Вы здесь

Магазин – универсам – кеньон

Версия для печати

Типология торговых зданий за последние годы претерпела значительные изменения. Типологический ряд “лоток – палатка – магазин” растянулся за счет универсама, суперсама, гиперсама. Такая глобализация торговых пространств характерна для большинства стран. С особенностями проектирования торговых зданий в сегодняшних условиях можно ознакомиться на примере израильских кеньонов — комплексов, совмещающих торговые функции с целым рядом социально-культурных.

Дороговизна земли в Израиле и относительная “независимость” потенциальных покупателей от общественного транспорта делают целесообразным размещение торговых центров в удаленных, “дешевых” промышленных зонах или вовсе за пределами городской черты. В то же время достаточно часты случаи, когда строительство кеньона становится мощным импульсом для развития культурно-просветительских и производственно-коммерческих функций жилого района, повышая его привлекательность в глазах жителей.

Для понимания концепции кеньона чрезвычайно важным оказывается следующий аспект: торговый центр этого типа изначально планируется максимально гибким и открытым для рыночной конкуренции. Юридическая и экономическая основа его формирования — тот факт, что заказчики – владельцы, вкладчики – изначально не являются представителями торгового бизнеса, а лишь арендаторами недвижимости. В их интересах любыми способами привлечь в центр как можно больше посетителей. В связи с этим работа архитектора по формированию функциональной программы начинается не с мелочного подсчета количества полок в обувном магазине, а с подбора всех возможных форм времяпрепровождения и досуга, развитой структуры развлечений, обеспечения доступности и безопасности.

Функциональная программа торгового центра данного типа предполагает наличие следующих форм функционального зонирования:
— стоянки, перерастающие в парковочные комплексы;
— система внутренних горизонтальных и вертикальных коммуникаций;
— непосредственные торговые отделы и их коммуникации;
— зоны развлечений и времяпрепровождения;
— система управления и безопасности;
— формы функционального симбиоза.

Внимательное отношение к парковочным комплексам характерно для всех общественных зданий, а для кеньонов – особенно. Малое количество машино-мест по отношению к общему числу посетителей требует от архитекторов поисков новых путей. Это и многоэтажные подземные стоянки, и внешние “этажерки”, зачастую уродующие здания, и устройство стоянок на крыше, получившее в последнее время широкое распространение.

Стремление объединить в одном объеме большое количество разнородных функций приводит к необходимости создания огромных замкнутых внутренних пространств, высоких потолков, грандиозных колонн и порталов, что вступает в противоречие с необходимостью сохранить “человеческий” масштаб пространства. Распластанные и низкие пространства автостоянок со многими въездами и выездами, организация внутренних проездов с множеством дорожных знаков и указателей отнюдь не способствуют возникновению у посетителей чувства уюта и безопасности. С первых шагов на пути от машины до лифта они не могут избавиться от чувства подавленности. Психологи объясняют это состояние наличием двух форм поведения – уличного и интерьерного – и рекомендуют создавать промежуточную, буферную зону. Для внутренней и внешней среды используются различная графика, дизайн, архитектурные детали, подчеркивающие границу. “Уличная” часть среды зачастую обозначается крикливой и вычурной, хотя и очень функциональной суперграфикой. Входное пространство интерьера перед лифтами и спусками эскалаторов, своеобразный пригласительный холл подчеркиваются изысканными конструкциями и дизайном. Пространство перед входом кричит: “Вы еще НЕ ЗДЕСЬ”, а холл нашептывает: “Добро пожаловать”.
Закону человеческого масштаба подчиняется и внутренний дизайн кеньона. В подавляющем большинстве случаев высота этажей не превышает 3–4 метров, любое двух-, трехсветное пространство перекрывается сверху светопрозрачным материалом, создавая иллюзию улицы, природной среды. Этой же цели служат растения, устройство водопадов, родников, бассейнов свободной формы. Очень редко используются традиционные фонтаны, кажущиеся чем-то неестественно механическим.

В том же ключе человеческого масштаба решаются и маршруты внутренних перемещений. Они всегда закольцованы, лишены “вынужденности”, “предрешенности” конечного пункта. Вульгарными и не “чистыми” в архитектурном отношении считаются решения, в которых какой-либо путь ведет к одному, строго ограниченному месту. Даже туалеты размещаются не в конечной точке бокового коридора, а в промежуточном пункте дополнительного пути — из одного закольцованного пространства торгового зала в другое.
В комплексах подобного типа часто используется прием устройства круглых галерей, выходящих в многосветное пространство одной или нескольких внутренних “площадей”. Они притягивают кафе, сцены, места сидений, они выделяются световыми спецэффектами в вечернее время. Здесь сосредоточиваются лифты и эскалаторы, причем все вертикальные коммуникации делаются по возможности абсолютно прозрачными. Чаще всего в таких узлах устраивают выходы, призванные дать человеку ощущение свободы — в любой момент он волен прервать свой путь и покинуть кеньон.

Торговые объекты рассматриваемого типа включают две составные части – торговую и сопутствующую. Торговые зоны формируются как улицы-коридоры, причем ассортимент продаваемых товаров определяется позже, по мере сдачи помещений в наем. Торговые зоны складываются стихийно, как реакция на потребности покупателей, со временем магазины могут перепрофилироваться. Сопутствующая часть, касающаяся привлечения и сервиса клиентов, закрепляется жестко. Достаточно постоянен перечень ее функций: питание, культурное обслуживание, учет потребностей детей. Для питания посетителей выделяется большая зона, где размещаются кафе и закусочные — примерно на 100–300 посадочных мест.

Обилие функций, возможность учета своеобразия места строительства, широкая палитра современных строительных материалов, авторское видение способны органично включить эти здания в архитектурную ткань города, придать им архитектурную значимость.

Гибкая структура торгового центра создает благоприятные условия для экспериментов в области поиска функциональных соотношений с учетом градостроительных реалий. Каждый кеньон в той или иной степени является уникальным сооружением, живо реагирующим на сложившуюся урбанистическую ситуацию и в той или иной степени способствующим ее оптимальному решению, а зачастую создающим новую данность и даже диктующим правила игры.

В качестве примера рассмотрим кеньон Азриели в Тель-Авиве. Расположившись на пересечении важных транспортных магистралей, он является связующим узлом между комплексом высотных офисов, межрегионального транспортного потока между югом и севером Айалон и пассажирских потоков центрального мегаполиса. Кеньон Азриели представляет собой 80-метровое трехуровневое кольцо с расходящимися лучевыми галереями, покрытое стеклянным куполом. Пятиуровневая подземная стоянка имеет въезды как с прилегающих городских проспектов, так и непосредственно со скоростной трассы. Кеньон оборудован пешеходными мостами, связывающими его с железнодорожной станцией, специально построенной как часть комплекса и имеющей выход на второй торговый уровень. Крыша Азриели используется как сад, детский парк и ресторанная терраса.

Кеньон Рамат-Авив является плодом слияния делового и торгового центра. Правда, учитывая расположенность в сердце жилого массива, рядом с кампусом университета, его формы значительно менее претенциозны. Главный фасад углублен относительно красной линии, между тротуаром и входами расположен небольшой сквер с фонтанами и прудами (к слову сказать, утилитарно включенными в систему кондиционирования). Кеньон представляет собой пространство с трехъярусной осью, соединяющее офисную высотку с корпусом ресторанов и кинотеатра. Крыша кеньона Рамат-Авив используется как дополнительная автомобильная стоянка.

В отличие от вышеназванных кеньон Марина в Герцлии представляет собой попытку совместить престижный жилой комплекс со все той же старой и доброй формой торговли. Он завершает городскую ось, организуя противоположным фасадом площадь перед “мариной” – искусственной бухтой для стоянки личных яхт. Интерьер в полной мере отражает триумфальное возвращение китча после спартанского “десятилетия белых стен”, что само по себе крайне увлекательная тенденция, набирающая силу и в общественном, и в жилом, и в офисном дизайне.

Кеньон Раананим в Раанане, вынесенный за город, отличается тем, что он не стоит на транспортных осях, не является попыткой совмещения функций, кроме самых характерных: кинотеатр, боулинг, магазины, рестораны, закусочные, супермаркет, суперфарм. Простые фасады, застенчивые намеки на ранние ростки только пробуждающегося китча. Но даже в таком виде он сыграл значительную роль, дав сильнейший импульс к возрождению промзоны, просто скромным фактом своего непритязательного существования. Во многом благодаря ему Северная промзона стала одной из престижных в стране.

Государство Израиль понемногу превращается в мирового лидера по количеству торговых центров: по данным, полученным в ходе исследования специалистами консалтинговой компании в сфере недвижимости “Чименски, Бен-Шахар и Ко”, оно занимает третье место по площади торговых центров на душу населения. Первое, с приличным отрывом, — у США, второе — у Швеции. Пропорции соотношения торговых площадей в Соединенных Штатах составляют 1,8 м2 на душу населения, в Швеции — 0,32, в Израиле — 0,31 м2. Четвертое место поделили между собой Голландия, Люксембург и Франция с результатом в 0,23 м2 на душу населения.

На сегодняшний день в Израиле действуют 190 торговых центров.
В стране всего около 5,1 млн м2 торговых площадей, из них примерно 2 млн м2 приходятся на торговые центры.


comments powered by HyperComments
Читайте также
02.09.2003 / просмотров: 29 476
Современный уровень строительства требует совершенно новых подходов и технологий, призванных обеспечить конкурентоспособность строительных...
26.10.2003 / просмотров: 6 480
Жюри XI Республиканского смотра-конкурса на лучшее архитектурное произведение (постройка, проект) года РЕШИЛО: 1. Присудить Гран-при (Большая...
26.10.2003 / просмотров: 7 851
Проблема приспособления архитектурной среды к требованиям инвалидов, престарелых, больных, травмированных и других лиц с ограниченными возможностями...