся градоформирующим центром, вокруг ко­торого складывались средневековые посады.

По инвентарю 1560 г. на территории замка размещались королевский двор с жилыми и хозяйственными постройками, церковь, 11 домов знатной шляхты и 17 - мещан. По периме­тру замок был укреплён 5 башнями, 4 из них на каменных ос­нованиях. Угловая башня над Днепром имела т выход к реке. В 2003 г. на прилегающей к городищу территории выявили фрагменты кладки из валунов на известковом растворе, ко­торые соотносятся с королевской резиденцией 16 в. [4, с. 239].

Рис. 1. Орша

Город занимал выгодное положение на водном пути по р. Днепр. На протяжении 16 в. Орша неоднократно станови­лась объектом военных действий. На её территории в 1514 г. и 1564 г. происходили крупные сражения между войсками ВКЛ и Московского княжества. В 16-18 вв. здесь основан Кутеин- ский Богоявленский монастырь, Кутеинский Успенский мона­стырь, монастыри бернардинцев (1636 г.), базилианок (1642 г.), доминиканцев (1649 г.), францисканцев, униатский Покров­ский монастырь и др. В 1592 г. создано православное брат­ство. В 1612-1820 гг. действовал иезуитский коллегиум. В 1620 г. город получил магдебургское право и герб. В нач. 1650-х гг. в городе около 5 тыс. жителей После 1-го раздела Речи Поспо- литой (1772 г.) в составе Российской империи, центр провин­ции Могилёвской губ. В 1776 г. город лишён магдебургского права. С 1777 г. центр уезда [5, с. 231].

На клинообразном мысу между левым берегом Оршицы и Днепром сформировалась веерно-дуговая схема улиц, а в Заоршинье наблюдалось сочетание ребристой и перекрестной схем. Заднепровье не было пойменной местностью наподобие ландшафтов в Быхове, Пропойске (Славгороде) и многих дру­гих городах. Наиболее вероятно, что в Заднепровье к XVI в. также появилась жилая посадская застройка, однако тип не­регулярной планировочной структуры неизвестен. Другой гипотезой может служить неосвоенность к этому времени ле­вого берега Днепра.

Очевидно, во второй половине XVI или первой половине XVII в. на левобережье трассированы геометризованные на­правления улиц. Регулярная схема охватила значительную тер­риторию, вытянувшись вдоль Днепра. Главная улица района, сохраняя правильные очертания, в точности следовала парал­лельно береговой линии реки, а регулярные более короткие по­перечные направления трассировались почти перпендикуляр­но берегу. Характер планировки улиц позволяет утверждать, что одним из принципов средневекового градостроения была связанность с ландшафтными рубежами, попытка избежать ожидаемого от регулярности противопоставления геометриче­ски четкой схемы и холмистого рельефа местности. Эта черта отличает рассматриваемую градостроительную культуру от просторных геометризованных планировочных построений классицизма, появившихся в белорусских городах и, в частно­сти, на правобережье Орши, спустя двести лет.

Планиметрическая живописность, отсутствие в данном случае композиционных догм, прослеживаются и в разме­щении и конфигурации двух новых площадей, которые, оче­видно, служили основой общественного центра Заднепровья. Главная, торговая площадь находилась в удалении от реки, на главной коммуникации района. Готический генезис формоо­бразования подтверждается характером примыкания к углам прямоугольной площади пяти улиц. С юго-запада, однако, в виде оси подходит главная магистраль, делящая пополам сто­рону площади, и свидетельствующая о начальном влиянии ренессансных принципов планировки. Типичным средневе­ковым градостроительным приемом, способствующим транс­портному транзиту через торг, было то обстоятельство, что ось главной улицы, пересекающей площадь под углом, со­ставляла прямую линию.

Длинные стороны площади незначительно сближались в северо- восточном направлении. Такой трапециевидной характер абриса может говорить о постановке на северо-вос­точной стороне рынка доминирующего объема храма, уже не существовавшего во второй половине XVIII в. Иллюзорный перспективный эффект, зрительно удлиняющий площадь и увеличивающий масштаб сооружения при восприятии с противоположной стороны, был распространен в градострои­тельстве BKJI и использован, например, в Могилеве. В таком случае доминанта находилась бы на короткой стороне площа­ди, точно напротив выхода на рынок главной улицы.

В отличие от торговой площади замкнутой композиции, прибрежная площадь культовой функции, близкая к прямоу­гольнику, была пространственно открыта длинной стороной к Днепру и комплексам застройки правобережья. Примечатель­но ее создание непосредственно напротив детинца, что отра­жает продуманный, эстетически осознанный подход к форми­рованию структуры города, подчеркивание первоначального планировочного ядра, преемственность древнерусского прин­ципа выявления главного в городском организме. Наподобие торговой площади здесь длинные стороны тоже несколько сходились к короткой стороне, где, в завершении перспективы площади в XVI в. и позднее возвышалась Ильинская церковь. Таким образом, три стороны площади формировались застрой­кой, четвертая ограничивалась кромкой берегового обрыва. Как и в большинстве других случаев, использовано угловое примыкание улиц.

Очевидно, что при всем различии пространственных ком­позиций главной посадской и культовой площадей (замкнутая и открытая) применены единые композиционные приемы, сви­детельствующие об ансамблевом методе формирования город­ской среды. К ним относились: слабо выраженная трапецие­видная форма, нацеленная в торговой площади на иллюзорный эффект возвеличивания сооружения; тенденция создания пла­нировочной оси, отражающаяначальный этап проникновения ренессансной градостроительной культуры; размещение доми­нант на коротких сторонах, вероятное и на торговой площади. Кроме того, если предположить, что в XVI в. северо-западная короткая сторона прибрежной площади была прямолинейным продолжением подводящей улицы (это только частично унас- ледовалось ко второй половине XVIII в.), то становится очевид­ным равенство продольных размеров обеих площадей.

Помимо характерных отличительных свойств средневе­ковой регулярной планировки структура Заднепровья носит другие черты, специфичные для западноевропейского средне­векового градостроения, в том числе нерегулярного. Главная продольная магистраль дополнялась семью поперечными улицами, выводящие к реке. Среди них была основная, трас­сированная через обе площади таким образом, что улица со­впадала с самой короткой стороной площади. При движении по коммуникации перед зрителем последовательно, сначала слева, затем справа открывались внутренние пространства площадей. Разнонаправленность раскрытия создавала эффект композиционного равновесия и разнообразия видовых впе­чатлений. Следует также отметить, что средневековый прием примыкания площади к улице стороной давал возможность не только обеспечить транзитное движение, но и при переме­щении по улице воспринимать пространство площади по его максимальной протяженности, из наиболее эффектных в этом отношении зрительных точек.

Заключение

Проведенное исследование городского поселения позво­лило выявить следующие особенности планировочной орга­низации Заднепровского посада в Орше:

• создание регулярной планировочной структуры за­речного района в виде протяженной главной улицы и системы коротких поперечных направлений;

• линейно-узловой характер структуры общественного центра района, представленного торговой и культо­вой площадями;

• единство планировочных приемов формирования площадей;

• готико-ренессансный асимметричный тип главной площади и системы примыкающих улиц.

Литература

1.  Чантурия, Ю. В. Градостроительное искусство Беларуси второй половины XVI - первой половины XIX в.: Средне­вековое наследие, Ренессанс, барокко, классицизм / Ю. В. Чантурия. -Мтск.. :Бел. наука, 2005. - 375 с.

2.  Rewienska, W. Miasta i miasteczka w polnocno-wschodniej Polsce / W. Rewienska. - Wilno: Drukarnia artystyczne “Grafika”, 1938. - 145 s.

3.  Вялгкае княства Лтоускае: Энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2 / Рэдкал.: Г. П. Пашкоу (гал. рэд.) i mm. - Мтск: БелЭн, 2006. - 792 с. : in.

4.  Регионы Беларуси: Энциклопедия. В 7 т. Т. 2. Витебская обл. В 2 кн. Кн. 2. К - Я / редкол.: Т. В. Белова (гл. ред.) [и др.]. - Минск: Беларус. Энцыкл. iмя П. Броую, 2011. - 640 с.: ил.

5.  Республика Беларусь: Энциклопедия: В 6 т. Т. 5 /Редкол.: Г. П. Пашков и др. - Минск: БелЭн, 2007. - 752 с.: ил.


comments powered by HyperComments
Читайте также
02.09.2003 / просмотров: 14 939
Кажется, что синусоида развития архитектуры, пройдя свою нижнюю точку, медленно начала подниматься вверх. По крайней мере разговоры про кризис в...
02.09.2003 / просмотров: 12 251
Распад СССР, изменение политической системы, падение экономики привели к распаду всей действующей до 1992 г. системы проектирования. Даже Союз...
26.10.2003 / просмотров: 11 710
(статья публикуется по рекомендации члена редакционной коллегии журнала «Архитектура и строительство», д.т.н., профессора Пецольда Т.М...