Вы здесь

Участвуйте в конкурсах!

09.12.2013 08:30
Просмотров: 371
Версия для печати

Конкурсы вынуждены проводиться в тех случаях, когда очень нужно получить результаты не просто лучшие, а нужен прорыв, обновление, новый подход, новые идеи в решении тех или иных задач, с перспективой на будущее.

На осмысление чего требуется время, и что нельзя решить в обычном порядке производства, творчества.

Возможность выбора, в этом случае, из очень многих предложений, появившихся в результате напряженной состязательности, даёт возможность найти действительно редкое удачное, опередившее настоящее время.

Но, как ни странно, практика показала, что у нас часто, если не всегда, результатами таких конкурсов оказывается не прогресс, не обновление, не ориентир не будущее, а повторение старого типового, но в перелопаченном виде, с новыми наворотами – тоже старого.

Каждый может вспомнить примеры таких неудачных конкурсов.

Это результат того, что наши правила проведения конкурсов несовершенны, уже давно устарели и не способствуют выявлению передовых тенденций развития архитектуры, не говоря уже о том, что они совершенно не позволяют нашим архитекторам у себя самим участвовать, на практике, в процессе развития мировой архитектуры.

Таким, хорошо запомнившимся и всеми понятным примером конкурса с очень неудачным результатом, был, например, конкурс на эмблему Олимпийских игр 1980 года в Москве.

Тогда решением жюри для Олимпийских игр была выбрана эмблема вялая, неброская, устаревшая ещё даже до начала Олимпиады.

О каком-либо наличии в ней каких-либо черт передового дизайна – вообще не могло быть и речи.

Это было видно всем, кроме жюри, и поэтому в народе эту эмблему сразу же прозвали «варёными макаронами».

И из-за неудачно выбранной эмблемы тогда и не осуществились ожидания от эмблемы, как от удачного бренда Олимпийских игр, способного вдохновить спортсменов, вызвать интерес к Олимпиаде, запомнить Олимпиаду, принести доход, и потом долго и успешно напоминать в будущем об очень важном эмоциональном мировом событии.

Это было 30 лет назад, теперь же, спустя многие годы, жизнь показала, что уже тем более назрела необходимость совершенствования правил проведения конкурсов, особенно в оценке предоставленных работ.

У меня есть конкретные предложения по совершенствованию архитектурных и дизайнерских конкурсов (см. ниже). Не сомневаюсь, что это может резко повысить у нас результативность проведения конкурсов.

Но сначала, чтобы было более понятно  о чем идет речь, полезно рассмотреть подробнее, на конкретном примере, историю с конкурсом на лучшую эмблему Олимпийских игр в Москве 1980-го года, получившуюся растянутой в долгом времени, тем более, что и сам был участником этого процесса – думаю, это будет полезно многим молодым на будущее.

Тогда, в 70-е годы, ещё за несколько лет до открытия Олимпиады, в газетах был объявлен конкурс на лучшую эмблему новых Олимпийских игр.

Я решил тогда принять участие в нем, испытать себя, имея уже некоторый успешный опыт участия в конкурсах. И, одновременно, было интересно для себя, узнать, как меняются постепенно осознания, оценки, знания человека по мере длительной состязательной, свободной без спешки, но интенсивной работы над решением одной проблемы.

Купил потолще альбом для рисования и, когда появлялась  новая идея, делал в альбоме наброски её.  Постепенно стал замечать, что в процессе длительного поиска меняется взгляд, меняется подход, меняется собственная оценка – она становится более беспристрастной.

И то, что сначала уверенно казалось единственно верным и удачным, спустя некоторое время, после появления многих других вариантов, стало выглядеть наивным, несовершенным – на что можно смотреть только со снисходительной усмешкой и  с удивлением – как я раньше  этого не видел!

И, чем больше работал, - тем больше стал видеть в своих эскизах недостатков, которых раньше не замечал.

Удивительно, что первый набросок был похож на эмблему, которая и была впоследствии принята жюри, но с поворотами дугами внизу,  как  на стадионе Хотя на самом деле, это совсем не удивительно: тогда такое чувствовалось во всём, как типовое, для того уровня развития дизайна у нас.

Но ведь надо было уже ориентироваться не на сегодняшнее (тогда) время, а быть соответствующим времени будущей Олимпиады, а ещё лучше – соответствовать и дальнейшему времени. Надо двигаться вперёд.

С самого начала было понятно, что новая эмблема предстоящих Олимпийских игр должна быть с броской новизной, привлекать внимание, быть заметной издалека, быть не запутанной, вызывать, хотя бы отдаленно, чувства энергии, стремления к победе, - как сейчас говорят, «вызывать адреналин».

Это и искал в своих набросках.

У меня к тому времени уже был опыт знания, что чувствует и видит спортсмен, бегущий со всех сил и, неожиданно замечающий, что обходишь третьего, второго, близок уже и первый, и как ревёт стадион, поддерживая тебя, и ты, пытаясь оправдать это доверие, из  последних сил, уже ничего не видя, кроме периодически возникающих фрагментов полос дорожек стадиона перед собой.

Поэтому было ясно, что олимпийская эмблема и должна выглядеть в виде динамичного фрагмента дорожек стадиона, вызывающих стремление мчаться вперед и победить.

 Тогда стало и понятно, что эмблема должна легко копироваться через копирку, легко перерисовываться даже детьми.

К пониманию этого тогда подтолкнуло то обстоятельство, что в те далёкие времена купить фирменную спортивную одежду, какая была только у очень известных спортсменов, было невозможно – она у нас не продавалась вообще.

И мои сыновья – школьники с друзьями тогда просили сделать им трафареты эмблемы известной в мире фирмы спортивной одежды – в виде трилистника, перечеркнутого тремя поперечными полосами-разрезами.

И через эти трафареты разных размеров ребята затем набивали изображения эмблемы масляной краской на свою обычную массовую спортивную одежду, в которой тогда все, в том числе и пенсионеры, ходили дома и на улице, - и дети щеголяли этим, якобы в фирменной одежде, занимаясь в спортивных секциях. Это подтолкнуло и самого к пониманию того, что качественная эмблема играет в жизни гораздо бо̀льшую роль, чем я думал до этого.

Также было и понятно, что эмблема Олимпийских игр должна отображать и место проведения Олимпиады – наиболее привлекательным и запоминающимся для этого мне тогда казался в будущей эмблеме Московский кремль: красная Кремлевская башня со звездой вверху и с фрагментом зубчатой стены.

Самое трудное в этом было: органически соединить в одно целое изображение фрагмента Кремля со стремлением победить в спорте – фрагментом дорожек стадиона, т.е. того, что видит перед собой бегущий спортсмен. И при этом эмблема должна быть простая, легко воспринимаемая, легко запоминающаяся.

И начала вырисовываться эмблема, приблизительно похожая на неравнобедренный треугольник.

Было видно, что олимпийская эмблема получалась удачной: в ней есть все, что нужно – она современна, легко воспринимаема, хорошо различима даже на расстоянии, в ней есть элементы новизны дизайна будущего и нет ничего лишнего, мешающего, нет ничего от избитого типового дизайна.

Отослал и стал ждать – был интересен сам процесс: как от этого может отказаться жюри?

Во всяком случае, при наличии этого моего варианта, выбранная эмблема, по логике, уже не может быть хуже этого предложения – а это значит, что, в любом случае, эмблема Олимпийских игр в моей стране будет достойна предстоящих грандиозных мировых событий.

Самый главный вывод, который я сделал из участия в конкурсе: самая большая помеха в конкурсе – это ты сам со своей зацикленностью на привычном: всё время и рука и сознание так и тянутся к привычным штампам, которые ты сначала  даже не замечаешь. Преодолеть это очень трудно.

… И однажды, будучи в командировке в Минске, совершенно случайно увидел афишу о том, что во Дворце спорта открыта выставка конкурсных предложений эмблемы предстоящих Олимпийских игр. Это было интересно.

Там оказалось много новых свежих предложений.

Но на выставке, как оказалось, моей работы нет. Спросил у администратора.

Она пояснила, что вторая половина конкурсных работ экспонируется в зарубежных странах. Сейчас она находится в Канаде.

И вот, наконец, опубликованы результаты конкурса.

И, к моему крайнему удивлению, увидел , что жюри, выбрало эмблему Олимпийских игр совершенно не броскую, вялую, без новизны, без малейших в ней черт предстоящих жарких спортивных соревнований, без черт энергии, без стремления, совершенно без черт свежего дизайна – устаревшую сразу же ещё до начала Олимпиады, и напоминающую, как точно подметили люди, «вареные  макароны», уложенные, к тому же, с поворотом прямым углом.

Московская Олимпиада быстро завершилась, и её вялая, совершенно невыразительная, безразличная, невзрачная  эмблема, совершенно не проявив себя, как бренд такого важного события, быстро забылась.

… И вот, спустя 15 лет после этой Олимпиады, с удивлением увидел, что мое конкурсное предложение Олимпийской эмблемы можно видеть повсюду, каждый день – даже и сейчас, уже в новом веке: если в новой эмблеме (с1995 года), упомянутой выше очень известной фирмы спортивной одежды, заменить внизу слово на «Москва - 80», а вверху треугольника добавить звёздочку и приставить внизу олимпийские кольца – это и было  моё конкурсное предложение эмблемы Олимпийских игр в Москве.

Она вполне современна и сегодня, спустя уже 33 года.

Но тогда, в конце 70-х, наша, тогда общая страна совершенно бестолково потеряла шанс получить те выгоды, которые мог бы принести, если бы был выбран удачный бренд Олимпийских игр, воплощённый в эмблеме Олимпиады.

Сыграло, вероятно, и недопонимание жюри высококачественной эмблемы в таких случаях.

Это все следствие того, что система оценки конкурсных работ у нас очень несовершенна.

Парадокс состоит в том, что участники конкурса, интенсивно работая в конкурсе, постепенно расширяют свой кругозор, познают последние достижения в мире, уходят вперёд, нащупывают будущее, погружаются в это будущее, живут в этом будущем…

А члены жюри этого конкурса, не совершенствуясь так, как это интенсивно делали конкурсанты, при оценке конкурсных работ опираются только на свой старый багаж знаний «вчерашнего» и даже «позавчерашнего дня».

И даже влиятельный мэтр, сформировавший свой авторский почерк, но не совершенствующий его десятилетиями, конечно же, будет отстаивать только те конкурсные работы, которые похожи на его давно устоявшиеся клише.

И никакого прогресса от такого конкурса быть не может.

А любой, тем более молодой человек, не связанный с давними, устоявшимися штампами, может предложить что-то новое, более удобное, более совершенное.

Даже его неудачное предложение, всё равно будет иметь черты творческого авторского поиска, так как он ещё не знает типовых приёмов, не привык к шаблонному одинаковому.

Поэтому любой человек, который чувствует, что он может привнести не избитое привычное, а свои свежие идеи – обязательно должен участвовать в конкурсах.

Любое участие в конкурсе всегда очень полезно для развития и совершенствования, на будущее.

Но сегодня на твои свежие не типовые решения, сегодняшнее жюри, скорее всего, не обратит внимание.

Поэтому сегодня, как никогда, назрела необходимость усовершенствовать существующие правила проведения конкурсов.

Предлагаю такой вариант: члены жюри должны сами участвовать в параллельном конкурсе между собой – по той же теме.

Они должны до приёма работ конкурсантов представить – запечатанные, под девизом – Общественному совету, не связанному с жюри, эскизы своих идей с рисунками деталей, чтобы был понятен смысл предложения. Решения по их конкурсу принимают голосованием обычные люди, студенты – здесь не опасно, если будет принято неудачное решение: главное, что члены жюри будут заинтересованы показать себя в лучшей стороны, и они вынуждены будут срочно повысить свои современные профессиональные знания, как это делают основные конкурсанты, вынуждены будут изучить свежий мировой опыт.

От этого и само жюри станет лучше понимать конкурсантов, будет ближе к ним.

Вот тогда на конкурсах жюри будет выявлять действительно самые достойные работы, самые передовые предложения. И будет смысл участвовать в конкурсах. Я знал архитекторов, которые категорически не участвовали в наших конкурсах, считая, что новое передовое в них не пройдёт.

Победители параллельного конкурса жюри также должны вознаграждаться, но меньшей суммой, чем основные конкурсанты (т.к. объем предоставленных материалов у них значительно меньший – они представляют только идею), но так, чтобы был живой интерес принимать участие в работе жюри и срочно повышать, в связи с этим, свои знания.

Можно не сомневаться, что такое жюри выбрало бы тогда в70-х совсем другую, достойную Олимпийскую эмблему.

Спустя 30 лет тема конкурса не эмблему Олимпийских игр сегодня снова стала актуальной в связи с предстоящими зимними Олимпийскими играми в Сочи в 2014 году.

Эмблему этих Олимпийских игр можно было увидеть по телевизору на закрытии зимней Олимпиады в Ванкувере.

Это было ужасно – не зря комментатор вынужден был пояснить, что эта эмблема появилась очень непросто, при больших сомнениях и возражениях (что неудивительно).

Вся эмблема Олимпийских игр в Сочи состоит из двух слов «Сочи» на иностранных языках и почему-то в ней  ещё две самые главные, самые большие буквы: «.RU».   

Получилось, что эмблема зимних Олимпийских игр в Сочи имеет вид эмблемы Симпозиума лингвистов в Сочи при Курсах обучения пользованию интернетом - о чем-то ожидаемом спортивном в Сочи в эмблеме нет и намека.(?!)

Можно уверенно сказать, что у предстоящих зимних  Олимпийских игр в Сочи эмблемы все ещё нет.

Ужаснувшись от эмблемы предстоящий зимних Олимпийских игр из двух слов, увиденной на закрытии зимней Олимпиады в Ванкувере, имея уже положительный опыт участия в конкурсе на олимпийскую эмблему ранее, я срочно выслал в Олимпийский комитет вариант эмблемы зимних Олимпийский игр 2014 года, лишённый недостатков эмблемы, состоящей только  из двух слов, и напоминающий, что в Сочи будут спортивные соревнования.

В предложенной эмблеме красная наклонная скользкая поляна, в виде наклонного неравнобедренного почти треугольника со сглаженными углами, в окружении вверху снежных вершин, приглашает спортсменов сразиться в напряженнейших состязаниях.

В этой эмблеме воплощено очень редкое совпадение названия единственного на картах в этом месте населенного пункта – Красная поляна с изображенной на эмблеме наклонной красного цвета условной поляной, на которой должны развернуться Олимпийские соревнования.

И тогда «Красная поляна» стала бы очень удачным брендом сочинской Олимпиады, что способствовало бы популяризации Олимпийских игр 2014 года. (Духи “Красная поляна” так же,как и лосьоны, шампуни, конфеты... - хорошо звучит).

Эта эмблема выразительна, понятна, хорошо заметна издалека, легко запоминается – в ней есть всё, что нужно и нет ничего лишнего.

От такой эмблемы невозможно отказаться, невозможно придумать причины отказа: ведь не станешь же отрицать, что эта эмблема выразительна и она будет способствовать новым спортивным достижениям, не станешь же отрицать, что это может стать удачным брендом Олимпиады?…

Неужели и на этот раз, спустя уже 30 лет, снова «наступят на те же грабли»: и опять эмблема Олимпийских игр будет неудачной, вялой, невыразительной  и, в связи с этим, опять не будет достойного олимпийского бренда, и, в связи с этим, опять упустят возможность возмещать с помощью этого затраты?

Сейчас неудача эмблемы Олимпийских игр в Сочи оказалась связанной и с неудачей олимпийского талисмана. Почему-то настойчиво предлагалось (писали «Известия») выбрать в качестве талисмана медведя, который спит во время всей Олимпиады и никак не может способствовать спортивным достижениям, и своим сном расслабляющий спортсменов.

В городе Сочи был проведён свой конкурс, где талисманом был выбран дельфин, стоящий на лыжах, с лыжными палками.

Я написал в Олимпийский комитет: «… Дельфин на лыжах – это то же самое, что и дельфин на лошади – так же нелепо, неуклюже и скользко. Если спортсмен во время соревнований увидит или вспомнит такой олимпийский талисман, он впадёт в ступор и у него нарушится координация движений.Другое дело дельфин на льду без коньков и лыж: это естественно, стремительно, энергично». Приложил рисунки: дельфин на трассе бобслея (без саней) и радостный дельфин скользит стремительно по крутому склону – это было бы на Олимпиаде вполне к месту, как элементы праздника.

Выслал рисунок  своего предложения и по талисману: это то, что вдохновляет, то, что знают сочинцы и приезжие, то, чем гордится Краснодарский край и чему завидует весь мир. Посмотрим, что будет.

Ходят слухи, что олимпийским талисманом может стать старый Чебурашка с очень большими ушами, тогда вообще станет, как говорят, «туши свет» - ведь Олимпийские игры, это не соревнования глухих!

Участвуйте в конкурсах! – любое участие, если оно направлено на прогресс, совершенствует участника, развивает его. Это интересно.

Неважно, что ещё сегодня твои предложения совершенно не замечает жюри, но не исключено, что в будущем, как более опытный и более знающий, ты сам обязательно будешь в составе компетентного, сформированного по новым правилам  жюри, и своими решениями принесёшь пользу людям, стране. 

 

Арнольд Михальчук


comments powered by HyperComments
Читайте также
02.05.2007 / просмотров: 11 791
Генпроектировщик – РУП “Институт “Белгоспроект” Генподрядчик – ОАО “Минскпромстрой” Заказчик – КУП...
11.01.2010 / просмотров: 2 991
Власти Рио-де-Жанейро принялись за подготовку города к предстоящим  спортивным событиям: в 2014 г. в Бразилии пройдет Чемпионат мира по футболу...
21.07.2011 / просмотров: 788
Для организации Олимпийских Игр нужны не только стадионы и прочие площадки для проведения спортивных состязаний, но и множество других...