Вы здесь

Немного о пятой стихии

16.09.2005 06:56
Просмотров: 5 175
Версия для печати

Редакция журнала поздравляет Тамару Викторовну с 60-летием и выражает надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

Нам четырех стихий приязненно господство,
Но создал пятую свободный человек...
Не отрицает ли пространства превосходство
Сей целомудренно построенный ковчег?
О. Мандельштам. Адмиралтейство

Созданная Божьим промыслом (не будем в этом сомневаться!) окружающая нас природа включает четыре хорошо известные всем стихии: землю, воздух, огонь и воду. Человеком-творцом, по подобию Божию, создана рукотворная пятая стихия, его ковчег спасения от хаоса неукротимых стихий — архитектура. Важнейшим связующим звеном между природными стихиями и стихией человеческого творчества служит камень. Являясь продуктом свободных стихий, он стал подвластен человеку разумному. В доисторические геологические времена кипящие недра Земли извергли на поверхность раскаленную вулканическую массу, которая, остывая, превратилась в массивы камня так называемых магматических горных пород. В зависимости от способа закалки — на воздухе, под водой или земной корой — магматические горные породы разделяются на эффузивные (порфир, трахит, вулканический туф) и интрузивные (граниты, лабрадориты, габбро) и их разновидности, отличающиеся структурой кристаллов и составом примесей. Миллионы лет на дне морей откладывались кальциты и другие минералы, образуя залежи камня осадочных горных пород (доломитов, известняков, мергелей). Вторичная кристаллизация их создала еще одну группу горных пород — метаморфических (гнейсы, брекчии), среди которых почетное место занимает король строительных материалов — мрамор. Даже весьма схематичная систематизация показывает, как огромен мир камня по сравнению с человеческой цивилизацией.

В рождении и существовании камня важную роль играет еще одна могущественная составляющая — Время. Веками человек изучал природу камня, его практические свойства: фактуру, текстуру, прочность, способы обработки, а также художественные возможности различных пород. При этом в разные культурно-исторические эпохи на первый план выступали различные свойства камня, что отражала степень его покорения воле зодчего. Освоение строительных и художественных его качеств для европейцев началось в глубокой античности, и к нему в равной степени причастны Древняя Греция и Древний Рим. Неслучайно все названия природных камней имеют греческое или итальянское происхождение. Так, например, крылатое латинское изречение “краеугольный камень”, означающее начало и прочную основу чего-либо, является синонимом названия базальта, по-гречески — основного, или пробного, камня. 

Процесс освоения природного камня как строительного материала отчетливо прослеживается в городах Северной Италии, где мне довелось недавно побывать. Расположенные в предгорьях Альп города Паданской равнины богаты камнем различных пород. Сразу же вспоминаются отполированные до блеска тысячами ног гранитные плиты мощения пешеходных лоджий главной улицы Падуи. Патавиум — древнеримское название этого города, основанного, по преданию, в ХIII в. до н.э. мифическим героем Антенором, участником Троянской войны, вместе с Энеем приплывшим к берегам Италии. Эта легенда делает Падую сестрой Вечного города по общим “троянским” истокам. Символом благородного происхождения Падуи является мраморный саркофаг Антенора, правда, по стилистике позднеантичного периода, с угловыми завершениями в виде “ушей” — состыкованных четвертей круга. Саркофаг покоится в открытой квадратной в плане беседке с порфировыми колоннами и конусовидным завершением. Наполеон I, завоевавший или временно освободивший Италию от австрийского господства (во всяком случае итальянцы предпочитают последнее), вывозивший множество древнейших раритетов во Францию, приказал: “гробница Антенора должна остаться нетронутой на своем месте”, как дань уважения героя герою. 

Знаменитая и необычайно богатая коллекция античных каменных плит, урн, скульптуры, ваз собрана в музее-лапидарии, основанном в 1714 г. маркизом Маффеи в Вероне — втором по значимости, после Венеции, городе провинции Венето. Основой его стало древнее этрусское поселение, расположенное на пересечении таких издревле важных транспортных артерий, как перевал Бреннер через Альпы и река Адидже, впадающая в Венецианский залив. С середины I в. до н.э. это поселение вошло в состав Римской империи и было перепланировано по образцу классических древнеримских городов. Благодаря вечной прочности камня Верона и поныне хранит многочисленные следы античной эпохи. На левобережье Адидже, на склоне горы под названием “Петух” (Монте Галло), в правление императора Августа (около 25 г. до н.э.) в Вероне сооружен древнеримский театр, состоящий из полуциркульной кавеи (ступеньчато расположенных зрительских мест, выполненных из вулканического туфа), скены с задником, также выложенным из камня, и орхестры, предназначенной для знатных зрителей. На протяжении веков это сооружение сильно пострадало от землетрясений, наводнений и разного вида жизнедеятельности людей, его место частично занял монастырь св. Иеронима, в котором ныне находится археологический музей.

Наиболее сохранившейся древнеримской постройкой Вероны является второй по величине, после Колизея, амфитеатр, возведенный в I в. н. э. за тогдашними границами более обжитой правобережной части города. Монументальное сооружение состояло из четырех эллиптических колец, образованных разноярусными аркадами, выложенными насухо из крупных мраморных блоков в технике так называемой циклопической, или титанической, кладки. Разные высота и цвет мраморных блоков придавали метрическому ритму аркад благородную живописность. Высота несущих конструкций нарастала от арены амфитеатра к внешнему кольцу, которое имело три яруса аркад. От него сохранилась только незначительная часть, так называемое крыло, потому что в определенные периоды жизни города античное сооружение служило источником стройматериала. Однако эллиптическая кавея амфитеатра с сорока четырьмя рядами, высеченными из мрамора, осталась неприкосновенной. Междуаркадные несущие конструкции выполнены в новой на то время, прочной и недорогой технике: из бутового камня, речной гальки и кирпича, связанных цементом — “опус цементикум”. Арена амфитеатра, название которой носит теперь все сооружение, в разные времена использовалась для разных видов зрелищ: боев гладиаторов, цирковых представлений, турниров, фестивалей, каруселей, боев с быками, для запуска воздушных шаров и пр. С 1913 г., в год 100-летия Джузеппе Верди, веронская арена стала крупнейшим в мире оперным театром под открытым небом.
 В эпоху средневековья сакральное зодчество Вероны и Падуи впитало в себя раннехристианские романо-византийские традиции и способствовало расцвету знаменитого итальянского проторенессанса. Широко известное утверждение, что в искусстве Италии не было готики, лично мной долгое время воспринималось как его недостаток, а проторенессанс — всего лишь как временной интервал, заполняющий некую пустоту. Однако это была эпоха великого Данте, эпоха титанических творческих поисков не только в литературе, но и зодчестве, свидетельство чему — великолепные соборы Дуомо (кафедральный, в честь Девы Марии), Сан Дзено, Сан Анастазия, Сан Фермо Маджоре, Сан Лоренцо и ряд других в Вероне. По архитектонике все они представляют классические трехнефные романские базилики с крестовыми сводами, с безбашенным фасадом и отдельно стоящей башней-колокольней (кампаниле). Однако их отличает своя особая гармония форм и уникальная строительная техника, сочетающая природный камень и кирпич-плинфу. Византийцы, изобретшие обожженный кирпич, создавая искусственный камень, действовали в соответствии с технологией Природы, раскаляя и закаляя глину. В кладке стен проторенессансных веронских соборов три ряда терракотовой плинфы чередуются с равными им по высоте рядами светлых мраморных квадров, создавая колористически ярко выраженную полосатость, выявляя эстетическое взаимодействие природного и искусственного камня. Все отделочные детали, резная облицовка главных фасадов, как правило, выполнены из светлого, почти белого мрамора.

Следует отметить, что в этот же период эстетика полосатой кладки доминирует и в художественном образе древнебелорусских храмов византийского происхождения, где она создавалась сочетанием нескольких выступающих рядов плинфы и “утопленного” ряда, затертого розоватым известковым раствором-“цемянкой”. В витебской Благовещенской церкви XII в. ряды плинфы чередуются с доломитовыми блоками зеленовато-желтого оттенка, а в кладку сакральных памятников гродненского региона в нижней части стен рядами включены разноцветные валуны гранитных пород с отшлифованной фасадной поверхностью.

Кладку из широких рядов сцементированных небольших валунов, выровненных узкими рядами в два кирпича, можно наблюдать в крепостной стене Вероны, относящейся к XIII в. Она завершена кирпичными мерлами, которые иначе называют “гибеллиновыми” зубцами (по имени партии, противостоящей гвельфам в гражданской войне в Италии середины XIII в., описанной Данте в “Божественной комедии”), или “ласточкиными хвостами”. Позднее миланский архитектор Филарете, принимавший участие в строительстве московского кремля, перенес их из Италии в Московскую Русь. Изначально мерлы задумывались как фортификационный элемент. За каждой из них мог спрятаться стоящий лучник, арбалет которого покоился в раструбе “ласточкиного хвоста”. Декоративность этого мотива ставилась на второй план, поэтому боевые галереи с “гибеллиновыми” зубцами часто накрыты двухскатной крышей для защиты от разрушения кирпичной кладки, значительно менее прочной, чем каменная. В эпоху кватроченто (XV в.), когда Верона достигла наивысшего расцвета под управлением династии герцогов делла Скала (Скалигеров), построенный ими новый замок Кастельвеккио уже целиком выложен из красного кирпича, как и кастелло Сфорцеско в Милане. В последнем только круглые башни, в одной из которых жил и работал великий Леонардо да Винчи, возведена из рустованных квадров габбро. 

Чем ближе к новому времени, тем активнее в строительстве роль кирпича. Шедевр проторенессансной архитектуры — собор св. Антония и монастырь францисканцев в Падуе — построен почти полностью из высококачественного кирпича хорошего обжига и прекрасного терракотового цвета. И только обрамления арочных проемов выполнены из белого мрамора, подчеркивающего ритм и гармонию форм. Собор св. Антония Падуанского — уникальная по архитектонике многокупольная базилика, в которой две большие квадратные травеи центрального нефа, крылья трансепта и вима апсиды перекрыты большими полусферическими куполами на мощных световых барабанах. Взметнувшись в небо пятью куполами и пятью островерхими башнями, собор тем не менее покоряет своей пластической собранностью и торжественной монументальностью. В аналогичном, но еще более строгом ключе возведен собор св. Джустины, еще одной небесной покровительницы Падуи. Те же специфические “падуанские” приемы композиции и технологии строительства использованы и в кафедральном соборе, проект которого принадлежит великому Микельанджело. Однако из-за недостака средств он не был полностью реализован. Именно в соборах Падуи впервые широко встречаются сдвоенные плоские арочные ниши с подвесными кронштейнами-“гирьками” в той форме, в какой они получили распространение в знаменитых памятниках белорусской готики: замка в Мире, церквей в Сынковичах и Мурованке, костела в Гнезно, кальвинского сбора в Сморгони, старого замка в Гродно и др.

Венеция — это настоящее чудо, рожденное пятой стихией. Город, который в средние века стал могущественнейшей в Европе морской державой, основан в V в. н.э. племенем венедов, вытесненных сюда из центральной Италии лонгобардами. Процесс строительства города в 4 км от материка, на крошечных островках суши, затопляемой морскими приливами, представляется современному человеку, избалованному благами технического прогресса, великой тайной. Однако в результате титанических усилий здесь была создана уникальная в мировой цивилизации урбанистическая модель, которой может гордиться человеческий гений. Привезенной с материка землей засыпали протоки между островами, сократив их количество до 18. Под возведенные из известковых квадров и мрамора соборы и дворцы были забиты сотни тысяч свай из лиственницы, доставленной из Долмации (историческая область современной Хорватии). Древесина лиственницы, пропитанная соленой морской водой, превратилась в органический материал, подобный камню, который уже не одно столетие поддерживает 2–4-этажные капитальные постройки, несмотря на перепады уровня моря. Невероятное сочетание природных стихий, открытого пространства воды и неба, разделенных живописной полоской фасадов дворцов, украшенных ажурными многоарочными лоджиями, знаменитыми “венецианскими” окнами, фигурными гребнями аттиков, помимо воли напоминает Ковчег, созданный с божественной помощью.

Ядром необычной градостроительной структуры Венеции является площадь Сан Марко, первые исторические сведения про которую относятся к IX в. В течение многих столетий она имела кирпичное мощение “в елочку”, замененное в XVIII в. мощением из серого трахита — прочной эффузивной горной породы, состоящей из полевого шпата с примесью вулканического стекла. Он стойко выдерживает периодические затопления территории площади, когда по ней ходят по специальным мосткам и даже плавают в гондолах. Со стороны лагуны площадь открывают две монументальные античные колонны из монолитного гранита, увенчанные скульптурами св. Федора Тирона (первого небесного покровителя Венеции) и крылатого льва — иконографического атрибута евангелиста Марка, ставшего с VIII в. символом Венеции.

Сердцем Венеции, которое уже почти тысячелетие движет и бережет жизнь города, является собор св. Марка, возведенный в XI в. Для многих именно в нем, несущем мощную сакральную ауру, заключена трансцендентальная притягательная сила “жемчужины Адриатики”. Архитектура собора Сан Марко являет собою грандиозное многоаспектное художественное целое, сочетающее разнообразные строительные традиции Востока и Запада Европы, азиатских и африканских стран Средиземноморья. Сооружение имеет уникальную архитектонику, состоящую из пяти крестово-купольных структур, соединенных в виде равноконечного креста, что выявляет византийский генезис, как и основной строительный материал — плинфа. Близкую архитектонику имеет только собор Святых Апостолов в Салониках VI в., что отражает давнюю культурную и политическую связь Венеции с Балканами. Западную часть собора окружает обходная галерея, перекрытая системой куполов. Главный фасад раскрыт к площади пятью мощными арочными порталами, опоры которых оформлены расположенными в два яруса пучками гранитных колонн. Мотив арочных порталов усиливают позакомарные покрытия верхнего яруса галереи, которым с помощью резного каменного декора приданы килевидные очертания — предтечи знаменитых “кокошников” древнерусских храмов. Хотя основным строительным материалом собора является кирпич, он остался открытым только на барабанах венчающих куполов. Места же, доступные для обозрения человеческим глазом с уровня земли, укрыты спошным ковром мраморной инкрустации и великолепными смальтовыми мозаиками — шедеврами поздневизантийского монументального искусства. Все это придает сооружению необычайную живописность и колористическое богатство.

Разнообразные возможности камня ярко продемонстрированы в соседствующем с собором Сан Марко Дворце дожей. Здесь нижнюю часть здания формируют узорчатые мраморные аркады. Они выполняют конструктивную роль, поддерживая визульно массивную верхнюю часть здания, создавая характерную “обратную” инверсию масс. Среди спокойного ритмичного ряда беломраморных колонн верхней аркады две колонны вдруг выполнены из красного порфировидного мрамора, в чем зашифрована их историческая знаковая функция — между ними некогда выставлялись узники, приговоренные к смертной казни. Сугубо декоративную роль камня подчеркивает ромбовидный рисунок мраморной облицовки верхней части фасадов, как бы изначально отрицая его весомость.
 Эпоха Ренессанса все более свободно трактовала художественные характеристики камня, иногда прямо перенося на него приемы изобразительного искусства. В удивительно грациозном здании школы (Скуола Гранде ди Сан Марко), построенной Пьетро Ломбардо в 1485–1495 гг., зодчий в камне передает иллюзию прямой перспективы — выдающегося открытия художников Возрождения.

Еще один великолепный мраморный цветок расцвел в Венеции на стрелке Большого канала и лагуны по очень печальному поводу — страшной эпидемии чумы, после которой до настоящего времени все гондолы города традиционно окрашены в черный цвет. Церковь Санте Мария делла Салюте (Спасения — то же, что у нас Покрова Богородицы), построенная в 1630–1677 гг. архитектором Балтасаре Лонгена, — одно из лучших произведений итальянского барокко. Монументальное сооружение, хорошо воспринимаемое с разного расстояния, в динамике открытого и закрытого пространств, впечатляет новой гармонией форм, сочетающей брутальность и пластичность.

Помимо мрамора излюбленным материалом итальянских зодчих со времен античности был травертин (известковый туф) — легкая в обработке пористая горная порода светло-серого цвета. Из травертина сооружена великолепная базилика Дуомо в приальпийском городке Комо — родине архитектора Джан Мария Бернардони, сыгравшего выдающуюся роль в становленни архитектуры барокко на наших землях. Возводившаяся на протяженни нескольких столетий базилика впитала целый ряд архитектурных стилей — от романского до зрелого барокко — и, безусловно, оказала влияние на творческое мышление придворного архитектора князей Радзивиллов.

Нет правил без исключения: Италия все же имеет в своем архитектурном наследии несравненный памятник готики — собор Дуомо в Милане, или, как определил его в своей книге “Об архитектуре” А. Буров, “окаменевший дождь”. Строительство Дуомо начато в XIV в., а завершено только в XIX в., но его многочисленные создатели сумели сохранить единство и философию стиля. При его восприятии невольно вспоминаются строки О. Мандельштама, поэта-акмеиста, страстного поклонника архитектуры, даже назвавшего свой лучший сборник “Камень”: “Кружевом камень будь и паутиной стань: неба пустую грудь тонкой иглою рань!” В миланском соборе, одном из самых больших в мире, налицо все признаки акмеизма (от греческого: акме — цветущая сила, наивысшая степень чего-либо) — лес вертикалей, тысячи резных скульптур и островерхих пинаклей, паутина “роз”, арабески мраморного мозаичного пола.
Камень многолик и вечен. История архитектуры только приоткрывает мир его возможностей в руках человека-творца.

 


comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 6 089
Геннадий Штейнман XVIII съезд Белорусского союза архитекторов завершил свою работу. Еще долго мы будем обсуждать его решения, осмысляя свои и чужие...
02.09.2003 / просмотров: 8 793
Центр Хабитат является органом, осуществляющим информационно-аналитическое обеспечение работ Минстройархитектуры по устойчивому развитию населенных...
02.09.2003 / просмотров: 17 458
Беларусь всегда была на передовых позициях в вопросах ценообразования в строительстве в бывшем СССР. Однако еще в конце 1980-х годов, когда страна...